понедельник, 16 июля 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему Лондонский суд дает шанс для экспроприации Коломойского Не возникает сомнений, что в Украине решение Высокого Суда Англии арестовать активы Игоря Коломойского будет прочитано по-особому

Высокий Суд Англии принял решение арестовать активы Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова по иску национализированного ПриватБанка. В соответствии с изданным судебным приказом, должен быть проведен арест активов, включая шесть компаний, прямо и/или опосредованно принадлежащих указанным бенефициарам. Речь идет именно о всемирном аресте, то есть чисто теоретически могут быть заблокированы любые «авуары» данных физических лиц, во всяком случае, в странах, которые признают решения Лондонского суда. Украина, кстати, признает, пишет Алексей Кущ для Деловой столицы.

Как явствует из той информации, которая поступила в открытый доступ, Приват обвиняет бывших владельцев в незаконном выводе из банка примерно $2 млрд.

С учетом начисленных процентов, данная сумма составила на момент подачи иска $2,5 млрд.

Уже в ближайшее время, данное событие может получить эффект разорвавшейся бомбы и существенно повлиять на расстановку сил в украинском политическом «террариуме». Сдует ли при этом хрупкий «карточный домик», выстроенный нашей политической элитой в последние годы, покажет время. В любом случае, олигархи очень не любят, когда им наступают «на любимый, на мозоль» или бьют острым носком в «мягкое подбрюшье». А именно в этом «месте» находятся принадлежащие им титулы собственности.

Хотя само решение не стоит переоценивать, ни с точки зрения, конечного результата, ни в плане того, что оно каким-либо образом повлияет на жизнь простого украинца. Ведь, если кто-то услышав «благую весть» об аресте активов двух олигархов, возомнил, что уже завтра это добро будут делить под новогодней елкой на Софиевской, в стиле известного Попандопуло («это мне, это снова мне, это обратно мне), то он глубоко ошибается. Пока речь идет лишь о судебной обеспечительной мере, которая должна защитить имущественные права истца.

Согласно распространенной международной практике, сторона, которая подала иск, может потребовать в качестве обеспечения своих интересов, наложить арест на имущество ответчика на весь срок рассмотрения дела в суде.

Чем и не преминул воспользоваться государственный ПриватБанк, точнее юридическая фирма Hogan Lovells, которая предоставила в суд перечень активов, которые стоит арестовать. Можем быть уверенны: перечень составлен весьма грамотно, ведь над ним корпели практически все ключевые регулятивные органы нашей страны, которые хранят под «спудом» информацию на каждого украинца, который вышел за один «лям». А здесь фигурируют, уже не «лямы», а «ярды», так что тут и сам «Мидас» велел…

Кстати о компании, представляющей интересы государственного ПриватБанка. Юристы Hogan Lovells не новички в Украине, им уже приходилось принимать участие во внутриукраинских битвах «Титанов»: они участвовали в иске «Пинчук против Коломойского». Тогда тоже дело дошло до предварительных слушаний в суде Лондона. Рассматривался иск Пинчука к Коломойскому относительно нарушения контракта во время приватизации Криворожского железорудного комбината. Сумма иска составила два миллиарда фунтов убытков и компенсацию потерянных инвестиций в размере 90 млн фунтов. Как бы то ни было, основные слушания по делу тогда так и не начались – стороны урегулировали спор в досудебном порядке, при этом Коломойский, якобы, согласился выплатить истцу в рассрочку $500 млн (как оно было на самом деле, доподлинно неизвестно).

Можно сказать, Hogan Lovells специализируется на Коломойском.

Но почему опять Высокий суд Лондона (отделение коммерческого суда)? Дело в том, что Ее Величества Высокий суд правосудия Англии представляет собой весьма удобную площадку для рассмотрения споров представителей тех стран, где нет прозрачного и справедливого правосудия. В таком случае, лондонский суд для них – последняя надежда на вынесение справедливого судебного решения. Это, так сказать, колониальный суд для «аборигенов», которые у себя на родине не могут разобраться кто кому должен. То есть, если у тебя в стране применяется избирательное правосудие, органы власти влияют на рассмотрение судебных дел, вмешиваются в работу судей, процветает коррупция, то тогда, прямая дорога в Лондон, «англицкую сторону».

Достаточно сказать, что в суде Лондона рассматривались иски Абрамовича к Березовскому, спор между структурами Ахметова и Шифрина относительно акций Запорожстали. Во внешнеэкономических контрактах наших бизнесменов, лондонский суд часто фигурирует как высшая инстанция рассмотрения договорных споров.

Важно заметить, что Высокий суд Лондона создан в результате судебной реформы 1873-1875 годов, когда были объединены суды общего права и права справедливости в единую систему судов. Таким образом, лондонский суд – это именно то место, где можно добиться смягчения жестких формальных правовых норм, рассказав какую-нибудь жалостливую историю про тиранию государства или рейдерский беспредел.

Для Великобритании Лондонский суд играет неплохую роль в плане привлечения инвестиций и дополнительных доходов в городскую и государственную казну. Речь не идет о пошлине (при сумме иска свыше $300 тыс, размер пошлины и судейской платы составит не многим более $4-5 тысяч). Согласитесь, пять тысяч баксов не совсем «та» плата, которую можно было бы заплатить за право доступа к одной из самых эффективных и качественных судебных систем мира. Большую часть доходов англичане получают от налогообложения доходов юридических компаний, в виде заработных плат барристеров (судебные адвокаты) и солиситеров (адвокатов нижнего ранга).

Право на рассмотрение иска в лондонском суде может быть заложено во внешнеэкономическом договоре, а может быть производным от английской прописки истца или ответчика. Даже больше: когда проходило слушание по делу российских бизнесменов «Черной против Дерипаски», лондонский суд взял дело к рассмотрению, поскольку посчитал, что в РФ, истец не может рассчитывать на справедливое решение суда.

Коломойский, по сообщению некоторых СМИ, является обладателем кипрского паспорта, а Кипр, в свое время был колонией Великобритании и там до сих пор действует система английского права. Так что, в данном случае, сомнений относительно подсудности дела, у лондонских судей не было.

Если это так, то, мы стали свидетелями, когда наличие паспорта Республики Кипр сыграло с его обладателем злую шутку…

Само рассмотрение данного дела «Приват против Коломойского» выглядит весьма сюрреалистично. И дело тут не в чудаковатых париках судей, клятве на англиканской библии, а в том, что судится со своим «детищем», которое тебя обвиняет в выводе денег… Хотя, очистка банковской системы и не туда заведет… При этом заметим, что философия банковского бизнеса в Украине всегда опиралась на четкую уверенность собственников банков в том, что все деньги банка — это их ресурс и больше ничей. Гордиться тут конечно нечем, но тогда почему только Коломойский?

Что касается перспектив данного судебного дела, то они не очень радужные для государства. На данный момент нет ни одного до конца расследованного уголовного дела касательно вывода денег из банка. В судах идут многочисленные судебные разбирательства: семья Суркисов отсудила у банка свои вклады, владельцы еврооблигаций банка оспаривают «обнуление» своих инвестиций (кстати, также в лондонском суде). При этом, Боголюбов требует компенсацию за потерю банка, Коломойский – оспаривает сам факт национализации. Но ни одного окончательного судебного решения, вступившего в законную силу, относительно спора бывших владельцев и банка в украинских судах пока нет. А международные суды не очень приветствуют, когда «ребята на местах» не выполнили даже минимальное «домашнее задание» и вывалили в Лондоне «потроха» в виде десятков томов первичной документации.

Тем более, что разобраться во всех этих нюансах украинского нормативно-правового регулирования банковской деятельности – тут и ящика односолодового виски не хватит.

Ситуация с ПриватБанком осложняется тем, что на нем стоят несколько существенных блоков. Блок первый – трудно найти в Украине судью, который смог бы вынести решение об аресте активов Коломойского, разве что позвать известного судью Киреева, но он в Крыму и не приедет. Блок второй – трудно найти кандидата на пост главы НБУ без решения ситуации с Приватбанком. Вот и получается, что Высокий суд Лондона – единственно возможный инструмент, такое себе политическое тамэсигири – пробное испытание «меча» по принуждению независимого олигарха «к миру». И лондонский суд для этого идеально подходит. Таким образом, оправдался прогноз, согласно которому, уход с должности руководителя национализированного Приватбанка Александра Шлапака, стал предвестником осенне-зимней судебной компании.

Что касается ареста активов олигархов, то скорее всего, они будут арестованы лишь в Украине. Выполнить судебное решение по всему миру будет технически невозможно. Тем более, что олигархи, при чем не только эти, а вообще все, как заботливые «мамы-кошки» любят перепрятывать свои активы по семь раз на день… Зато в Украине есть один известный телеканал, являющийся весьма привлекательным активом, на акции которого как раз можно наложить арест. С учетом ближайшего политического цикла, скорее всего именно этот медийный «брильянт» и стал истинной причиной лондонского иска. В таком случае, лондонские судьи больше выступают в качестве массовки в париках, которая должна освятить весь этот процесс, чем та инстанция, которая вынесет окончательный вердикт. Окончательный вердикт будет вынесен не в Лондоне и, возможно, даже не в Киеве. Ну а если возникнут трудности, то и активисты подтянутся. С грамотой королевского суда на руках и герольдом в балаклаве…


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

шестнадцать − 1 =