понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

По конспектам Курченко: Почему Саакашвили сбежал от своего «Смольного» Спектакль со штурмом Октябрьского дворца продемонстрировал то, что всем и так давно и известно, – любая попытка дважды войти в одну и ту же реку гарантированно превращается в фарс

Последний «марш за импичмент», организованный подследственным апатридом Михеилом Саакашвили и его политическими соратниками, привел к тому, чего не могло не случиться – попытке штурма одного из зданий в центре столицы, пишет Тарас Клочко для Деловой столицы.

И тут никак нельзя не отделаться от мысли, что «МихоМайдан» организовывается по «конспектам Курченко», того самого беглого олигарха времен Януковича, в связях с которым Генпрокуратура вполне официально обвиняет Саакашвили. Правдивы «пленки Луценко» или, как утверждает Саакашвили, всего лишь грубо состряпанная ГПУ фальшивка, но вопрос организации некоего «спецэффекта» в форме захвата какого-нибудь здания в столице проходит по ним красной нитью. Причем на пленках якобы «человек Курченко» явно дает понять якобы «правой руке Саакашвили Севериону Дангадзе», что без захватов зданий особого смысла финансово вкладываться в организацию протестов просто нет.

Кроме того, попытки штурма хоть чего-нибудь явно требовала от Саакашвили общая логика революционного процесса. Логика эта требует, чтобы интерес упорно не желающих «вставать» киевлян постоянно чем-то подогревался. Некоторое время с этой функцией справлялась сама власть, подсовывая Саакашвили то обвинения, то задержание, то суд. Теперь же, когда правоохранители явно сбавили свой напор, «фишку» нужно было организовывать уже самому Саакашвили, и ничего креативнее, чем ринуться на штурм концертного зала в «штабе революции» так и не придумали.

Тут нужно отметить, что Международный центр культуры и искусств Федерации профсоюзов Киева (по додекоммунизационной привычке все еще называемый в народе Октябрьским дворцом), оказался крайне удобной целью для «михомайдановцев». Это достаточно большое здание, находящееся на серьезной возвышенности (что осложняет штурм со стороны правоохранителей) в самом центре столицы, при этом оно не административное, а значит, все возможные обвинения в «попытке государственного переворота» будут несостоятельны. Да и серьезной государственной охраны у этого строения не должно было быть.

Правда, прошлое Октябрьского дворца навевало достаточно противоречивые революционные ассоциации. Как известно, в этом здании во времена Российской империи располагался Институт благородных девиц, как, собственно, и в петроградском «Смольном», где, как известно, свой штаб в 1917-м имели большевики во главе с Лениным. В общем, ассоциации напрашиваются вполне революционные, но не слишком приятные.

Правда, всю эту революционную романтику испортило несколько обстоятельств. Во-первых, Октябрьский дворец, несмотря на марши саакашвилианцев, жил своей будничной концертно-культурной жизнью и, в связи с приближающимися новогодними праздниками, эта жизнь была особенно интенсивной. В аккурат в то время, когда «михомайдановцы» ринулись выбивать двери своего будущего «Смольного», там проходил джазовый концерт, которым наслаждались ничего не подозревающие меломаны, в том числе и дети.

Во-вторых, в здании оказалось достаточно много правоохранителей, которые и вступили с нападавшими в силовое противостояние с использованием едкого газа (правда, кто именно – правоохранители или митингующие использовали газ так и осталось непонятно). Когда же до Саакашвили дошла информация, что во дворце дети, а силовики получили приказ их защищать, тот был вынужден отозвать своих «штурмовиков» и спешно ретироваться на исходные позиции.

При этом Саакашвили тут же публично получил «по шапке» от британского и канадского, а несколько позже и от американского посольств. Дескать, штурм концертного зала – это явный революционный перебор и злоупотребление правом на мирный протест. Да и киевская общественность такое революционное рвение явно не оценила.

И вот тут началось самое интересное, как истинный вождь революции Саакашвили, который лично призывал людей идти в Октябрьский дворец, начал перекладывать ответственность за произошедшее на своих революционных соратников. Дескать, все произошедшее – провокация «барыг», никто ничего штурмовать не собирался, просто нардеп и соратник Саакашвили от «Самопомочі» Егор Соболев сообщил, что революционерам во дворце приготовили пару комнат в аренду для штаба и неплохо было бы туда заскочить и обосноваться по дороге к Верховной Раде, а когда толпа подошла к зданию, оказалось, что там уже ждала засада из нацгвардейцев, и только благодаря прозорливости Саакашвили, который стал уводить людей, не произошло кровопролития.

Соболев тоже не остался в долгу, ответив Саакашвили, намекнув последнему, что тот балбес. Мол, неплохо было бы, прежде чем призывать людей со сцены, подумать «куда ты их зовешь» и не пускать на сцену «оборотней», которые «захватывают сцену» их майдана. И хотя до прямого конфликта между «вождями революции» дело пока не дошло, но отношения у них явно накалились.

В общем, неудачная, непродуманная и неоправданная попытка устроить «фейерверк» на «МихоМайдане» на фоне общей хаотичности протеста и отсутствия внятных целей и общей стратегии обернулась для Саакашвили фрагментацией протеста как организационной, так и идеологической. Ведь пока Соболев обменивается с Саакашвили колкостями, представитель парламентской группы «антикоррупционеров» Мустафа Найем уже напрямую критикует грузинского апатрида за «мелочность и бессмысленность действий».

Кроме того, особенно глупо выглядит попытка штурма Октябрьского дворца на фоне «пленок Курченко». Как бы Саакашвили не относился к этим пленкам, и будь они хоть сто раз подделкой, осуществлять на практике все то, о чем говорят фигуранты записей, в то время как в отношении тебя идет расследование, а эти пленки есть главное доказательство — это, если и не чистосердечное признание, то как минимум дополнительный аргумент в пользу обвинения. Но в революционном угаре Саакашвили это почему-то не остановило.

Тем временем Михеил Николозович продолжает в свойственной ему манере бросаться из непримиримо революционной крайности в миролюбиво-соглашательскую, чем только способствует нивелированию всего протеста. Еще до штурма Октябрьского дворца он, то заявляет о готовности на компромисс с властью и на какие-то переговоры, то готов пожертвовать жизнью, чтобы «остановить диктатуру», то призывает «Киев вставать», то утверждает, что «новый Майдан Украине категорически не нужен». Ну, а на следующий день после фарса с захватом Октябрьского дворца Саакашвили добровольно и якобы миролюбиво явился на допрос в ГПУ, правда, тут же сорвался на оскорбления в адрес прокуроров, до кабинета в итоге так и не дошел, а сам допрос сорвал.

Как видим, Михеил Николозович, несмотря на все проколы, упорно продолжает действовать непоследовательно и алогично. А новогодние праздники тем временем неуклонно приближаются. В этой связи крайне любопытно будет посмотреть, сколько пламенных революционеров останется в палатках под Радой утром 1 января 2018-го.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

13 − 2 =