суббота, 25 сентября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Владимир Илон Зеленский-Джобс и Гараж судьбы В преддверии нового визита президента Зеленского в США руководство государства в обстановке глубокой секретности заперлось в гараже Офиса Ермака, чтобы снова, подобно Apple, сгенерировать там безумные передовые идеи, в которые никто не верит, а когда поверит, будет уже поздно

— Владимир Александрович — это истинный Стив Джобс нашего времени, — сказал профессор-дуэлянт Тимофей Милованов, с умилением глядя на бесформенную груду брезента посреди гаража, под которой хаотично шевелилось что-то хриплое и человечное. — Не побоюсь этого слова, Илон Маск на стероидах, только гораздо порядочнее.

— Тихо, — прошипел Ермак. — Владимир Александрович в обстановке предельной концентрации изобретает прорывное изобретение, которое сделает Украину лидером Европы. Не отвлекайте его, спасибо.

Милованов быстро закрыл рот, и в тишине гаража стало слышно, как президент под брезентом звенит микроскопами, скрипит мелом по доске с формулами и бормочет себе под нос непонятные научные термины.

— Хорошо же, батенька, попробуем по-другому, — донеслось из-под накидки, — пора подключать торсионные поля и субпространственную гальванизацию… Эй, там, кто-нибудь, ключ на двенадцать!

Из-под брезента высунулась человечная рука и нетерпеливо щелкнула пальцами, сквозь образовавшуюся щель загадочно сверкнул луч карманного фонарика. Стоявший ближе всех Саакашвили сунул в руку Илона Зеленского колумбийскую баночку с универсальным инструментом. Рука исчезла. На некоторое время Зеленский затих, затем раздались два громких свистящих вдоха.

— Хороший ключ, реально на двенадцать, — удовлетворенно прохрипел Зеленский из-под брезента. — Вот что я вам скажу, друзья, диджитализация в Украине идет очень удачно, мощно, быстро, но! Сейчас мы разрабатываем безналичную программу cashless, а реально стране нужна программа moneyless!

— Будьте добры, помедленнее, я записываю, — заплетающимся голосом пробормотал депутат Трухин, аппетитно киряя виски в углу за верстаком.

— Сударь, вы что, пьете?! — удивился Милованов.

— Не трожь человека, у него горе, — сказал Подоляк. — Пока ты в своей Пенсильвании коровам хвосты крутил, следствие установило, что мертвецки пьяный Порошенко сбил Трухина на пешеходном переходе в его собственной квартире на глазах у жены, а жену, в свою очередь, изнасиловал на глазах у детей. Знаешь, что Порошенко потом сделал с братом Трухина?

— Да уж не вчера родился, — мрачно кивнул Милованов, поежившись.

— Между прочим, господа, это еще не все, — непринужденно вмешался в разговор наблюдательный член Сергей Лещенко. — На этой неделе в одной полтавской школе соотечественница Порошенко застрелила из арбалета двух учителей. Как вам такое поведение Порошенко?

— Ключ на двадцать пять! — крикнул из-под брезента Зеленский и снова требовательно высунул руку наружу.

Саакашвили забеспокоился. Крутившийся поблизости нардеп Кива захихикал, заговорщически приложил палец к губам и, подойдя к президентской руке вплотную, начал расстегивать ширинку.

— Вот, бери! — радостно сказал он, но Ермак быстро оттащил его назад.

— Побойтесь бога, вы же тоже ученый, — сказал Ермак укоризненно. — Я слышал, вы даже сдали экзамен на адвоката. В конце концов, вы можете стать членом суда.

— Членом суда, членом туда, — охотно согласился Кива. На его лице появилась мечтательная улыбка.

— У нас нет времени мечтать! — нетерпеливо прошипел Зеленский, размахивая рукой. — У нас нет украинской мечты, у нас есть украинская цель!

Пресс-секретарь Никифоров торопливо оттолкнул Киву и с улыбкой лизнул Зеленского в руку.

— Фу, бля! — сказал Кива, торопливо отступая на три шага назад.

— А что такого? — с вызовом спросил Никифоров. — Это ирония, сознательное дурачество. Было время — взял лизнул. Да, я пресс-секретарь президента, так что, я теперь не человек? Не могу допустить немного изысканной самоиронии?! Я же не пьяный, не бью посуду…

— Кто тут пьяный? — взревел из своего угла Трухин, икая. — Я пьяный?! Я не пьяный, ты, сука, козел вонючий! Следствие установило!

С этими словами он метнул пустую бутылку в Никифорова и попал в погруженного в свои мысли Арахамию.

— А? — спросил Арахамия, удивленно падая на задницу. — Что это было?

— Свидетели говорят разное, — уклончиво сказал Ермак. — Подождем результатов расследования, мы с Владимиром Александровичем не имеем права вмешиваться.

— Слушайте, я вот что подумал, — сказал Арахамия, вытирая со лба кровь рукавом. — Вот нормальные люди массово отказываются идти к нам в министры, потому что к нам, блин, вообще никто нормальный не хо…

Неслышно подошедший сзади депутат Тищенко быстро закрыл ему рот широкой мозолистой ладонью и, слегка придушив, потащил брыкающегося главу фракции в смотровую яму.

— Да погоди, Коля, дай сказать человеку, — лениво процедил Ермак. — Кажется, у Давида родилась плодотворная идея.

Тищенко разочарованно вытащил руку изо рта Арахамии.

— А с другой стороны, — продолжал Арахамия, отплевываясь, — как вы все уже знаете, в нашей фракции есть голодранец Клочко, так вот, с тех пор, как он стал депутатом, его семидесятилетняя старушка-мать наторговала семками в переходе 14 с половиной миллионов и купила себе «Теслу»! Вы понимаете, к чему я клоню?

Тищенко зловеще улыбнулся и сделал шаг к Арахамии.

— Надо взять эту талантливую женщину к нам министром! — вскричал Арахамия. — Вуаля!

— Ей же семьдесят лет, — с сомнением в голосе сказал Милованов. — Она ж не соображает уже ни хера.

— Вот потому у нас и есть шанс ее заполучить! — победно подытожил Арахамия. — Это же готовый член Кабмина.

— Недавно я встречал в интернете одну бедную, но опрятно одетую бабушку, которой не хватало в ЭплСторе на все альбомы «Модерн Токинг», — сказал Лещенко. — Я заплакал и купил ей «Крафтверк». Вот до чего довел страну Порошенко.

— Моя самая большая мечта — чтобы в Украине полноценно заработал ЭплСтор! — крикнул Зеленский из-под брезента. — Я видел Тима Кука, и он смотрел на меня, будто я какой-то дурачок!

— Бабка сама виновата, — с ожесточением перебил его Милованов. — Я, что ли, просто так советую: недоедай, бобмжуй, не кури, не пей, воду чистую пей земли родной, копи на пенсию, дура! Но нет же! Жируют всю жизнь, а потом пенсию, видите ли, дай, на «Модерн токинг» не хватает, да в жопу такое потребительство! Те безответственные политики, кто говорят, мол, не копи ничего, государство обеспечит, всем учителям сделаем зарплату по 4 тысячи дол…

Тищенко закрыл ему рот и хищно утащил профессора в смотровую яму, где обоих уже поджидал ухмыляющийся Кива. Под брезентом вспыхнула сварка, раздался удар молотка по пальцу и заполошный крик Илона Зеленского.

— Все пидарасы! — в тон ему крикнул Трухин и азартно распечатал третью бутылку виски. — Всех куплю, один останусь! Кому двести баксов?

— Мне, — сказал Арестович. — А лучше триста.

— Атсаси у тракториста! — с пьяным хохотом проварнякал Трухин.

— Срочно, срочно переименовывать украинскую мову в русскую, а Украину — в Россию, — покачав головой, сказал Арестович. — Посмотрим, как после этого Путин будет говорить, что Россия не является стороной конфликта.

— А в этом что-то есть, — задумчиво сказал Ермак. — Только пока не пойму что.

— Если переименовать Владимира Александровича в Путина и посадить его голым на лошадь с ружьем и удочкой… — быстро развивал идею Арестович. — Нет, лучше на медведя!

— Никаких медведей, в Москве могут понять неправильно, — нервно возразил Ермак. — Нам еще пленных освобождать.

— Да и хер с ними, — отмахнулся Арестович. — Наберем вместо них умных афганцев. Один афганец трех украинских дебилов стоит. Подумать только, 73 процента населения страны…

— Што?! — зловеще крикнул из ямы Тищенко.

— 73 процента населения страны удивительно умны, — поправился Арестович скороговоркой. — Именно они ходят на мои высокооплачиваемые тренинги.

Брезент, покрывавший таинственную лабораторию Илона Зеленского, наконец, вспыхнул от долгой сварки, и президент с победным возгласом откинул его.

— Готово! — воскликнул Зеленский, вскакивая на ноги и гордо указывая на результат своих трудов. — Представляю вам новый стартап по трансформации Украины в суперсовременную страну — лидера Европы!

— Из чего это сделано? — с испуганной улыбкой спросил Милованов. — Кажется, это говно и палки?

— Красивое, — сказал Ермак.

Все дружно зааплодировали. Зеленский раскланялся.

— Ладно, я домой, — промычал Трухин, заполз в припаркованный рядом «Ауди» и, взревев двигателем, резко дал по газам.

Автомобиль сорвался с места и врезался в удивительное изобретение президента Зеленского. Микроскопы, говно и палки полетели в разные стороны. Трухин, выругавшись, вывернул руль, въехал в испуганную толпу соратников, сбил всех, как кегли, и, протаранив ворота, умчался домой, к семье и детям.

Президент Зеленский висел на фонаре, удивленно рассматривал останки своего великого изобретения и гадал, сумеет ли повторить это чудо до отъезда в Америку. По всему выходило, что, пожалуй, нет.

В гараж, осторожно озираясь по сторонам, вошел министр культуры Ткаченко.

— Сдаем на ремонт костела, — дрожащим голосом сказал он. — Владимир Александрович, вы сдавали на ремонт костела?

— Аудиогид у Ленки попроси, — отмахнулся Зеленский, и тут лицо его внезапно просияло: — О! Аудиогид!

Так безумная идея, зародившаяся в гараже нового украинского Стива Джобса, начала свое победное шествие по миру.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров