суббота, 11 июля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Почему ВСУ «стесняются» использовать ударные дроны на Донбассе Именно турецкий опыт операции «Весенний щит» в Сирии должен стать основой для разработки украинской стратегии применения беспилотной авиации

Российско-турецкое противостояние в Сирии только подтвердило тот факт, что мир переходит на новый уровень войны – бесконтактный. То есть основным средством ведения боевых действий являются беспилотные летательные аппараты. Которые не только используются для обеспечения связи, целеуказания и артиллерийской разведки, но и являются основным средством воздействия на противника.

Так, турецкие ударные дроны смогли уничтожить буквально за пару дней около 200 единиц боевой техники, около 100 танков и несколько сотен боевиков. Причем целью для атак были и зенитно-ракетные комплексы, в том числе и созданные для того, чтобы бороться с дронами, — прежде всего, конечно, ЗРПК «Панцирь-С1».

В плане массированного использования ударных дронов война в Сирии не является уникальной — весьма массово использовались те же «дроны-камкадзе» в ходе короткой армяно-азербайджанской войны апреля 2016 г.

Однако, как видится, именно турецкий опыт операции «Весенний щит» должен стать основой для разработки нашей отечественной стратегии применения беспилотной авиации.

Во-первых, потому что на данный момент основу парка беспилотной авиации составляют именно турецкие «Байрактар». Во-вторых, ввиду практической невозможности ныне реально обновить парк пилотируемой авиации, нам придется опираться на дроны.

Однако пока никакой вменяемой концепции применения беспилотников в ВСУ просто нет. Все закупки проводятся хаотически или по совершенно непонятному принципу. При Порошенко купили турецкие ударные машины, однако поставить их в строй пока так и не удалось. Только после критического материала в СМИ на днях военные продемонстрировали показательные учебные полеты, которые, по идее, должны сбить шквал негатива, однако вряд ли являются частью системы.

В том же видео не было ничего сказано об отработке применения того, для чего их, собственно, и покупали — бортового вооружения. Не говоря уже о сроках, когда «Знаменоносцы» (а именно так переводится с турецкого название дрона) попадут на Донбасс и будут применены по своему прямому назначению.

«Разброд и шатания» в самой концепции демонстрирует и навязчивое желание ВСУ получить и дроны-камикадзе. Ведь, как правило, в мире вооруженные силы имеют на вооружении либо беспилотник самолетного типа, либо дрон-камикадзе. Понятно, что у нас идет война и против превосходящего по численности и качеству противника все средства хороши. Но в наших условиях это больше похоже нерациональные траты государственных средств.

Начиная с 2015 г. речь шла о покупке в Польше и разворачивании в Чернигове лицензионной сборки аппаратов типа Warmate. Эти беспилотники типа камикадзе позволяют атаковать противника с высоты 200 м боевой частью в 800 гр. Огромным плюсом является разнообразие боеголовок — в распоряжении военных есть как осколочно-фугасная, так и кумулятивная (которая позволяет пробивать броню до 220 мм) и термобарическая.

Под него даже разработали проект разведывательно-ударного комплекса «Сокіл». Мало того, опытные образцы даже демонстрировали на полигонах перед высшим военно-политическим руководством, однако на вооружение аппараты так и не приняли. При этом причины называются разные — прежде всего финансовые.

Однако на этом история не закончилась, и ныне в разной стадии проектирования и испытаний находятся как минимум два отечественных проекта дрона-камикадзе. Речь идет прежде всего о беспилотнике RAM от «Спецтехноэкспорта», который несет трехкилограммовую многоцелевую боеголовку на дальность до 30 км. Собственно говоря, дрон, выполненный по самолетной схеме и запускаемый с помощью катапульты, может находиться в воздухе до 40 минут.

Судя по некоторым данным, в 2018 г. он даже проходил государственные испытания, однако никакой информации о принятии на вооружение у автора нет.

Ныне также снова всплыла информация об аппарате «Гром» ST-35 от уже зарекомендовавшей себя неплохими разведывательными дронами А1-С «Фурия» частной компании «Атлон Авиа». Это инновационная разработка впервые была представлена публике на выставке «Зброя і безпека-2019».

Этот легкий аппарат (массой около 10 кг) с боевой частью в 3,5 кг имеет крайне оригинальный способ запуска боеприпаса. Это мультироторный летательный аппарат, который поднимает, собственно, сам «Гром» на высоту 500 м, делает подскок до 1000 м и остается в воздухе, выполняя роль такого себе ретранслятора.

По всей видимости, ввиду общей необработанности устойчивого видеоканала конструкторы таким образом сознательно пошли на усложнение общей системы. Ведь механическая или пневматическая катапульта является более надежным вариантом, однако и менее мобильным.

Конструкторы утверждают, что им удалось реализовать автоматическую систему наведения на цель в конечном этапе полета. Насколько это скажется на цене аппарата — вопрос риторический. Ведь главное достоинство такого снаряда — это дешевизна. Он уж точно должен стоить дешевле, чем, например, корректируемый 152-мм артиллерийский снаряд «Квітник».

Как видится во всех проектах отечественных дронов-камикадзе есть один серьезный изъян — в стране нет серийного производства боеголовок. А это очень важный момент — ведь барражирующий беспилотник — это одноразовый аппарат и производство боеголовок должно идти в соотношении «1 к 1». Для того же Warmate боевые части планировали на первое время покупать в Польше, а затем развернуть и местное локализованное производство. Чьего производства боевые части для того же RAM или «Гром», доподлинно неизвестно. Интересно, что на выставке разработчики последнего рассказывали о кумулятивной и осколочно-фугасной, а в будущем боевой части даже с направленным подрывом.

До сих пор на шестой год войны нет понимания и места разведывательных дронов. Их закупки производятся достаточно хаотически, без стандартизации самого процесса. Поэтому ситуация, когда на вооружении разных бригад находятся совершенно разные по конструкции аппараты. Это все отвлекает значительные государственные средства на обучение личного состава и закупку разной номенклатуры запасных частей.

Еще одной проблемой является «совковость» мышления большинства командиров, для которых потеря беспилотника сравнима с финансовой катастрофой, так как до сих пор действуют драконовские правила компенсации за потерянное военное имущество.

Поэтому беспилотники, полученные от государства, на фронте стараются применять минимально, а основное бремя войны несут волонтерские машины — как правило, достаточно дешевые китайские квадрокоптеры. Понятное дело, что говорить о каком-то защищенном канале управления не приходится и такие упавшие аппараты много и смачно демонстрируют пропагандисты оккупационных корпусов.

В целом же можно говорить, что на фоне очевидных трендов современной войны украинская армия по-прежнему отстает. Хотя, конечно, не так катастрофически, как это было в 2014 г., однако довольно-таки ощутимо. Причем тут действует не столько финансовый фактор (все-таки деньги для покупки тех же «Байрактаров» нашли), сколько недостаточная проработка самой стратегии и тактики применения в целом.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров