четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Несет Шмыгаль воду, коромысло гнется: О чем Зеленский не сказал в своем интервью Новый премьер сразу же заговорил о подаче воды в Крым, а президент уравновесил ситуацию, дав интервью двум западным СМИ в образе сильного лидера. Что имеем в сумме?

Хотя информационным итогом прошедшей недели и стали два интервью Владимира Зеленского, первым на новостных лентах засветился новый премьер.

Он вам не Арахамия

Немедленно после вступления в должность Дениса Шмыгаля втянули в неприятную тему крымского водоснабжения. Едва ли он пошел на это по доброй воле: ни тяги к политическому суициду, ни явной тупости в его биографии нет. Так что решительное заявление по крымской воде стало, по всей вероятности, одним из условий утверждения в должности.

Дальше все пошло по привычному сценарию: волна возмущения в обществе, в ответ — уход Шмыгаля в отказ с ущербом для публичной репутации, но в обмен на важный результат: следом за Арахамией премьер продолжил работу по расширению окна Овертона в вопросе перезапуска Северо-Крымского канала. При этом Шмыгаль вывел дискуссию на новый уровень, когда идея уже не просто вброшена в обсуждение, но также и конкретизирована. Аргументы за подачу воды подробно озвучены, затем скорректированы с учетом негативной реакции и уже в таком виде транслируются в массы. Видна и вся схема действий: организованная российскими властями водная катастрофа нынешним летом, истерика вокруг геноцида населения Крыма, ставшего из угрозы свершившимся фактом, и спешная подача воды в Северо-Крымский канал, потому что там живут украинцы. Не суть, что канал не готов (хотя там идет какая-то подозрительная возня) и подача воды будет лишь продекларирована. Здесь важна картинка и формальное согласие, остальное допилят потом.  Иными словами, вопрос подачи воды в Крым между Банковой и Кремлем решен, и прав экс-представитель президента Петр Порошенко в Крыму Борис Бабин, говорящий о том, что осталось лишь найти формат объяснения его для общества.

И вот правительство Шмыгаля должно будет поставить в этом вопросе точку: дать воду в канал, все подписать, чтобы ходу назад не было, взять на себя политическую ответственность и уйти.

Впрочем, в нынешней властной команде вообще нет политиков, а то, что она делает, — чистая социальная инженерия по российским образцам нулевых: телешоу на всю страну и обработка легковерного населения. В такой команде политики не нужны, в ней есть только менеджеры и актеры, играющие роль политиков на публику. Есть, конечно, и третьестепенные фигуры, вообразившие, что стартуют в политику из рядов «Слуг народа» — но это одноразовый материал, нагуливающий грешки для будущей роли козлов отпущения.

Так вот, Шмыгаль в этом списке, безусловно, не одноразовый — но однозадачный, в рамках принятого к исполнению плана. Закрыв свою задачу и получив гонорар, он уйдет в чистый бизнес, скорее всего — за пределы Украины, и уже навсегда. Это и обеспечивает ему полную свободу рук.

Он вам не Шмыгаль и не Гончарук

Нетрудно заметить, что Зеленского удерживают над ситуацией и на некоторой дистанции от Шмыгаля, как некогда и от Гончарука. Это вполне естественно, поскольку в спектакле «Украина низвергается в бездну, но ее в последний миг спасает братская Россия», «президент Голобородько» — одна из ключевых фигур. Конечно, по сюжету, он тоже будет разоблачен и тоже провалится в люк на сцене с адским грохотом и в языках пламени. Но это случится только в самом конце, в последнем акте, за мгновение до того, как сверху, с колосников, воссияв, спустится Братская Русь-Спасительница.

Именно потому, что образа Голобородько должно хватить надолго, Зеленский и отреагировал так нервно на попытку депутата от «Европейского выбора» Алексея Гончаренко связать его с провалами ушедшего премьера. Точно так же, агрессивно и нервно, будет реагировать любой фокусник в шапито на разоблачения дотошного зрителя, уличившего подставного, сидевшего в заднем ряду с «исчезнувшими» часами и колодой карт.

Тем не менее люки, в которые в нужный момент провалятся и Шмыгаль, и Зеленский, уже подготавливаются для них обоих. Шмыгаль, засветившись с самого начала на водно-крымском вопросе, получил пятно на публичную карму, что не позволит ему избыточно усилиться на фоне президента. Помимо политических расчетов здесь, вероятно, есть и личный момент: Зеленский снова был вынужден назначать премьера выше себя ростом. Конечно, Шмыгаль пониже Гончарука, но до классического стиля «Путин-Медведев» Украине еще далеко.

Что касается «люка для Зеленского», то в его списке есть уже, к примеру, поездка в Оман — мутная история, из которой, при желании можно вымутить полноразмерное дело о госизмене. Впрочем, и помимо Омана поводов для низвержения «ненастоящего Голобородько» накопилось уже достаточно — начиная с липовых анализов на наркотики — этой феерической, хотя и подзабытой истории на днях как раз исполнился год. Но время низвергать кумира еще не настало, и президент должен твердо стоять на сцене, являя собой образец патриота и выдающегося государственного деятеля всех времен и народов. В том числе — и в глазах зарубежной публики.

Исторический пост

В таких ситуациях нет ничего лучше, чем поднять тост за народ, который президенту выпало счастье возглавлять, прозрачно намекнув, что еще больше повезло народу. Иной вопрос, что форма именно тоста не всегда уместна, тут многое зависит от текущего момента, сюжета, стиля, и привычного амплуа исполнителя. В нашем случае в роли тоста выступило пространное интервью, вышедшее в The Guardian и анонсированное пресс-секретарем президента Украины Юлией Мендель, разместившей в Facebook пост с совместным фото с Владимиром Зеленским, в The Guardian, правда, не попавшим.  В этот же день вышло и второе интервью Зеленского, данное агентству Bloomberg.

Оба интервью были приурочены к смене Кабмина и увольнению Генпрокурора Руслана Рябошапки и имели общую цель: уравновесить ситуацию, затушевав в глазах западной аудитории все более явственное впечатление о сливе Украины в Россию согласно сценарию, описанному выше.

В какой степени это удалось? Судя по тону авторов обоих интервью — не так чтобы очень, где-то 50/50. С другой стороны, часть политиков на Западе уже не возражает против возвращения Украины на орбиту России, а другая часть, хотя и не в восторге от такого сценария, готова принять его как неизбежность. Так что оба интервью Зеленского тоже стали шагами по расширению окна Овертона, но уже во внешнеполитическом, западном направлении.

О чем сказал Зеленский

Интервью The Guardian было нацелено на создание образа Зеленского — крутого переговорщика, ставящего жесткие условия Путину, несмотря на внутренние трудности, с которыми сталкивается Украина, и способного противостоять давлению Кремля. Ключевым заявлением стала постановка дедлайна по закрытию с Россией проблемы Донбасса. Зеленский отвел на это год, считая от декабрьского саммита Нормандской четверки, то есть срок — до конца текущего года.

На эту попытку поставить Россию на счетчик в Москве отреагировали довольно вяло: помимо обязательных в таких случаях ритуальных плевков, не несущих особого смысла, комментарии свелись к тому, что Франция и Германия не позволят Зеленскому ни выйти из переговоров, ни подвергнуть Минские соглашения сколь-нибудь значимой ревизии. И в этом есть резон, ибо Москва имеет решающее влияние на формирование мнений Берлина и Парижа в вопросах Донбасса, а европейцам судьба Украины, в принципе, безразлична, зато нужен успех, способный впечатлить их избирателей. И поскольку в ЕС и НАТО по результатам украинских выборов и с полным на то основанием уже не видят в Украине надежного союзника, можно предположить, что нас уже до конца года ждет мир на российских условиях, с подачей воды в Крым и интеграцией в Украину структур ОРДЛО.

Из этого закономерно вытекает дегероизация участников АТО, преследования и посадка патриотов, а также выбивание из обоймы политиков, противостоящих капитуляции, и замещение их сторонниками сближения с Россией — в принципе, все, что мы наблюдаем и сегодня, но с нарастающей интенсивностью. Кабмин и новый генпрокурор будут заточены именно на это. Ведь Рябошапка был снят «за отсутствие результатов», а главный прокурорский результат, которого ждут на Банковой — удаление с поля Петра Порошенко.

Других важных заявлений о намерениях в интервью нет. Впрочем, цель этих интервью не столько информирование о планах президента, сколько создание его образа, приемлемого для Запада.

Зеленский сравнил реальное управление страной с сериалом «Слуга народа», в котором сыграл Голобородько, посетовал, что «катастрофические проблемы появляются, как прыщи на 18-летнем юноше»; он также сравнил Украину с дырявой лодкой в которой его команда затыкает дыры — и тут уж не до стратегии; сообщил, что президент в России рано или поздно сменится, потому что все тоталитарные режимы заканчиваются одинаково, выразил уверенность, что «большинство россиян не хочет, чтобы была война» и пожаловался на роскошную обстановку в своем рабочем кабинете, мол, это «ужасно», но он уже привык. Впрочем, судя по выросшим размерам кортежа, привыкание к роскоши у Зеленского и в целом идет хорошо.

Президент также заявил, что желал бы ограничить власть олигархов, с тем чтобы они «имели роли статистов, а не главные роли», хотя «им принадлежит 70-80% активов в этой стране», и что у руководства страны нет особого отношения к олигарху Игорю Коломойскому. Относительно связей нового премьера Шмыгаля с Ринатом Ахметовым Зеленский ответил, что каждый крупный и успешный менеджер в Украине работал на одного из олигархов или как-то связан с одним из них, поскольку «они нанимают лучших — мы должны это понимать».

Зеленский также выразил сожаление, что не может действовать как его персонаж Голобородько, который повесил бы или расстрелял олигархов. «Если мы выбрали демократию, то мы не можем вешать людей, — сказал Зеленский. — Хотя… Иногда действительно этого хочется. Знаете, почему? Потому что так было бы быстрее. Гораздо быстрее». Тут вмешалась Мендель, сказавшая, что президент шутит. «Шучу, конечно», — подтвердил Зеленский.

Что ж, все мы знаем Владимира Александровича как талантливого юмориста. Надо отдать ему должное: пародируя и высмеивая власть, он предвидел многое из того, что затем, став президентом, воплотил сам, притом уже всерьез. Так что мы, несомненно, еще услышим от него немало острых шуток, которые затем плавно перетекут в нашу реальность. Некоторые шутки могут быть слегка черноваты, это да — но зато уж скучно нам наверняка не будет. Ближайший номер в программе: премьер, несущий воду в Крым, под комментарий президента о том, что уж по Крыму Украина совершенно точно не отступит ни на шаг назад.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров