вторник, 18 февраля 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Меньшее зло для всех: Почему Трамп остается на второй срок 45-й президент США начинает свой поход на следующие выборы с импичмента, но с уверенно высокими шансами на победу

С того момента, как нижняя палата Конгресса проголосовала за импичмент президента США не просто четко по партийным линиям, но и с колебаниями в среде самой Демпартии, стало ясно, что никаких шансов на то, что случится нечто экстраординарное в американской истории, не было. Законодатели признали главу государства невиновным как в злоупотреблении властью, так и в препятствовании работе Конгресса. За его оправдание по первому пункту свои голоса отдали 52 из 100 сенаторов, по второму – 53. Таким образом, не было набрано двух третей голосов (67), необходимых для признания Трампа виновным и отстранения его от власти.

Было бы немыслимым, если бы контролируемый республиканцами Сенат США, представляющий собою сегодня орган сословно-партийный, вмещающий элиту обеих партий, позволил отстранить от должности 45-го главу Белого Дома, приходящегося однопартийцем большинству.

Трепещущий электорат и пажи-перестарки

Максимум надежд демократов – что-то вроде 50/50 в качестве утешительного приза, морального преобладания. Но им не досталось даже этого: из четырех сомневавшихся республиканцев трое встали в партийную шеренгу. Вернее, такой поворот, как принудительная отставка Трампа подразумевал бы, что в президентской партии произошел переворот – или о нем, президенте, стало известно нечто гораздо худшее, нежели торгашеский Realpolitik-шантаж по отношению к Владимиру Зеленскому. Такое, что вообще нельзя выносить на публику, и поэтому можно воспользоваться процедурой импичмента, чтобы по-тихому заменить лидера. Ведь в США, как и во Франции (и, несмотря на многострадальные прямые выборы, не так как в Австрии или Польше) президент не может не быть лидером своей партии, даже если ее формально возглавляет другое лицо.

Но ничего аж этакого в ходе процесса не выяснилось.

Да и, нужно признать, в течение последних десятилетий американские спецслужбы превратились из вершительниц политических судеб в конгломераты боязливых чиновников, а аристократические ордена американской политики – в клубы пенсионеров, озабоченных периодическим выездом на пиво и барбекю. Принимать необходимые и искусные решения в настолько заболоченной системе стало элементарно некому, поэтому она и оказалась столь податливой к вирусу – как с короной, так и без – Дональда Трампа. Который теперь старается превратить счастливое для себя стечение обстоятельств (ведь в 2018 году не он был причиной сохранения контроля республиканцами над Сенатом, а в 2016-м республиканским кандидатом мог стать один из дюжины других) в триумф.

Вообще, надо взглянуть на происходящее со стороны привыкшего к Дональду Трампу американского избирателя-центриста. Просто чтобы увидеть, как президент, подобно крупному заемщику в отношениях с банком, сделал его в какой-то степени своим вынужденным сообщником.

С одной стороны, ничего такого нового, чтобы еще как-то удивить американцев Трамп уже, вероятно, сделать не в состоянии: его избиратель все его шаги принимает как должное в обмен на вербальную реализацию президентом своих коллективных предрассудков и сильную экономику, результатом чего бы она ни была, также на пусть почти мифические, но успехи на полях иностранных сражений (выдержанные в этаком киношном стиле).

С другой стороны, сам по себе ядерный избиратель Трампа живет в постоянном страхе – происков со стороны меньшинств, нелегальных иммигрантов, глубокого государства или Пекина. Так, аудитория Раша Лимбо, награжденного в день обращения Трампа к Союзу (правда, в контексте смертельной болезни ведущего) искренне считает, что коронавирус запущен китайскими коммунистами с целью скупки акций своих предприятий у испуганных иностранцев. Понятно, что такой избиратель легко управляем – даже крайний левый фланг Демпартии все-таки будет пестрее и сложнее (например, афроамериканцы по ряду причин в упор не воспринимают мэра альтернативной ориентации Буттиджича – равно как и белого еврея-атеиста Берни Сандерса).

Поэтому подлинная борьба разворачивается именно за центристов, и своим поведением в ходе импичмента (который, заметим, никуда не делся – Сенат не нашел Трампа виновным настолько, чтобы отрешать его от должности) президент США мастерски перебрасывал мяч демократам, выставляя их большими радикалами и большим злом, чем он сам. С причудами которого вынужденно общественность вынужденно смирилась – тем более что Республиканская партия времен Обамы-Трампа тоже оказалась неспособной выдвинуть альтернативу миллиардеру-популисту.

В ней сегодня на партийно-законодательном уровне имеется лишь несколько престарелых пажей, из тех, кого при наших княжеских дворах называли «старичками-дурачками», роль которых – угождать патрону и забавлять публику, таких как как конфидент президента Руди Джулиани, морально сломленный Линдси Грэм, крайне специфический Рэнд Пол или деградировавший на почве многих поражений Тед Круз. По сути, Трамп съел эту партию, как Обама в свое время выжег собой Демпартию, вынужденную тащить в президенты Клинтон, а теперь, возможно, красного геронтократа Сандерса, последнего героя уличных побоищ 1960-х.

Первый раунд за президентом

Разве что фигура Митта Ромни, проголосовавшего за обвинение в злоупотреблении полномочиями, встала особняком в бывшей «великой славной партии». Особняком – на фоне советского по духу голосования – тотального «одобрямса» с бурными овациями, вскакиванием и слезами умиления самим фактом лицезрением своего партийного вождя. Каковой вождь, отметим, может кардинально повлиять на электоральные судьбы сенаторов, многие из которых переизбираются десятилетиями напролет.

Точно так же особняком в нынешней кампании демократов, начавшейся фальстартом и скандалом, что многократно усилило эйфорию сторонников Трампа, стоит фигура Майка Блумберга, у которого есть один выстрел, в супервторник, когда голосовать в праймериз будет не менее дюжины штатов. И эта параллель настраивает на некоторые размышления о необычных, но потенциально эффективных комбинациях вне партийных линий, которые могут быть опасными для Трампа.

Потому что демократов с их нынешним внутренним раскладом – детей, голосующих за дедушку-троцкиста, и прочих экзотических персонажей, с аппаратом, неспособным организовать голосование при тревожно упавшей явке, Дональд Трамп уделает, как орех. Даже особенно не напрягаясь, а просто продолжая свою нынешнюю линию – хвастаясь экономическим развитием (если оно вдруг не просядет, из-за того же китайского коронавируса – тогда следует говорить о врагах, злоумышляющих против среднего американца, но это рискованнее), клеймя мигрантов, Китай и Европу, скрытые за океанской дымкой, и окучивая социальные сети. Все это сегодня выглядит достаточно рутинно.

Если не принимать во внимание опасность, исходящую от глубокого упадка морали в округе Колумбия – именно с него, как правило, и начинается деконструкция всякой буржуазной политической системы, американской ли, германской ли, украинской ли.

Однако проблема не только и не столько в республиканцах, сколько в демократах, позволивших, к примеру, превратить часть своей фракции в Палате представителей в представительство всемирного халифата, далекого от интересов либерального избирателя и американцев вообще. Еще один сегмент партии – это некое общество друзей открытых границ, и будь оно при власти, Николай Мадуро уже давно перебрался бы в Вашингтон, где открыл бы массажный салон, а должность вице-президента США была бы навечно закреплена за президентом Соединенных Штатов Мексики. С некоторых пор это, увы, не слишком большое преувеличение.

В свою очередь, молодежь – и не только – сражена зеленым культом и увлечена крестовым походом детей во главе с Гретой Тунберг. Будет совсем весело, если она получит Нобелевскую премию мира, но играет на этих искренних чувствах группа престарелых интриганов.

Американские либералы откровенно заигрались в культурные конфликты и коалиции, на выходе получая набор несовместимых группировок, которые больше ненавидят друг друга, чем противника – республиканцев (тот же британский случай в годы после референдума о брекзите).

Средний американец выбирает меньшее зло, решая, кто вызывает у него большие опасения – папа Франциск, видящий в богатстве вред, а в богатых – эксплуататоров индейских и креольских масс Латинской Америки, Грета Тунберг, требующая остановить мировую экономику, или понятный уже Дональд Трамп, чья неординарность при всех прочих равных нередко оказывается эффективной. Посмотрите на расстроенный им брак Берлина и Москвы – безо всяких космических десантов.

То, что первый раунд – совместивший скандал в Айове, едва сумевшей посчитать голоса и разделившей пальму первенства между Буттиджичем и Сандерсом, победительное обращение Трампа, воспользовавшегося древним федеральным ритуалом (все хорошее от меня, все плохое – от врагов) к нации и продемонстрированный голосованием в Сенате партийный монолит, этот раунд полностью за президентом Трампом.

Что дальше?

Соперников не видно

Сам президент объявил о том, что баллотируется, еще прошлым летом. По-видимому, кроме заметных невооруженным глазом эффектов пристрастия к фаст-фуду, каких-либо проблем со здоровьем у Трампа нет. Внешнеполитические интриги теперь вряд ли его сломают – а вот тем, кто в ходе заговоров последних трех лет оказался в неправильном месте, в неправильное время и на неправильной стороне, может не поздоровиться. И в первую очередь этот тренд касается политических элит Украины, России, Германии, Франции и, разумеется, Китая. Скоро увидим, добились ли своего бывшие украинские прокуроры и куда отправятся некоторые нынешние руководители тех правоохранительных органов, которые прямо курируются Америкой, во избежание возвращения во времена Виктора Федоровича.

В своей кампании Трамп будет действовать безо всяких изысков – с выгодно занятой высоты. И – легко выиграет второй срок просто в силу политической арифметики (в американской политике еще и сложной из-за несовпадения уровня населения и электоральных прав тех или иных территорий). Всю кампанию президент будет подбадривать Берни Сандерса и даже оплачивать ему врачей, потому что он для него наименее опасный кандидат. Но и Элизабет Уоррен, которая склонна к сильным преувеличениям, тоже устроит. Пит Буттиджич, в общем, может поймать волну, но он проблематичен с точки зрения мозаики избирателей Демпартии, а шанс Джо Байдена – это буквально ближайшие недели, поскольку при всей левизне избирателей-демократов консервативной Айовы, четвертое место в рейтингах никуда не годится. Остальные кандидаты также имеют по одному выстрелу, но какой он по очереди – угадать непросто.

Теперь, в броне пост-импичмента Трампу может по-настоящему угрожать только одна из трех ситуаций – или их комбинация.

Это внезапное протрезвление, как избирателей-демократов, так и лидеров партии и ее аппарата, а также политизированного медийного и экспертного сообщества вокруг них. А именно – выдвижение умеренного кандидата или левого центриста в паре с консерватором (кстати, еще есть Мишель Обама). Тогда у этого лагеря образуется шанс выстроить риторику не на огульной критике Трампа, которой сыто американское общество, а на проникновении в его поле. Как там, мол, жизнь простого работяги, улучшилась ли за четыре года? Выбросил ли Трамп мексиканские джинсы, закрыла ли его дочь свои производства в Юго-Восточной Азии? Как там с войнами за рубежом? Почему так быстро растет долг? Означает ли импичмент без отстранения невиновность? Но красивая и умная игра демократов сегодня маловероятна – разрывающая речь Трампа Нэнси Пелоси чем-то напомнила ломающего ручки в Ростове Виктора Януковича.

Вторая ситуация – это скандал, связанный с ценностями христианских консерваторов. Например, реальный развод президента или поимка его на горячем в соответствующей ситуации. Такой эпизод может всерьез изменить баланс явки в группе ключевых штатов (судя по Айове, пока что этот баланс в пользу республиканцев). Но, думается, не подарит противникам такого Трамп – все спецслужбы будут работать на упреждение подобных ситуаций, решительно убирая с дороги ко второму сроку медовые ловушки.

Наконец, третья возможная ситуация – это экономический шок. Либо развитие нынешней китайской ситуации, либо паника на фондовом рынке, которые легко инспирируются в силу иррациональности управления этой отраслью. Но времени у такого кризиса, с точки зрения эффекта, остается мало, люди в ситуации экономического шока вовсе не сразу голосуют против власти (вспомним президентские выборы в Украине 10-летней давности – даже свиной грипп не смог уверенно уложить кандидатуру Юлии Тимошенко). Обычное снижение темпов роста Трампу ничем не угрожает.

Но на данный момент – именно из финала истории с импичментом Дональд Трамп начинает свой поход во второй срок с уверенно высокими шансами на победу.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров