понедельник, 26 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Митрополитбюро: Поможет ли Зеленский вернуть Филарету ПЦУ Цена, которую Украина может заплатить за возможный реванш в церкви – Томос об автокефалии

Получив подтверждение своей победы на выборах от ЦВК, Владимир Зеленский довольно неожиданно предпринял обход церковных лидеров. «Довольно неожиданно», потому что до сих пор он не проявлял большого интереса к церкви. Можно предположить, что он кинулся заполнять пробелы в образовании: раз он раньше не интересовался церковью, то вполне логично начать изучать вопрос, не откладывая. Но таких пробелов у новоиспеченного украинского президента – человека, который, конечно, высмеивал политиков, но при этом вряд ли глубоко вникал в суть государственных дел, – довольно много. Отчего поспешность, с которой он кинулся наводить мосты именно с церковниками, бросается в глаза.

Не стоит удивляться. Встреча с церковными лидерами – вполне логичный шаг со стороны Владимира Зеленского. Этим шагом он декларирует свой переход в иной статус – из фигляра, который смеялся над «термосом», в государственные мужи, которые отдают себе отчет, какую важную роль в жизни его народа играет религия, церковь и все те моральные и исторические аспекты, которые с ней связаны. «Термос» остался в прошлом.

Церковная карта для Зеленского – белое пятно. Ему предстоит выстроить собственную политику в этой сфере с нуля. Заручиться поддержкой, обрести союзников или, напротив, беспощадных критиков в весьма чувствительной сфере. Церковный вопрос в сознании украинского избирателя политизирован и даже геополитизирован. Оступиться в церковном вопросе в наших реалиях – это оступиться в политике в целом.

И потерять очки в следующем раунде борьбы за власть. Ведь президентство – это еще не конец игры. Впереди парламентские выборы, на которых, надо думать, «соперник номер один» – Петр Порошенко – намерен взять реванш. А он-то на церковном поле зарекомендовал себя очень ярко.

Впрочем, при определенном искусстве и везении победа Порошенко в борьбе за Томос может быть использована его соперником. Томос оказался серьезной встряской для общества в целом и церкви в частности. И тут, как и в любой революционной истории, подъем быстро сменяется спадом, а революция так же склонна пожирать своих детей, как и в любой другой сфере.

Томос поднял на поверхность массу противоречий, существующих в украинском православии, причем противоречия между «раскольниками» и «московскими попами» – это только верхушка айсберга

Так что обход церковников, предпринятый Зеленским, – рекогносцировка. На что и на кого он может рассчитывать в церковном поле? И, в первую очередь, в ПЦУ? Откровенного заигрывания с оппонентами ПЦУ – УПЦ МП – он не может себе позволить, поскольку для широких масс это будет равносильно декларации «промосковской ориентации». С УГКЦ власти всегда было трудно. К тому же «подведомственная» УГКЦ Галичина дала Зеленскому меньше всего голосов, да и сам глава УГКЦ Святослав Шевчук не спешил поздравлять Зеленского с победой и сделал это только после того, как ЦВК официально огласила результаты выборов.

Между прочим, митрополит Епифаний также не поспешил с поздравлениями, как это сделали более опытные игроки – патриарх Филарет и митрополит Онуфрий, которые разразились приветственными речами на следующий же день после выборов, когда картина стала более-менее ясна. И сам Зеленский при своем объезде церковников не забыл патриарха Филарета, уважил старика, хотя он вроде бы уже и не глава церкви.

Это интересный сигнал. Нельзя сказать, что в ПЦУ Владимиру Зеленскому «нечего ловить». Есть, еще как. Само то, что Томос «не сыграл» на выборах, как рассчитывал Порошенко, – намек его оппоненту на то, что договариваться можно и нужно. И примерно понятно, как и на чем можно сыграть, потому что ситуация в ПЦУ, как уже стало ясно, довольно нестабильная. В это нет «ничего такого» – церковь только «родилась» и находится в периоде становления, в ней пока в принципе не может быть стабильности. Но, увы, тем удобнее ею манипулировать.

Хотелось бы сказать, что многое зависит от того, как будет разворачиваться ситуация – и внутри ПЦУ, и с ее признанием со стороны мирового православия. Но мы не можем позволить себе такой роскоши – дистанция слишком короткая. Парламентские выборы в октябре, в то время как признание ПЦУ стало частью крупной игры на межправославной арене, а значит, и времени на ее признание потребуется немало.

Что же до ситуации внутри церкви, то это также уравнение со многими неизвестными. Во главе церкви – молодой неискушенный предстоятель, которого подпирают опытные функционеры. С одной стороны на него рассчитывают греки и «реформаторская» партия клириков и мирян, которые хотят использовать «революционную ситуацию» для глубоких церковных изменений. С другой стороны на него давят «старшие товарищи», которым совершенно не нужны никакие новшества. Ни греческие, ни украинские. Их вполне устроило бы, если бы все осталось, как в УПЦ КП, откуда они есть пошли.

А как настроение Его Святейшества? Скучает. Патриарх Филарет не привык быть не у дел – а публика так откровенно увлеклась новой церковью и новым главой, что о старом позабыли. Все объективы – на митрополите Епифании. Все разговоры – о митрополите Епифании. Президент Украины – подумайте только! – на Пасху пошел не во Владимирский собор, где правил патриарх Филарет, а в Михайловский Златоверхий, где правил митрополит Епифаний. И корреспонденты, как водится, за ним. Кстати, очень трогательная фотосессия получилась. Петру Алексеевичу к лицу статус «бывшего президента» – за маской «отца нации» на пасхальных фото отчетливо проступает человеческое лицо.

Патриарху Филарету есть о чем взгрустнуть. Он привык к власти, влиянию, ощущению себя центром массы, вокруг которого закручиваются потоки пространства-времени. Он очень рассчитывал – и не скрывал этого, – что управлять новой церковью будет вместе с молодым протеже. Или даже вместо него. А на самом деле власть потекла мимо.

Филарет, закономерно, чувствует себя обманутым – и президентом Порошенко, и греками, и собственной «молодой командой», и, надо думать, в особенности митрополитом Епифанием

То, что Порошенко – со-творец и покровитель проекта УПЦ КП, человек, уговоривший патриарха Филарета уступить грекам и не претендовать ни на патриарший статус, ни на место предстоятеля – больше не будет президентом, может быть, не очень хорошая новость для ПЦУ, которой не помешала бы поддержка президента в период становления. Но это вполне очевидный шанс для отодвинутого в тень патриарха. Он может вернуть утраченное влияние, не рискуя при этом вступить в конфликт с действующей властью.

Патриарх известен своей решительностью, да и некуда ему тянуть, надо ковать железо не отходя от кассы. Стало известно, что на 14 мая он приглашает к себе владык УПЦ КП. Повод вполне благочестивый – почтить память священномученика Макария, митрополита Киевского. Повестка дня: всенощное бдение у святых мощей, Божественная Литургия во Владимирском соборе и «братское общение во имя утверждения единства нашей Святой Украинской Православной Церкви, которая получила долгожданный Томос об автокефалии». В общем, сбор по расписанию плюс дружеское чаепитие.

Из любопытного. Приглашение исходит от патриарха, а не от митрополита Киевского, причем, как утверждают источники, сам митрополит Епифаний такого приглашения сразу не получил. Название церкви в приглашении – «Украинская православная церковь» вместо официального «Православная церковь Украины». Документ разослан на официальном бланке как бы «упраздненной» УПЦ КП. В результате в «утверждении единства церкви» читается зловещий намек на то, что как раз с ним, с «единством», что-то не так.

В епископате, кажется, также что-то чувствуют. Во всяком случае, высказывают тревогу, что этот вызов на «братское общение» к патриарху – неспроста. То, что патриарх Филарет был неудовлетворен греческим компромиссом, он никогда и не скрывал. Его не устраивает название – он предпочел бы сразу и без обиняков «отнять» его у УПЦ МП. Его не устраивает Устав – демократию, понимаешь, развели, отменили «митрополитбюро». Его не устраивает статус украинской церкви – митрополия, а не патриархат. Но, главное, его не устраивает то, что главой церкви оказался не он. И не только де-юре, как он предполагал, но и де-факто. Нового митрополита охотно поддержали не только привластные круги – епископы готовы демонстрировать лояльность именно Епифанию. Скажем прямо, патриарх Филарет умел держать персонал в узде, но кто возьмется утверждать, что персонал был от этого в восторге?

Однако часть привилегированного «персонала» такая ситуация вполне устраивала. И в нынешней ПЦУ еще достаточно УПЦ КП, на которую патриарх Филарет может опереться. Предположительно, встреча 14 мая – проверка лояльности. После этой встречи (и по ее результатам) возможна вторая часть, также заявленная патриархом в СМИ – проведение Поместного собора, на котором будет пересмотрен принятый от греков Устав. Основные векторы изменений патриарх также декларирует в открытую, и в контексте событий это можно считать его предвыборной программой: изменение статуса церкви с митрополии на патриархат, изменение названия (ПЦУ на УПЦ), изменение принципа организации Синода – возвращение к постоянному членству взамен греческой модели годовой ротации, – и то, о чем патриарх не говорит в открытую, но что читается между строк – возвращение власти в церкви «законному владельцу». Ему.

Если ориентироваться на высказывания патриарха в прессе, мы можем стать свидетелями реванша в церкви – старое советское попытается возобладать над новым, неидеальным, но все же уже «несоветским».

Патриарх – возможно, ввиду возраста – предельно откровенен: «греческая модель» для нас чужая и чуждая, нам следует ориентироваться на модель, которая действует в РПЦ. И которая, добавим, действовала в УПЦ КП. Каждый воспроизводит то, что знает, а ничего, кроме советского православия – номенклатурного, «системного», подчиненного интересам государства и власти – патриарх не знал, не знает и, судя по его собственным выступлениям, знать не желает.

Исходя из политического контекста, решительных действий – если патриарх, действительно, на них готов – следует ждать довольно скоро. Между инаугурацией и парламентскими выборами. В этот период усилия новый президент если и не поддержит патриарха, то и мешать не станет. Владимиру Зеленскому, по большому счету, все равно – ПЦУ или УПЦ КП, Филарет или Епифаний. Главное – ослабить противника. Выдернуть из-под его ног хотя бы одну из его очевидных побед – ПЦУ.

Цена, которую Украина может заплатить за возможный реванш, – Томос об автокефалии. Напомню, текст Томоса повторяет принципиальные положения Устава, и если эти положения будут изменены, Томос станет неактуальным. Томос в реальности станет «термосом». За который, по словам патриарха Филарета, Зеленский уже извинился. Извинился, видимо, именно перед ним, лично. И это тоже весьма интересный штришок к сюжету.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров