неділя, 14 липня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Взрыв в ногу: Почему Турция не спешит винить Россию в диверсии в порту Дериндже Эрдоган к потенциальной встрече с Путиным получил средство давления на российского автократа

Через три недели после выхода России из Черноморской зерновой инициативы и с началом обстрелов ею украинской портовой инфраструктуры уже и в турецком порту Дериндже, расположенном на Мраморном море, днем 7 августа прогремел мощный взрыв. Он произошел на одном из пшеничных элеваторов при выгрузке зерна на судно.

По словам мэра города Зеки Айгюна, там расположено 40 терминалов, а взорвались два из них. Пострадали, по предварительным данным, не менее 10 человек.

В тот же день в газете Hurriyet появилась информация о вероятном приезде российского диктатора Владимира Путина в Турцию в конце августа для встречи с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, и главной темой переговоров будет вышеупомянутое соглашение и возобновление зернового коридора. Ведь российская блокада тоже нанесла ущерб как бизнесу, так и политическим интересам Анкары.

Взрыв – российская диверсия?

С учетом последовательности и типичного для Кремля характера его действий первым предположением в ответ на трагедию в Дериндже является причастность к ней России, то есть проведение ею диверсии на территории Турции как средства давления на Анкару, что является привычным для российского режима инструментом «внешней политики».

По мнению представителя украинского ГУР Андрея Юсова, которое он выразил в эфире телемарафона, вероятную причастность России следует «тщательно» расследовать, поскольку этот инцидент выглядит «очень странно» при текущих политических обстоятельствах.

Впрочем, из Турции раздаются несколько иные мнения по поводу российского следа. Так, как отметил председатель Турецкого зернового совета Ахмет Гюльдал, власти среди других версий рассматривают и диверсию, но, по его словам, эта версия выглядит слабой из-за строгих мер безопасности в порту, которые распространяются на всех без исключения — на «госслужащих, работников или владельцев предприятий».

Параллельно гендиректор Турецкой специализированной продовольственной биржи (TÜRİB) Али Кирали успокаивает общественность: из 75 тыс. т зерна в терминалах пострадали лишь около 20%, при этом нынешний урожай в Турции очень хорош – 22 млн т, следовательно, на турецкий экспорт и позиции страны этот инцидент не повлияет.

Не того встретили

Однако все же допустим, что именно «слабая» версия достоверна. Почему в таком случае Турция умаляет вероятность откровенно враждебного акта со стороны Москвы?

На первый взгляд, может показаться, что Путин и его подельники, находясь в собственном информационно-политическом пузыре, до сих пор считают, что их методы принуждения других лидеров являются действенными. Что, как продемонстрировал ряд международных мероприятий (встреч, саммитов и т.п.), уже больше не работает в отношении европейских лидеров. И тем более диверсия не поразит президента Турции, которая в свое время, напомним, не побоялась сбить российский Су-24, который на несколько километров и пару минут нарушил воздушное пространство страны со стороны Сирии.

Поэтому Эрдоган не из тех людей, которых испугает агрессивность россиян. Он, грубо говоря, является тождественным Путину политическим лидером, но гораздо более последовательным, рациональным и прагматичным. Что он демонстрирует то и дело.

И в этом случае Анкаре действительно просто выгодно отрицать, пока это целесообразно, причастность России, поскольку текущие отношения с Россией Турция уничтожать намерена не намерена. По нескольким причинам.

Во-первых, Анкара отчасти еще заинтересована в торговле с РФ. И дело не только в каких томатах, но в импорте/экспорте другой продукции, а также в дешевых энергоносителях, и российских туристах, которые в условиях тотальной изоляции выбрали именно турецкое направление. В условиях, мягко говоря, непростой ситуации в турецкой экономике, Анкара не может себе позволить терять эти немалые доходы.

Во-вторых, гипотетический откровенно враждебный акт России против Турции укрепляет переговорные позиции Эрдогана, а не Путина, поскольку турецкий лидер может выставить конкретный чек Кремлю. Иными словами: «Нет, вы не силу продемонстрировали, вы теперь нам должны».

И во время возможного визита Путина в Турцию Эрдоган, очевидно, попытается свести игру в ноль, а по некоторым направлениям прижать российского диктатора к стене, потому что Россия находится в гораздо более сложной ситуации.

Следует напомнить, что у Эрдогана есть эффективные инструменты давления на Путина. Это и серый экспорт (то, что от него осталось), и контроль Турции над Босфором, который Анкара может мгновенно заблокировать и, например, лишить Россию возможности вывезти свою группировку войск или грузы из Сирии.

Далее. В Турции на сегодняшний день самый большой и мощный флот в Черном море. Если учесть, что украинские надводные дроны заставили ЧФ РФ находиться в постоянном движении, то лишние хлопоты с турецкими кораблями им никак не нужны.

Продолжая тему судоходства в Черном море, еще отметим два возможных «аргумента» Эрдогана для Путина.

Первый: Анкара может поддержать идею с конвоированием кораблями НАТО зерновозов, следующих из украинских портов или в целях защитить их от атак российского флота.

Второе: 2 августа закончились натовские маневры в Средиземном море при участии Италии, Турции, Великобритании и США. В составе постоянной морской группы НАТО 2 (SNMG2) и постоянной противоминной группы НАТО 2 (SNMCMG2) фрегаты, эсминцы и минные тральщики отработали расчистку вод от мин, защиту от воздушных, ракетных и надводных атак. Это очевидный месседж именно России со стороны союзников, которые таким образом намекают на готовность зайти в Черное море и чистить акватории от российских мин.

Итак, если Путин вдруг не пойдет на договоренности с Эрдоганом, то, по всей вероятности, в Черном море однажды может увеличиться присутствие кораблей НАТО.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поділіться цим