субота, 28 січня 2023 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Путин – сатана: В какую ловушку Конституционный суд загнал Онуфрия Согласно закону, признанному конституционным, недостаточно, чтобы УПЦ открестилась от РПЦ. Необходимо еще, чтобы РПЦ открестилась от УПЦ

Предстоятель УПЦ МП Онуфрий сейчас перед роковым выбором: порвать с московским патриархатом – или с Украиной. Каких-либо третьих вариантов ему не оставил Конституционный суд Украины своим решением от 27 декабря.

Какая часть закона главная

Тем не менее, руководство УПЦ сохраняет надежду, что можно будет по-прежнему сидеть на двух стульях. Об этом свидетельствует сообщение на сайте УПЦ.

Глава юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов прокомментировал решение КСУ, которым он признал соответствующими Конституции Украины изменения в статье 12 закона «О свободе совести и религиозных организациях», согласно которым религиозные организации, имеющие религиозные центры управления в РФ, должны это указывать в своем названии. «КСУ признал закон о переименовании конституционным. В то же время следует отметить, что решение КСУ не обязывает УПЦ изменить свое название, оно лишь касается соответствия закона о переименовании Конституции Украины», — отметил главный юрист УПЦ. Он обратил внимание на то, что «в самом законе отсутствует какое-либо упоминание об УПЦ», и подчеркнул, что «УПЦ зарегистрирована в соответствии с украинским законодательством, ее учредителем является Собор УПЦ, ее религиозный центр, как и все органы управления, находятся в городе Киеве».

Как видим, главный юрист УПЦ упирает на то, что это закон о переименовании. Но переименование — это только первая часть закона. А есть еще и вторая часть, которая четко указывает, какая именно церковь подлежит переименованию.

Онуфрий и Кирилл должны откреститься друг от друга оба

Согласно закону, который КСУ 27 декабря признал соответствующим Конституции, он распространяется на те религиозные организации, которые удовлетворяют хотя бы одному из трех признаков. И УПЦ удовлетворяет двум из этих трех признаков.

Первый признак: в уставе религиозной организации, действующей в Украине, содержатся указания на вхождение в структуру религиозной организации, руководящий центр которой находится за пределами Украины. Тут УПЦ может сказать: мы этому признаку не удовлетворяем, ибо в РПЦ не входим, читайте наш устав, мы оттуда все свидетельства нашей принадлежности РПЦ вычистили.

Второй признак: в уставе зарубежной религиозной организации, руководящий центр которой находится в России, содержатся указания на вхождение в ее структуру религиозной организации, действующей на территории Украины, а также на право принятия уставными органами управления указанной зарубежной религиозной организации решений по каноническим и организационным вопросам, обязывающим для религиозной организации, действующей территории Украины. Этому признаку УПЦ удовлетворяет. В пункте 18 главы XI устава РПЦ сказано: «Украинская Православная Церковь является самоуправляемой с правами широкой автономии. В своей жизни и деятельности она руководствуется Томосом Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом Украинской Православной Церкви, который утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси».

Третий признак: уставом религиозной организации, руководящий центр которой находится в России, предусмотрено обязательное вхождение руководителей действующей на территории Украины религиозной организации в уставные органы управления указанной зарубежной религиозной организации с правом решающего голоса. Этому признаку УПЦ тоже удовлетворяет. Предстоятель УПЦ Онуфрий по должности является постоянным членом синода РПЦ. И он, стоит подчеркнуть, не сложил с себя эти полномочия.

Итак, согласно закону, признанному конституционным, недостаточно, чтобы УПЦ открестилась от РПЦ. Необходимо еще, чтобы РПЦ открестилась от УПЦ.

Перспективы: или переименование, или запрет

Теперь скажем о развилке, перед которой оказалась УПЦ. Прежний вариант, то есть сидеть на двух стульях (быть формально украинской, а реально российской церковью), будет все более затруднителен, а затем и вовсе невозможен. Придется выбирать: Украина или РПЦ.

Если УПЦ выбирает Украину, тогда нужно сделать несколько очень легких (с юридической токи зрения) шагов. Прежде всего, Онуфрий должен сложить с себя полномочия члена синода РПЦ. Кроме того, УПЦ должна заявить о своей полной автокефалии, вопреки грамоте патриарха Алексия от 27.10.1990, согласно которой УПЦ «соединена с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью через нашу Русскую Православную Церковь». И, наконец, избавиться от названия УПЦ, которое фигурирует в уставе РПЦ, и взять себе новое название — к примеру, АУПЦ (Автокефальная Украинская православная церковь). Тогда уже не будет соответствия ни одному из трех критериев, позволяющих утверждать о вхождении церкви в состав РПЦ.

Альтернативный вариант — УПЦ выбирает РПЦ вместо Украины. Тогда ничего делать не нужно. Все сделает украинская власть. Напомним, что алгоритм действий уже расписан в решении СНБО 1 декабря. В частности, там поручено Кабмину в двухмесячный срок внести на рассмотрение Верховной Рады законопроект о невозможности деятельности в Украине религиозных организаций, аффилированных с центрами влияния в РФ.

Что это значит — «аффилированных с центрами влияния в РФ»? Конституционный суд уже дал подсказку: можно записать в законопроект те же самые три критерия, дословно, и все они будут считаться заведомо конституционными.

Главное значение решения КСУ именно в этом. Оно дает власти возможность идти тем же путем, который был обозначен еще четыре года назад (20.12.2018) законом о внесении изменений в статью 12 закона «О свободе совести и религиозных организациях». Только тот закон ограничился лишь требованием указывать принадлежность РПЦ в названии, а новый закон будет за эту принадлежность запрещать.

Есть ли у власти политическая воля идти о этому пути? Похоже, сейчас — да. Об этом говорит множество фактов, и первый из них — это как раз решение КСУ. Оно принято по результатам рассмотрения конституционного представления 49 нардепов еще прошлого созыва, внесенного 18 января 2019 г. То есть на принятие решения потребовалось почти четыре года. И можно уверенно утверждать, что оно появилось благодаря тому, что у власти появилась политическая воля.

28 декабря судьи КСУ Сергей Головатый и Александр Петришин, которые были докладчиками по этому делу, провели пресс-конференцию. Головатый подчеркнул, что другие ветви власти и полномочные органы, принимая свои решения, будут руководствоваться позицией КСУ по этому закону. Отвечая на вопрос, будет ли решение КСУ способствовать запрету УПЦ МП, Головатый фактически подтвердил, что постановка вопроса — правильная: «Введение запретов — это к законодателю. Как поступит законодатель — ничего не могу сказать».

А Петришин добавил, что правовые последствия применения закона находятся в компетенции Государственной службы по вопросам этнополитики и свободы совести. Уточним, что во исполнение решения СНБО эта служба переведена в прямое подчинение Кабмина (что говорит о резком росте ее роли в системе власти) и 16 декабря получила нового руководителя. Им стал известный религиовед Виктор Еленский, который свою позицию сформулировал четко: «Структуры Московского патриархата не должны быть в Украине. Таков общественный запрос».

Еще один факт — это реакция на решение КСУ секретаря СНБО Алексея Данилова. «Не имеете отношения к РФ, то официально откреститесь, скажите, что Путин — сатана. Называйте вещи своими именами, и тогда будет по справедливости», — обратился он к попам УПЦ в эфире телемарафона. Очевидно, что решение суда ему нравится. Фактически власть получила еще один способ показать Онуфрию и прочим иерархам УПЦ, что сейчас все серьезно. Вдобавок к тому, что уже показали СБУ своими обысками и уголовными делами и СНБО своими санкциями.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поділіться цим