п'ятниця, 1 липня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Капкан для Зеленского: Как Онуфрий спасает УПЦ МП Нельзя допустить, чтобы во время войны московская церковь диктовала Украинскому государству свою политику

Русская православная церковь в Украине заговорила языком религиозной ненависти. 12 мая синод Украинской православной церкви Московского патриархата выступил с заявлением о том, что «в стране разгорается внутренний, религиозный фронт».

Особенно обеспокоен синод тем, что «активизировались захваты храмов Украинской Православной Церкви». «Все эти факты являются следствием ошибочной религиозной политики времен президентства П.А. Порошенко и разрушительной идеологии так называемой Православной Церкви Украины. Убеждены, что именно такая деятельность предыдущей власти и ПЦУ и стала одним из поводов военного вторжения в Украину», – говорится в заявлении.

По мнению синода, «преступные действия, направленные против Украинской Православной Церкви, имеют признаки подрывной и диверсионной деятельности». В связи с этим синод призвал Владимира Зеленского «принять необходимые меры против беззаконных действий в отношении Украинской Православной Церкви».

Расчет Онуфрия

Фактически синод сформулировал оправдание российской агрессии: дескать, одним из поводов для вторжения РФ стали предпринятые в Украине «беззаконные действия в отношении УПЦ», а виноваты в этом Порошенко и ПЦУ. По логике синода, если бы не действия Порошенко и ПЦУ, то вторжения можно было бы избежать, но Порошенко и ПЦУ вынудили Путина вторгнуться.

Предстоятель УПЦ МП Онуфрий проявил прямо-таки дьявольское коварство. Синод подстрекает Зеленского ударить по ПЦУ, обольщая его тем, что это будет ударом по Порошенко. Авторы заявления надеются, что Зеленский подтвердит их тезис, оправдывающий Путина: дескать, в агрессии РФ виноваты те (в т.ч. Порошенко и ПЦУ), кто создал поводы для вторжения.

Коварство еще и в том, что если бы Зеленский попал в этот капкан, то он и сам тоже стал бы виноватым в российском вторжении. Ведь он тоже создал повод – своим заявлением 19 февраля на Мюнхенской конференции, что «Будапештский меморандум не работает и все пакетные решения 1994 года поставлены под сомнение». (В тот пакет 1994 года входило и присоединение Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия.) Напомним, что 21 февраля, обосновывая свое решение о признании «ДНР» и «ЛНР», Путин заявил: «Уже прозвучали заявления о том, что Украина собирается создать собственное ядерное оружие, и это не пустая бравада. У Украины действительно есть все советские ядерные технологии и средства доставки такого оружия… появлением в Украине оружия массового поражения ситуация в мире, в Европе, особенно для нас, для России, изменится кардинальным образом. Мы не можем не реагировать на эту реальную опасность».

По той же логике, в российском вторжении виноваты также депутаты Верховной Рады второго созыва (они записали в Конституции государственный язык украинский и не дали официального статуса русскому языку) и восьмого созыва (они включили в Конституцию курс на вступление в НАТО). Ведь Путин счел «ущемления русского языка» и стремление Украины в НАТО тоже поводами для вторжения.

Если придерживаться логики синода, то вообще нельзя делать ничего такого, что не нравится Путину. Но это означает полную утрату Украиной субъектности и превращение в сателлита РФ.

В чем Онуфрий просчитался

Объективно говоря, УПЦ МП сейчас в глубоком кризисе. Полномасштабное российское вторжение поставило эту церковь перед вызовом, на который она не сумела найти ответ.

Под одной церковной крышей оказались люди, придерживающиеся антагонистичных взглядов. Так было и раньше, до 24 февраля. На оккупированных территориях Крыма, Донетчины и Луганщины было зафиксировано множество случаев тесного сотрудничества священников УПЦ МП с оккупационными властями, благословения российских воинов, освящения российской военной техники и т.п. После 24 февраля подобные случаи стали фиксироваться и в других районах, которые удалось захватить оккупантам. В то же время на территориях, подконтрольных Украине, некоторые священники УПЦ МП ведут прокремлевскую пропаганду.

Например, месяц назад Днепропетровская областная прокуратура сообщила о задержании настоятеля храма УПЦ МП «по факту пособничества в планировании, развязывании и ведении агрессивной войны и действий, направленных на разжигание национальной и религиозной розни». По данным следствия, начиная с 24 февраля «священнослужитель во время молитвенных богослужений перед своей паствой и посетителями поддерживал позицию патриарха РПЦ Кирилла и действия оккупационной власти РФ, оправдывал военное вторжение агрессора, давал указания прихожанам насчет оказания помощи вооруженным силам РФ».

Есть в УПЦ МП и приличные люди, придерживающиеся противоположных взглядов. Тогда же, месяц назад, более 400 священников УПЦ МП подписались под обращением к предстоятелям поместных православных церквей с призывом «привлечь патриарха Кирилла к ответственности и лишить права занимать патриарший престол».

Эти священники чувствуют настроения людей. Они понимают, что если церковь будет занимать двуличную позицию, то прихожане будут уходить из нее.

От этого, проукраинского крыла УПЦ МП можно было услышать ожидания, что синод однозначно отмежуется от агрессора. В частности, предлагались такие шаги: внести изменения в устав церкви и отменить зависимость от РПЦ; прекратить поминать Кирилла в богослужениях; наказать священников, ведущих антиукраинскую, прокремлевскую пропаганду.

Однако синод занял совсем другую позицию. Вместо того чтобы исправлять собственные ошибки, он решил нагнетать ненависть к Порошенко и ПЦУ.

По сведениям наших источников, в первые два месяца полномасштабной войны Онуфрий был сильно напуган и считал вполне реальной перспективу запрета УПЦ МП по примеру запрета пророссийских партий. Тем более что и законопроект соответствующий появился.

Но в конце апреля стало известно, что депутаты пришли к консенсусу о том, что этот вопрос не нужно поднимать. «Мы долгое время обсуждали этот вопрос в рамках наших политических фракций и групп… Мы договорились так: во время войны мы не имеем права принимать ни один закон, раскалывающий украинское общество», — сообщил спикер парламента Руслан Стефанчук.

Похоже, Онуфрий расценил это как «прощение грехов» и решил перейти в наступление. Поэтому он попытался создать капкан для Зеленского, рассчитывая на примитивную реакцию на слово «Порошенко». По-видимому, авторы обращения синода надеются, что Зеленский угодит в эту ловушку и объявит какие-то решения в защиту УПЦ — например, провозгласит мораторий на переходы общин в ПЦУ «во время военного положения». Если бы это произошло, кремлевская пропаганда могла бы тут же похвастаться, что Киев признал свою вину и начал отступление на религиозном фронте. Подчеркнем, что «религиозный фронт» — это терминология синода УПЦ МП.

Понятно, что эти расчеты не оправдаются. Онуфрий не получит желаемого. Но все же обращение синода нельзя оставить без внимания. Ибо там изложена позиция, которая снимает вину с Путина и перекладывает ее на украинцев.

Также в своем заявлении синод ни словом не упрекнул тех священников УПЦ МП, которые оправдывают Путина или вообще стали пособниками врага. Но таких фактов немало, и их нужно предавать огласке, ибо именно они вызывают возмущение людей и побуждают их переходить в ПЦУ.

Синод пытается сделать виноватой власть в своих проблемах, хотя виновата исключительно сама УПЦ МП. И вот за эту попытку переложить на других свою вину нужно наказывать прежде всего в информационном пространстве. Нельзя допустить, чтобы во время войны московская церковь диктовала Украинскому государству свою политику.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.