среда, 16 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Лед и пламя: Как Россия объединит Северную Европу и США Интерес к Арктике со стороны Запада лишь подстегивал Москву проводить еще более масштабную экспансию. Процесс ускорился после вторжения россиян в Украину и последовавшей вслед за этим геополитической изоляции

20 мая в Рейкьявике состоится саммит Арктического совета на уровне министров иностранных дел из Дании, Исландии, Норвегии, России, США, Финляндии и Швеции. То есть из стран с видами на этот богатый ресурсами регион, имеющий стратегическое значение.

По оценке Геологической службы США, на Арктику приходится 13% мировых запасов нефти и 30% газа. А ввиду того, что поляризация мира никуда не делась, а напротив ужесточается, то участники саммита очень активно сейчас продвигают повестку дня своих стран.

К примеру, глава МИД РФ Сергей Лавров 17 мая заявил, что Арктика — ни много ни мало является российской территорией: «Всем прекрасно было давно известно, что это наша территория, это наша земля».

И отдавать эту территорию, со слов Лаврова, Москва никому отдавать не намерена. Ну, возможно лишь Китаю, с которым она усиливает сотрудничество фактически в статусе сателлита. Однако точно не НАТО, которую в регион в противовес России пытается «завлечь» Норвегия.

Глава российской дипломатии фактически перед саммитом цементирует притязания России на этот регион, которые, к примеру, распространяются на хребет Ломоносова — своего рода «нить», пролегающую через Северный Ледовитый океан и как бы связывающую Россию с Северной Америкой и Гренландией.

«Осваивать» хребет Ломоносова на международном уровне Москва начала еще с 2001 г., подав соответствующую заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа, а в 2007 г. она отправила туда экспедицию для проведения комплекса исследований с целью подтвердить свои утверждения о том, что хребет является продолжением континентального шельфа России. Что ученые и сделали.

Отправка экспедиции стала ответом на действия Дании, занявшейся аналогичными исследованиями в 2004 г. Позиция Копенгагена следующая: хребет Ломоносова — продолжение Гренландии, датской административной автономной единицы. А значит, именно датчане имеют все права на хребет.

К игре в 2010 г. подключилась и Канада. Тогда уже экс-министр иностранных дел Джон Бэрд заявлял, что хребет Ломоносова — продолжение территории Канады.

Понятное дело, что интерес к Арктике со стороны Запада лишь подстегивал Москву проводить еще более масштабную экспансию. Процесс ускорился после вторжения россиян в Украину и последовавшей вслед за этим геополитической изоляции.

Россия принялась штамповать свои военные базы в регионе одну за другой.

В декабре 2017 г., когда была введена в эксплуатацию военная база «Арктический трилистник» (остров Земля Александры), глава минобороны РФ Сергей Шойгу утверждал, что с 2012 г. Россия построила порядка 425 различных объектов, разместив там тысячи военных и технику.

Естественно, подробности об этих объектах поступают дозировано или власти вовсе ограничиваются общими фразами.

Впрочем, полностью скрыть от США и Европы свою деятельность в Арктике России тоже не удается.

Например, прошлым летом издание The Drive, ссылаясь на спутниковые снимки компании Planet, сообщило, что взлетно-посадочная полоса на «Арктическом трилистнике» увеличилась с 2,5 км до 3,5 км. Так что теперь с нее без ограничений могут работать все образцы летной техники, имеющиеся в распоряжении ВКС. Впрочем, речь, в первую очередь, идет не только об истребителях-перехватчики дальнего радиуса действия МиГ-31БМ и их ударной модификации МиГ-31К, оснащенной гиперзвуковыми ракетами «Кинжал», но также о стратегических бомбардировщиках Ту-95 (включая морскую разведовательно-противолодочную версию Ту-142) и Ту-160.

От Земли Александры, стоит отметить, с учетом возможностей Ту-95 и Ту-160, рукой подать до берегов Гренландии и Канады — 1-1,5 тыс. км, до побережья США (Аляска) — около 3 тыс. км. Так что угроза вполне реальна.

В апреле нынешнего года канал CNN, изучив спутниковые снимки компании Maxar Technologies, пришел к выводу, что Россия также готовит свои арктические базы для размещения там хваленного подводного ядерного беспилотника «Посейдон». Реальных доказательств его существования и эффективности нет, но Россия прежде всего опирается на миф, а не на реальную угрозу.

Помимо освоения региона военными Россия также использует для расширения своего присутствия и логистику — Северный морской путь, который пролегает от Карского моря до Берингового пролива, и является «полярной» альтернативой популярным маршрутам через Индийский океан и Суэцкий канал.

В марте 2019 г. Москва заявила, что отныне ранее открытый для международного судоходства маршрут уже не столь открыт. Теперь РФ требует, чтобы все суда и корабли за 45 суток уведомляли о проходе по Севморпути.

Нечто подобное в этом году решила провернуть Турция, принявшись муссировать тему выхода из конвенции Монтре.

Единым фронтом

Арктические амбиции России вызывают беспокойство у Организации Североатлантического договора и ее союзников.

Ожидаемо, что угроза со стороны РФ подтолкнула другие страны региона к тесной кооперации и выработке общей стратегии противодействия российской политике.

С этой целью накануне саммита в Рейкьявике госсекретарь США Энтони Блинкен специально отправился в Данию и Гренландию, откуда вылетит в Исландию на саммит, на полях которого намерен провести личную встречу с Лавровым.

Одной из тем переговоров, как сообщил журналистам 17 мая в Дании представитель Госдепартамента, будет строительство газопровода «Северный поток-2», завершения которого пытаются не допустить США, Украина, Польша и страны Балтии.

Что характерно, визит Блинкена в Копенгаген уже можно считать успешным, поскольку, как заявил опять-таки 17 мая сам госсекретарь, угрозой Европе «Северный поток-2», как и стягивание российских войск к украинской границе, считают и США, и Дания.

Страны дали консолидированную оценку, несмотря на то, что Дания, несколько лет вставлявшая палки в колеса газпромовскому проекту, а затем все же позволившая прокладку трубы в своих водах, снова начинает трепать нервы России такого рода заявлениями.

Очевидно, что критика в адрес «Северного потока-2» обусловлена именно проведением Арктического саммита, в ходе которого Дания и другие участники намерены заставить Москву сбавить обороты и пойти на уступки.

Уже понятно, что тема СП-2 станет одной из ключевых на саммите, пусть трубопровод и пролегает по дну Балтийского моря, а министры приедут в столицу Исландии обсудить вопросы, касающиеся Арктики.

Притом саммит в еще большей степени интенсифицирует ряд геополитических процессов.

Во-первых, это укрепление сотрудничества североевропейских стран (Дании, Финляндии, Норвегии и Швеции) в рамках NORDEFCO (Североевропейского оборонного сотрудничества).

Во-вторых, усилится присутствие в регионе кораблей стран-членов НАТО, которые в последнее время все чаще ходят у берегов России. При этом возможность вступления в Альянс выглядит все более привлекательной для шведов и финнов на фоне возрастающей агрессивности соседки. Концепция нейтралитета у них остается превалирующей, но вследствие общественных дискуссий сама возможность присоединения к НАТО в случае необходимости уже признается приемлемой. Правительства обеих стран допускают интеграцию в Альянс, если Россия продолжит нынешний внешнеполитический курс.

Север Европы в корне изменяет свои подходы и видение будущего Арктики. Это прекрасно иллюстрирует новая Арктическая стратегия Швеции. По сравнению с документом 2011 г. в ней обозначена смена приоритетов. Если десять лет назад во главу угла ставили защиту окружающей среды региона в рамках борьбы с изменением климата, то сейчас наряду с этим направлением во главу угла ставится обеспечение мира и стабильности в Арктике. Мира и стабильности, которым угрожает Россия.

К тому же, Стокгольм изменил свое отношение к сотрудничеству с Евросоюзом в региональных вопросах. Теперь шведы своими потенциальным партнерами по этому направлению видят ЕС, в особенности Германию, а также Великобританию, Канаду и США. Ну, и НАТО в целом.

Все эти факторы в совокупности определяют повестку дня предстоящего саммита и будущий политический климат. Включая, в частности, и вероятность проведения в июне двусторонней встречи президента США Джо Байдена с его российским коллегой Владимиром Путиным, и формат этого саммита.

Кстати, возможным местом его проведения российский «Коммерсант» называет Швейцарию.

Почему — очевидно. Финляндия, ввиду своего движения к НАТО, уже не представляется такой комфортной переговорной площадкой как раньше. Как, впрочем, и любая из нордических стран. А на фоне заявлений российского МИДа о намерении расширить список «недружественных государств» становится очевидно, что и в Центрально-Восточной Европе подходящих площадок для такой встречи почти не осталось. До недавнего времени ввиду давних и разнообразных связей с РФ таковой оставалась Австрия, но череда шпионских скандалов последнего времени делает ее не самой удобной локацией.

Таким образом, упоминание едва ли не единственной безоговорочно (пока) нейтральной страны — это, по сути, развитие изоляционистской речи Путина 9 мая, вновь призывавшего всех россиян сплотиться перед общей угрозой в ламповом свете советского победобесия.

Вероятное проведение встречи в Швейцарии — это отсылка к временам Первой, Второй мировой и холодной войн, во время которых она выступала контактной и переговорной площадкой — с весьма немалой, впрочем, выгодой для себя.

Если встреча Путина с Байденом состоится здесь, это вполне может стать официальным символом отката в XX век и очередной вехой новой холодной войны. Особенно если саммит в Рейкьявике задаст соответствующий тон.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров