среда, 2 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Слияние и аннигиляция: Как в России уничтожается производство боевых самолетов Турция показала, что будет с российской авиацией в случае ее столкновения с более современными ВВС и ПВО. О США и говорить неприлично

Российский военно-промышленный комплекс благополучно и последовательно хоронит жажда наживы власть имущих. Так, буквально на днях было объявлено об объединении двух ведущих компаний в области военной тактической авиации — «МиГ» и «Сухой». На их базе появится такой себе «Дивизион военной авиации» в структуре АО «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК).

Впрочем, для такого шага у российских властей есть как объективные, так и субъективные причины. Прежде всего, конечно, экономического порядка. Ни для кого не секрет, что, несмотря на модернизацию вооруженных сил, которую Россия начала после войны «0808» против Грузии, объемы заказов самолетов тактической авиации далеки от экономически выгодных. Резко упали и доходы от экспорта боевой авиации — те страны, у которых есть деньги, купят более рентабельные и более эффективные западные образцы, а победнее — китайские.

Поэтому тот же «МиГ» последние годы занимался только одним — совершенствованием истребителей на базе старого доброго советского МиГ-29, а «Сухой» — Су-27. Поэтому это слияние является некой попыткой сохранить остатки былой роскоши. Уже заявлено, что техническое и конструкторское сопровождение самолетов многочисленного семейства марки МиГ-29 и перехватчиков МиГ-31 будет осуществлять специальная группа в составе корпорации (читай — в составе «Сухого»).

Понятно, что такие резкие движения иностранные заказчики воспримут как минимум настороженно, а значит, неизбежно падение заказов и доверия к бывшему «МиГу» и «Сухому» как надежному партнеру. Так как при закупках боевых самолетов немалую роль играет также техническое сопровождение и возможности беспроблемной закупки запасных частей и комплектующих.

На фоне фактического разгона «МиГа» почти наверняка объединение не пойдет на пользу и «Сухому», ведь, как правило, всегда под маркой слияния и реорганизации руководство избавляется от наиболее «горючего материала» среди сотрудников. И это снова-таки обычно самые инициативные и перспективные. Уже сегодня известно, что прежний руководитель «Сухого» Игорь Озар покидает компанию.

И еще — если говорить о принципах функционирования рынка, то отсутствие конкуренции приводит только к застою и деградации. Уже сейчас утеряны многие советские наработки, утеряна целая школа конструкторов. Очень яркий пример — история с истребителем пятого поколения Су-57.

Работы по этому проекту, который представлялся российской пропагандой как ответ на американские F-35 Lightning II и F-22 Raptor, начались еще в далеком 2001 г. За прошедшие 19 лет на него была потрачена просто фантастическая сумма — по самым скромным подсчетам, около 60 млрд руб., то есть примерно $3 млрд!

По первоначальным бравурным планам, новый истребитель планировали принять на вооружение уже в 2016 г., а до 2020 г. получить 52 машины. Однако фактически на сегодня построили всего семь опытных машин и одну предсерийную, которая благополучно разбилась 24 декабря прошлого года.

И это на фоне того, что американцы успели в 2005 г. запустить и в 2011 г. снять с производства F-22 «Раптор», а сегодня на вооружение не только США, но и их союзников поступает суперсовременный F-35. Причем даже китайцы, которые вступили в гонку позже всех (их J-20 полетел на год позже Су-57, в 2011 г.), и то уже смогли добиться реальных результатов. А россияне к этому моменту смогли только осознать, что проект Су-57 потерпел фиаско.

То есть, когда российские генералы говорят о стандартизации парка тактической авиации и о том, что к середине века на вооружении Воздушно-космических сил РФ будет только один пилотируемый истребитель, совершенно непонятно, о чем идет речь. Ведь даже в госзаказе последнего года нет строки на закупку того же Су-57, вместо чего покупается менее современный, но имеющийся в серийном производстве Су-35 (по сути, всего лишь развитие Су-27).

А на фоне слияния вполне может оказаться, что новая ОАК будет не способна эффективно работать, ведь системы менеджмента разные, подходы разные, даже основные документы по-разному разрабатываются и пишутся.

Есть в объединении и коммерческий интерес властей предержащих. С большой долей вероятности остатки персонала «МиГа» соберут в Жуковском, а землю, на которой находятся цеха, продадут под коммерческую застройку. Благо земелька находится в весьма лакомом районе Москвы.

То есть уровень планирования новой российской власти понятен — ради сиюминутной выгоды загубить, без сомнения, уникальный самолетостроительный комплекс.

Скажутся ли эти пертурбации на боеготовности российской боевой авиации? Без сомнения, да и не лучшим образом. Ведь несмотря на наличие полного цикла производства самолетов, полного перевооружения даже на машины поколения 4+ в ВКС РФ не произошло. А теперь серийное производство временно или нет, но просядет.

И это на фоне отсутствия у россиян стратегических и тактических ударных беспилотников, которые в более продвинутых ВВС уже давно выполняют часть функций пилотируемой авиации.

Естественно, что эффективность применения боевой авиации резко просядет. И этот процесс, кстати, уже очень хорошо видно, если анализировать опыт применения ВКС РФ в Сирии. Тут начиная с 2015 г. россияне в условиях отсутствия у противника системы ПВО как таковой потеряли как минимум семь вертолетов и столько же самолетов.

Что будет с российской авиацией в случае столкновения с более современными ВВС и ПВО, хорошо видно на примере краткосрочного конфликта с Турцией в ноябре 2015 г., когда «соколы Эрдогана», играючись, сбили российский бомбардировщик Су-24. О США уже давно и говорить неприлично — по американской стратегии российская авиация и ядерные силы уничтожаются в первые же часы ударами по аэродромам и местам базирования. А шансов выжить у летчика того же Су-35 в воздушном бою с F-35, скажем так, очень немного.

Причем стоит сказать, что объединение «МиГа» и «Сухого» только начало масштабной реорганизации. Уже идут разговоры об объединении ведущих вертолетостроительных компаний — «Камова» и «Миля». К чему все это приведет на фоне падающих буквально каждый день в цене нефти и газа, а также все усиливающихся санкций против РФ всего остального мира, думаю, говорить не нужно.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров