пятница, 23 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Убийство Сулеймани: Как конфликт США и Ирана повлияет на Украину Для понимания масштаба фигуры – именно Сулеймани в 2011 году «продавил» решение о том, что иранские «ихтамнеты» будут защищать правительство Асада. И лично Сулеймани в 2015 году убедил Путина расширить присутствие России в Сирии

Глава спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции генерал Касем Сулеймани был очень интересным персонажем. Для большинства читателей, даже знакомых с международной политикой, имя этого чиновника, который нашел свою смерть в Багдадском аэропорту под ударами ракет с американских беспилотников, не слишком знакомо. Хотя свой след в кровавой истории ближневосточных конфликтов, и к тому же многих, он оставил.

Начав свою карьеру как простой лейтенант Корпуса стражей, он благодаря смелости и врожденным талантам командира быстро выбрался наверх – еще в ирано-иракскую войну. А затем Сулеймани взялся строить на Ближнем Востоке «иранский мир» – фактически по тем же правилам, что и Путин «русский».

Опираясь при этом не столько на языковой или этнический фактор, сколько на принадлежность к шиитским течениям ислама. Общины шиитов в Сирии и Ираке стали опорными пунктами для разведывательных и силовых операций под руководством Сулеймани. Люди которого – обычно без формы и знаков различия Корпуса стражей – действовали на территории чужих стран под видом «местных ополченцев».

Для понимания масштаба фигуры – именно Сулеймани в 2011 году «продавил» решение о том, что иранские «ихтамнеты» будут защищать правительство Башара Асада. И лично Сулеймани в 2015 году убедил Владимира Путина расширить военное присутствие России в Сирии.

Также этот чиновник обеспечил и масштабное участие шиитских «ополченцев» во внутренних делах соседнего Ирака. Хотя, следует отдать ему должное – он был одной из ключевых фигур в деле уничтожения «Исламского государства». Нередко американские войска и отряды Сулеймани, которому теперь Трамп посмертно присвоил титул «террориста номер один», сражались с исламистами практически в едином строю.

Популярность Сулеймани в Иране достигла такого уровня, что в 2017 году появилось мощное общественное движение, пропагандировавшее идею его выдвижения на пост президента. Хотя подобная идея, кажется, не вызвала особого энтузиазма ни у религиозных лидеров Ирана, которым не слишком хотелось усиливать и без того чрезмерно влиятельный Корпус стражей исламской революции, ни у более либеральной части населения, которая опасалась радикального «закручивания гаек» таким лидером.

Но, как бы там ни было, рост влияния Сулеймани не политику в регионе не мог не раздражать американцев. И нападение на посольство США в Багдаде, которое, по мнению спецслужб США, было организовано иранским генералом и его подчиненными, стало последней каплей.

Немедленно после уничтожения Сулеймани в сторону Вашингтона посыпались угрозы со стороны Ирана и финансируемых и поддерживаемых Ираном организаций – вроде той же «Хезболлы». Путин на пару с Макроном «выразили глубокую обеспокоенность», а Лавров в разговоре с Помпео что-то даже «осудил». Но особенно острой реакции мировой общественности на эти события все-таки не последовало. По вполне очевидной причине.

Поскольку политические выгоды от гибели Сулеймани получат практически все – кроме, конечно, Ирана. Для России смерть «серого кардинала» ближневосточной политики будет означать сокращение иранского влияния в Сирии – чему в Кремле однозначно порадуются. В Израиле тоже вздохнут с облегчением. Поскольку Сулеймани был многолетним союзником, «деловым партнером», а по некоторым данным – и спонсором ливанского движения «Хезболла».

И даже внутри Ирана все не так однозначно с «горем из-за гибели национального героя». Поскольку чрезмерная популярность Сулеймани раздражала как духовное руководство страны, так и экономический блок иранского правительства. У которого, из-за активной геополитической деятельности генерала, возникали закономерные проблемы – как с финансированием этой деятельности, так и с выстраиванием экономических отношений с потенциальными партнерами, которым не нравилась концепция «иранского мира», который так активно создавал Сулеймани.

Поэтому сразу после смерти иранского генерала обострение на Ближнем Востоке будет неизбежным. Так как Иран, так и многочисленные «гибридные сателлиты» захотят продемонстрировать США свое возмущение и готовность отомстить за смерть Сулеймани. Но это обострение вряд ли кто-то планирует переводить в плоскость полномасштабной войны.

А что касается цены на нефть, то, немного подросши после уничтожения иранского генерала, она вряд ли продолжит какое-то масштабное увеличение даже в краткосрочном плане. Хотя бы потому, что сейчас есть немало желающих увеличить добычу. И сдерживали экспортеров от такого шага только опасение относительно возможного падения цен. Поэтому возможные перебои с поставками нефти из этой части ближневосточного региона будут компенсированы как, к примеру, монархиями Персидского залива, так и остальными глобальными игроками. Поэтому это не отразится на стоимости топлива в Украине.

Более того, гибель Сулеймани, которая с большой вероятностью приведет к уменьшению влияния Корпуса стражей исламской революции внутри Ирана, вполне может в долгосрочном плане привести к усилению условной партии «хозяйственников» в Тегеране. Что, на самом деле, только обострит конкуренцию на нефтяном рынке.

Впрочем, есть во всей этой ситуации и одна реальные опасность. И заключается она в том, что вероятная эскалация конфликта, который изначально никто не хочет доводить до полномасштабной войны, может банально выйти из-под контроля. Каким-то ополченцам удастся слишком уж эффективно – или эффектно – атаковать американскую базу. Или во время ночного авиаудара американских ВВС пострадают не комбатанты, а, к примеру, какое-то культовое сооружение. И локальное обострение все же сможет перерасти в полномасштабную войну, в ходе которой Вашингтон и Тегеран будут выяснять отношения на территории третьих стран. Следует отметить, что отправка дополнительных войск США в регион, а также новые ночные авиаудары могут посодействовать такому нежелательному, но вполне вероятному сценарию.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров