вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Свидетельство Тейлора: Как Украингейт превращает Трампа в «Титаник» Посол Тейлор – это максимально информированный представитель военно-политического фланга «очень глубокого государства». Дискредитировать его не удастся, а связываться опасно

Свидетельства временного поверенного в Украине Билла Тейлора в Палате представителей Конгресса США – а точнее, перед законодателями, расследующими наличие оснований для объявления импичмента президенту Дональду Трампу – вновь обнулили все усилия Белого Дома по спасению своего хозяина.

Заговор. В теории

А ведь в последнее время таких усилий было предпринято немало: сам Трамп назвал парламентское расследование «линчеванием», его администраторы едва ли не пинками сбивали вместе партийную отару, а самого президента отправили в тур по лояльным штатам в надежде заглушить громом бичующих выступлений нарастающий гул вашингтонского негодования.

Правда, некоторые из этих попыток, такие как откровения Майка Малвэни (который, как теперь выясняется, вместе с венгерским премьером Виктором Орбаном зачем-то настраивал Трампа против Украины, потакая президенту в его болезненных фантазиях) или запреты Майка Помпео, оказались скорее деструктивными. Тем не менее, попытка контратаковать после показаний Мари Йованович, Фионы Хилл, Джорджа Кента и Гордона Сондленда, рассыпая издевки и угрозы, теперь смазана не только предательством курдов, но и откровенным выступлением посла Тейлора. Которое для многих расставило точки над і.

Ведь далеко не все члены Палаты представителей (да и из Сената посматривают на это дело с тревогой – пропрезидентские ресурсы начали разгонять конспирологию о «заговоре Митта Ромни») разбираются в хитросплетениях и процедурах внешней политики, но стремятся к ясности в вопросе законности действий Трампа. Тем более что опросы показывают: большинство американцев возмущены поползновениями главы государства поставить себя выше закона.

Хотя профессиональным обозревателям американской и международной политики насчет этого дела все стало ясно уже после прочтения обмена сообщениями между дипломатами: совершенно прямое нарушение конституции США, даже если Трамп об этом не подозревал. Но те, кто позднее постарался дополнительно засекретить разговор американского и украинского президентов, знали о грубом и явном нарушении закона с первых секунд.

Теперь даже традиционно скептические комментаторы говорят о прямой дороге к импичменту, а Малвэни и Помпео открыто дразнят клоунами. Притом что из сообщений было понятно, что уж кто-кто, а кадровый госслужащий Уильям Брокенбро Тейлор без тени колебания и в мелких деталях расскажет о происходящих непотребствах все.

Что рассказал Тейлор

Во-первых, посол подтвердил, что Трамп заблокировал военную помощь Украине и избегал встречи с Владимиром Зеленским ради принуждения Киева к сбору компромата и открытия уголовного дела. И не только в отношении Байдена – как известно, у Трампа есть навязчивая идея, вброшенная, разумеется, из Москвы, что украинцы работали против него и в пользу Хиллари Клинтон на продолжающих вызывать вопросы выборах 2016 г. Более того, президент прямо давал подобные указания (это та правда, от которой посол в ЕС Гордон Сондленд пытался увильнуть) дипломатам, а также создал теневой канал отношений с Киевом в лице Руди Джулиани. А также требовал от Зеленского даже использовать отдельные точные фразы в обещаниях разоблачить «демократическую банду» (это уже вообще ни в какие ворота не лезет – то ли в Трампе умер политтехнолог, то ли политтехнологи копошатся в его голове).

Во-вторых, среди новых обстоятельств этого разрушившего Госдеп и добивающего администрацию скандала можно выделить следующие два. Так, Тейлор рассказал то, о чем, вероятно, умолчал – в силу явной одиозности такой постановки вопроса для госслужащего цивилизованной страны – Гордон Сондленд. А именно о том, как Сондленд объяснял Тейлору психологию Трампа: мол, президент – бизнесмен и поэтому, прежде чем подписать чек, закономерно желает получить товар. Видимо, об этом и шла речь в разговоре, когда, осознав принципиальность Тейлора, недавний гостиничный предприниматель Сондленд сказал ему «Позвони мне».

Тейлору, видимо, в силу удаленности от Вашингтона, удалось сохранить массу разных записей – в самом округе Колумбия госсекретарь Помпео делает все, чтобы скрыть любые истребованные Конгрессом документы как по украинскому вопросу, так и по другим, родственным ему, темам (например, российской). Поэтому с точки зрения парламентского расследования в отношении импичмента Билл Тейлор оказался бесценным кадром.

Отметим, кстати, что в нынешнем качестве он проработал не более полугода и, как утверждается, возвращаться на дипломатическую службу не стремился, чуя, чем попахивает от Дональда Трампа, – но явно переступил через себя, сочувствуя нашей стране и глубоко осознавая жизненные интересы Америки как ее патриот. Так что, кроме прочего, послу Тейлору, как и послу Болтону, которого мы тоже, видимо, скоро сможем лицезреть на Капитолийском холме, просто-напросто наплевали в душу.

В-третьих, к этому выступлению Тейлор системно подготовился, излагая внутренне непротиворечивую и со многих точек зрения уже известную детективную историю о дипломатии Джулиани, о том, что по словам Сондленда, в украинском отношении абсолютно все – и помощь, и кредиты, и визиты, и риторика – стало зависеть исключительно от публичных «разоблачений» украинской стороной личных политических оппонентов Трампа. А заодно, подчеркнем, навешивания нашей страной на себя каких-то несуществующих в природе прегрешений перед американским президентом, о которых его, по-видимому, проинформировал Владимир Путин. Виктор Орбан то же самое делал в собственных, а может быть, и путинских интересах.

Четверо Майков и остальные

По словам присутствовавших при выступлении Тейлора членов Конгресса, в зале часто раздавались крайне эмоциональные возгласы. Судя по всему, часть республиканцев (кстати, это уже стало проявляться в риторике некоторых влиятельных консервативных конгрессменов) стала, наконец, осознавать всю глубину морального падения нынешнего Белого Дома и степень разложения еще оставшихся в нем куковать персонажей. Что касается демократов, то они считают, что свидетельство Тейлора, обладающего прекрасной памятью и в мельчайших деталях передавшего все разговоры, значительно ускорит расследование Палаты.

Что касается президентской администрации, то она, не рискуя нападать на безупречного Билла Тейлора, которому в 72 года нечего терять, и не имея чем ответить по содержанию, выдавила из себя поднадоевшую ахинею про «заговор неизбранных чиновников против демократии». Устами некой очередной пресс-секретарши (стоит отметить, пасторская дочь Сара Сандерс, чей отец к тому же едва не стал кандидатом от республиканцев, как-то ушла в тень, видимо, не желает портить себе карму) Белый дом проскрипел что-то вроде «сплетен и кампании травли, на которые отвлекаются деньги налогоплательщиков».

И здесь любопытно, что как бы ни хотела спикер нижней палаты Нэнси Пелоси, в особенности в условиях полной неопределенности насчет кандидатур от демократов уже через несколько месяцев, затянуть процедуру порки Дональда, вряд ли ей это удастся. Слишком уж все ясно, и концентрация расследования теперь находится в прочных рамках украинского вопроса. Так что, пожалуй, скоро и современным украинским руководителям пришлют повестки в Вашингтон. И в первую очередь фигурирующим в показаниях американских дипломатов.

А вот из числа американцев, которые вряд ли бы хотели на этом этапе сотрудничать со следствием, – можно говорить о четырех Майках: Пенсе, Помпео, Малвэни и отставном Флинне, роль которых схожа с ножками позолоченного кресла Дональда Трампа. А также о Рике Перри. Сами же придут – и с большим удовольствием – многочисленные теперь советники по национальной безопасности, министры обороны и главы администрации. Если понадобятся конгрессменам, конечно, – и скучно точно не будет, острый зуб мудрости на Трампа за эти три года вырос у всех…

Отдельно надо остановиться на том, почему именно показания Тейлора так важны, причем часть демократов требует изменить процедуру и сделать их публичными. А дело в том, что Билл Тейлор – человек надпартийный и вообще в публичной политике, то есть в борьбе партий, не замеченный. Ведь именно поэтому Трамп и оперся на таких ветеранов. Кстати, возникает впечатление, что Тейлор, как и Волкер, работал чуть ли ни бесплатно, но об этом ничего определенного сказать нельзя. Но с Трампа станется сэкономить на пенсионере.

Следствие и последствия

Первая заметная должность Тейлора, выпускника Вест-Пойнта (впоследствии и Гарварда) и героя вьетнамской войны, которую он закончил капитаном, в Госдепе относится еще к 1992 г. Тейлор был назначен координатором американской государственной помощи странам бывшего СССР в ранге посла (то есть то ли еще при Буше-старшем, то ли уже при Билле Клинтоне). Можно себе представить уровень доверительности и масштаб этой деятельности.

Чем же он раньше занимался, биография-то местами выбелена, как и у нового посла в России, недавнего первого заместителя госсекретаря Джона Салливана? Лишь в 2002-м посол Тейлор занял ту же должность в Афганистане, координируя теперь уже не только американскую, но и международную помощь Кабулу. В 2004-2005 гг. он возглавлял офис по управлению реконструкции Ирака в Багдаде. Кроме того, Тейлор отвечал за экономические вопросы в американской миссии по разрешению кризиса в секторе Газы (функцию специального посланника тогда выполнял Джеймс Вульфенсон, десять лет возглавлявший Всемирный банк).

В 2006 г. Джордж Буш-младший назначил Тейлора послом в Украине. При Бараке Обаме Тейлор – первый специальный координатор американской помощи странам «арабской весны» (с 2011 г.), отвечавший за Египет, фактически крупнейшего реципиента американской военной помощи, Тунис и Ливию. А также постоянно выступал как эксперт по Украине в вашингтонских аналитических центрах – нередко с позиций большего вовлечения США в украинские дела. То есть посол Тейлор – это максимально информированный представитель военно-политического фланга «очень глубокого государства». Дискредитировать его не удастся, а связываться опасно.

Поэтому из событий, произошедших на комиссии по импичменту, следует ряд выводов.

Первый – Гордона Сондленда, все-таки попытавшегося выгородить Трампа, – могут вернуть пред ясны очи Конгресса, и как бы до обвинений в нарушении присяги не дошло.

Второй – вызов Джона Болтона начинает казаться неизбежным, а он еще про Северную Корею и Россию расскажет.

Третий – рано или поздно сломается амбициозный Майк Помпео, который все еще мечтает о сенаторском, а то и президентском кресле.

Четвертый – теперь расследование пойдет быстрее, но и нытья от трампистского крыла республиканцев будет еще больше. И жаль, что Трамп так «не любит» воевать, ведь в нынешних обстоятельствах это единственный способ отвлечь внимание от этого избиения и падения в пропасть во лжи.

Наконец, пятый: Украине из этой истории не вылезти еще годами, причем независимо от того, что она будет предпринимать или кто победит на следующих американских выборах. Впрочем, любое тамошнее новое президентство будет внимательно следить за украинскими делами, раз здесь рождаются такие ураганы компромата. Ввиду этого на Трампа уже можно не рассчитывать: его торговля американскими интересами и сдача их по миру делает нынешнего президента США малополезным для Украины.

Проблемы у него тоже теперь такого характера, что Зеленский ему мало чем сможет помочь. Очевидно, что сегодня надо смещать украинские векторы ближе к балансу связей с ведущими игроками (разумеется, исключая Россию) и их менее инфантильными правительствами, не втравливающими другие страны в свои политические бои без правил.


Максим Михайленко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров