неділя, 4 грудня 2022 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Василий Рыбников: Почему бункер не защитил Путина от боевых комаров В московском федеральном бункере президента РФ отмечали большой православный праздник Хуйловин. Все гости были в страшных костюмах, патриарх Кирилл принес с собой вместо тыквы голову Кобзона и деловито выковыривал из нее содержимое, чтобы засунуть внутрь свечку. Бытовало поверье, что сделанный таким образом "Фонарь Йоси" укажет Путину путь к победе над коварным и подлым врагом

— Комбат-батяня, батяня-комбат, ты попу не прятал от юных ребят, — сумрачно напевал Путин, зябко кутаясь в пять слоев противомоскитной сетки. — Горят корабли, вертолеты горят, на попах ребят три засоса подряд!

— Опять попы, — проворчал Медведев. — Владим Владимыч, что-то эти ваши бесконечные попы в любом публичном выступлении как-то уже…

— Просто сиди на попе ровно и не отсвечивай, если не разбираешься, — резко сказал Путин. — Ты вот, например, зачем в костюм комара вырядился?

— Ну это же страшный костюм такой на Хуйловин, — объяснил Медведев. — Украинский биологический комар, зараженный опасными…

— По-твоему, это смешно?! — заорал Путин. — Ты представляешь, что будет, если хотя бы одна такая тварь…

— Тихо, тут могут быть укропские беспилотники, — сказал Пригожин. — Я слышал, они наводятся по сонару, тупо на звук.

— Как же по сонару, когда мы же глубоко под землей, — забеспокоился Путин, — ведь правда?

— Это подземные беспилотники, — мрачно отрезал Пригожин, — длина восемь метров, на носу бур, по бокам весла, внутри 800 тонн взрывчатки. Если Украина долбанет, а потом еще скажет, что это Россия…

— Что творят, суки, — прошипел Путин. — О боже, комар! Два, три!

— Суровикин, огонь! — быстро скомандовал Пригожин.

Суровикин кинул гранату. Раздался взрыв, свет в бункере погас.

— Посидите, суки, без света, — счастливо объявил он. — Привет от генерала Армагеддона.

— Да не туда огонь, — устало сказал Пригожин. — По хахлам же надо.

Суровикин выхватил еще одну гранату и кинул ее в батарею отопления. Грохнуло. По полу потекла горячая жижа из президентского чемодана.

— Посидите без тепла, суки, — сказал довольный Суровикин. — Генерал Армагеддон наносит удар возмездия.

— Все, все, ложная тревога, — сказал Путин, вылезая из-под стола. — Генерал Суровикин, благодарю за службу. Между тем, это не отменяет того факта, что будь у меня резиновая попа, я бы мог, в частности, подпрыгивать на стуле.

Гости бункера тревожно переглянулись, но не увидели друг друга в темноте.

— Фонарик есть у кого-нибудь? — подал голос Медведев, воспользовавшись темнотой, чтобы допить бутылку водки и начать другую.

— Если свет загорится, разъ#бу тут все к х#ям, — предупредил Суровикин. — С приветом, генерал Армагеддон.

— Черт, как же нам повезло с новым командующим эсвео, — сказал Пригожин. — И слов на ветер не бросает, и всегда говорит, как есть!

— А чито, в тэмноте оно, дон, даже ынтерэснее, — сказал Кадыров, — можно всякие стурашные ыстории рассказывать, дон. Вы слышали, напримэр, чито шайтаны, дон, в суваих лабоураториях вырастили биологический ауца, у которой зубы саусэм нэ там, где их ажидает устрэтить джигит-натурал? Мы с маим братом Аслан тэперь вынуждэны использовать железный кружка, дон, даже когда мы удвайом!

Распереживавшись, Кадыров достал трубку с анашой и неосмотрительно чиркнул спичкой. Суровикин кинул гранату на вспышку. Бахнуло. При свете взрыва Путину показалось, что мимо пролетает комар в вышиванке. Путин поежился и поплотнее замотался в сетку.

— Э, вы поосторожней там, иже еси, — недовольно пробурчал из дальнего угла патриарх Кирилл. — Кобзону только что осколком полчелюсти снесло. Подсветите кто-нибудь, я поищу.

— Путь к стабильному освещению другой, — важно сказал Медведев. — Надо просто признать правомерность требований России в рамках СВО и ее результаты, отраженные в нашей Конституции, и тогда со светом наладится.

— А я все разъ#бу, — встрял Суровикин, широко улыбаясь. — Знаете, как меня во всем мире прозвали?

— Тихо! — прохрипел Пригожин враз осипшим голосом. — Слышите?

В наступившей тишине послышался нарастающий гул за стеной бункера. Невидимый бур вгрызся в бронированное перекрытие, бункер задрожал. На пол посыпались крошки бетона.

— Подземный украинский беспилотник! — пискнул Пригожин. — Мы все умрем!

Сквозь дыру, образовавшуюся в стене бункера, просунулся перископ с фонарем и по очереди осветил лица собравшихся.

— Суровикин, огонь! — закричал Путин.

— Не могу, — признался Суровикин. — Гранаты кончились. Ждем поставок из Ирана.

— Хуегеддон ты, бл#дь, а не Армагеддон, — сказал Путин.

В это время патриарх Кирилл закончил долбить череп Кобзона, сунул в него свечку и подпалил. Рот и глазницы великого политического деятеля загорелись священным огнем.

— Изыди, сатана! — крикнул Кирилл, направляя «Фонарь Йоси» на врага и осеняя себя крестным знамением задом наперед.

Перископ некоторое время всматривался в Кобзона, потом втянулся обратно. Украинский подземный беспилотник сдал назад, развернулся и трусливо уехал. Все переглянулись, не веря своему счастью.

В дверь бункера постучали, вошел радостный Золотов, принес трухлявый гроб.

— Товарищ президент, бл#дь! — доложил он, кидая гроб на пол перед Путиным. — По вашему приказу спецгруппа Росгвардии сп#здила в Херсоне мощи князя Мормышкина!

— Наконец-то! — радостно вскрикнул Путин, бросаясь к гробу. — Вот уж сегодня везет так везет! Князь Мормышкин! Покровитель святой Руси! Кто-нибудь, откройте же скорее крышку!

Однако крышка открылась сама от мощного удара изнутри. Из гроба восстали два огромных биологических комара.

— Оно диви, Ху#ло, — сказал один из них, засаживая в горло Путина хобот размером с водопроводную трубу.

— Ага, — сказал второй, ломая позвоночник генералу Армагеддону.

Светящаяся голова Кобзона выпала из онемевшей руки патриарха Кирилла на пол и погасла.


Василий Рыбников / УНИАН
Поділіться цим