суббота, 5 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Василий Рыбников: Владимир Зеленский и День выборов В Украине свирепствуют местные выборы и новая президентская программа "Большой Ковидник". Универсальной валютой стал статус участника боевых действий для народных депутатов, посетивших Константиновку. Руководство государства тайно перебралось на избирательный участок №800489 в Оболонском районе Киева, где президент Зеленский пытается лично задать избирателям пять важных вопросов, о которых говорят на кухне

— Пссс, эй, пацанчик, — таинственно обратился Зеленский к богато одетому бородачу в наушниках, из которых слышался смутный кислотный треск. — Иди сюда, я задам тебе пять важных вопросов о том, что мы обсуждаем на улице, на кухне и в Интернете, о чем спорим с друзьями, о чем раньше нас никогда не спрашивали. У тебя был детский онанизм?

— У Порошенко был, — с готовностью ответил бородач, поворачиваясь к президенту. Кислотный треск усилился. — У меня есть фотографии, показать?

— Покажи! — жадно сказал Зеленский, сдвигая на затылок капюшон волонтерского костюма зайчика с надписью на манишке «5 вопросов от президента». На каждом ухе зайчика в рамках запрета на агитацию в день выборов было написано «Зе!», а на животе — «Голосуй за кандидатов от партии «Слуга народа».

Бородач пожевал брекетами, сунул руку в сумку, порылся в пакетах с цветными голландскими таблетками и, достав очень страшную фотографию Медведчука, с обличающим видом сунул ее Зеленскому под нос. Зеленский отшатнулся.

— Это же Медведчук, — сказал он неприязненно.

— Медведчук, — еще более неприязненно кивнул бородач. — Это говорит о том, что связь Порошенко и Медведчука была куда более тесной, чем предполагалось ранее, и, что самое возмутительное, куда более личной. Как вам личные связи Порошенко и Медведчука?

— Слушай, а ты не Лещенко? — вдруг догадался Зеленский.

Лещенко зарделся.

— Эй, волонтер, принимай инвентарь! — зычно проорал глава партии «Слуга народа» Корниенко, подкатывая к Зеленскому большой лототрон, брендированный логотипом «5 вопросов от президента». — Оплачено из членских взносов.

— Немногие знают о том, что в лихие девяностые Порошенко крутил на базарах лохотрон, — заметил Лещенко. — На деньги обманутых людей он покупал сигареты и подсаживал на них детей. Все есть в документах. Как вам новость о том, что Порошенко учил детей курить, чтобы они побыстрее умирали?

Корниенко выпучил глаза и попытался было бросить под ноги использованный стик от айкоса, но перед ним внезапно возникла злобно скалящаяся Верещук, и функционер, вздохнув, покорно отнес окурок в урну. Верещук с ненавистью ударила по урне ногой, и мусор безобразной кучей высыпался на тротуар.

— Вот они, результаты работы Кличко, — горько сказала Верещук.

— Как вам информация о том, что Порошенко забашлял Медведчуку, чтобы тот погубил Стуса? — гнул свое Лещенко.

Зеленский крутанул барабан.

— Кручу-верчу, ответы на жизненно важные вопросы узнать хочу! — весело заорал он. — Эй, девуля, подходи, ответ на мой каверзный вопрос поскорее ты попробуй-ка найди!

— Клоун сраный, — неприязненно сказала девуля, сняла маску и оказалось, что это народный депутат Виктория Сюмар. — Когда мы стояли на всех Майданах, ты членом на рояле играл. Писеграй вонючий.

Пытаясь заглушить эти несправедливые слова, Лещенко засунул наушники поглубже и включил бумбокс.

— Ой, пісє-пісєграй, грай для нас, грааай! — гнусаво запел Корниенко под аккомпанемент колонки, старательно перекрикивая Сюмар. — Танок свій жвавий ти не зупиняй. За красну пісю на всі голоси що хочеш, пісєграй, по-про-сиии!

— Голосуйте за кандидатов от партии «Слуга народа»! — заорал Зеленский, перекрикивая Корниенко.

— А вот это не что иное, как незаконная агитация в день выборов! — рявкнула Сюмар.

— Нет, это не агитация, — весело сказал Зеленский. — Это я имею право как президент.

— Сюмар — дура набитая, — сказала нардеп Богуцкая. Без надетого на голову ведра она была сегодня особенно хороша. — Если Сюмар говорит, что пока она стояла на Майдане, Зеленский играл членом на рояле, она должна за эти слова ответить, правда, Александр Корниенко?

— Что здесь делает Укупник? — удивился Корниенко, бросая недоуменный взгляд на Богуцкую. — Что тебе от меня надо, чучело?

— Я не Укупник, я народный депутат Лиза Богуцкая, — насупилась Богуцкая.

— Ну извини, без ведра не узнал, — заржал Корниенко. — Шутка. Давно придумал, но все как-то не представлялось случая…

— Нарушаем? — деловито спросил советник главы МВД Антон Геращенко. — Пытаемся сорвать волонтерский опрос?

— Это не опрос, а незаконная агитация в день выборов! — закричала Сюмар. — Давно я не видела такого цинизма!

Геращенко укоризненно покачал головой и махнул «беркутам». «Беркуты» скрутили Сюмар и утащили ее в автозак.

— Слышь, Антон, я хочу задать тебе важный вопрос, — сказал Зеленский, чтобы заполнить неловкую паузу. — Люди говорят: весна пришла, где посадки?

— В п#зде, — сказал Геращенко.

— Я просто начинаю с этого вопроса каждое совещание с руководителями шести правоохранительных органов, — развел руками Зеленский. — Приказываю вам усилить работу в этом направлении.

— Бебебе, — сказал Геращенко.

Корниенко под шумок борьбы с коррупцией пошел в кусты отлить, но как только он расстегнул штаны, перед ним возникла злобно скалящаяся Верещук и вытянула губы дудочкой. Корниенко закричал и поспешно вернулся к лохотрону. В лохотроне ковырялся Зеленский, нащупывая шарик.

— Вопрос номер четыре! — воскликнул он, наконец. — Против телезрителей играет Вова Зеленский из Кривого Рога. Поддерживаете ли вы легализацию каннабиса в медицинских целях?

— Детский сад, — презрительно сказал Лещенко, закидывая за щеку две голландские таблетки и добавляя звук в наушниках. — Первый класс, вторая четверть.

— Аа, тыловые крысы, й#б вашу мать! — раздался за спинами волонтеров мрачный голос.

Все испуганно обернулись, ожидая, что их сейчас начнут бить националистически настроенные ветераны, и дело действительно шло к тому. Перед лохотроном в хищных позах стояли депутаты-фронтовики Давид Арахамия, Юзик и Галина Третьякова. Третьякова все время кивала, как гигантский болванчик, — очевидно, сказывались последствия фронтовой контузии. У Юзика была повязана голова, присутствовала также кровь на рукаве, по сырой траве за ним стелился кровавый след. Арахамия тяжело опирался на костыли, поджав ногу, на которую в пылу боя нечаянно наступил Юзик. Все они были одеты в бронежилеты — Третьякова в три, Юзик в четыре, Арахамия в 0,75, — имели шестьдесят два ордена на троих и удостоверения УБД.

— Позывной Абизянка, — мрачно представился Арахамия. — Третья конная эскадрилья имени Кузьмы Скрябина. Это мои боевые побратимы Корявый и Эсэсовка Барбара.

— Очень приятно, — с опаской сказал Зеленский, отчего-то пятясь. — Друзья, я хочу задать вам пять важных вопросов…

— В жопу себе засунь свои вопросы, — лениво сказал Арахамия, затягиваясь фронтовой самокруткой. — Где ты был, когда я в дроне под Горловкой горел?

— Сюмар, молчать, — прошипел Ермак, но потом вспомнил, что Сюмар уже арестовали, и покраснел.

— А, Ермак-х#ермак, и ты здесь, чмо небритое, — неприятно засмеялся Арахамия. — Супчику покушать не хочешь, пока мы, простые солдаты, будем сидеть без тарелок и смотреть на тебя с ненавистью?

— Ну это уже абсурд, ребята! — воскликнул Ермак. — Вы опять разгоняете самый странный фейк в этом году!

— Командир, позволь, я выстрелю ему в глаз из пулемета, — попросил Юзик. — Какая же оно гнида, сил моих нет.

— Друзья, друзья, умца-ца, аха-ха-ха! — воскликнул Лещенко, жутко изгибаясь в танце под кислотный треск в наушниках. — Все в порядке, я вот тут недавно переписывался с одним специалистом по суповому позиционированию, умца-умца, так он сказал мне, что суп, ха-ха-ха, — это единственное блюдо, которое нужно есть сразу, не дожидаясь, пока остальные…

Юзик издал голодный рев, подхватил с земли бумбокс и изо всех сил обрушил его на голову члена Наблюдательного совета Укрзализныци. Голова Лещенко провалилась в трусы, но он продолжал танцевать, как ни в чем не бывало.

— Отэто колбасит пацана, — с невольным уважением сказал Арахамия. — Барбара, добей его, что ли.

Третьякова, продолжая кивать, трижды пырнула железнодорожника штык-ножом в сердце. Лещенко стал танцевать еще быстрее.

— Ладно, ну его к черту, — решил Арахамия и попытался было выбросить окурок самокрутки под ноги, но перед ним возникла злобно скалящаяся Верещук и отрицательно покачала головой.

— А, бля! — заорал Арахамия и от неожиданности врезал ей костылем по лицу. Верещук упала под ноги Юзику, и тот, с размаху присев на ее спину, затянул грустную фронтовую песню про печурку и огонь.

— О, мальчікі, а скажіть-но мені, де тут записують у партію «Слуга народа»? — светским голосом спросила незаметно подкравшаяся сзади экс-депутат ВР Ирина Фарион. — Вступити хочу.

— Нигде, — быстро сказал Ермак. — Иди отсюда, бабка.

— Ну уж нєт, — ухмыльнулась Фарион. — Ніхто не зупинить кінець, час якого настав.

И настал конец.


Василий Рыбников / Цензор.нет
Поделитесь.





Новости партнеров