воскресенье, 19 сентября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Удар Привата: Как обвинения против Коломойского повлияют на отношения между Украиной и США Исковые материалы национализированного ПриватБанка против Коломойского – это, по сути, капкан для олигарха

Аналитик Атлантического совета США Андерс Аслунд обнародовал иск национализированного ПриватБанка к своим прежним владельцам, Игорю  Коломойскому и Геннадию Боголюбову. В числе ответчиков в нем указаны еще трое граждан США, и девятнадцать компаний, но в описанных в иске событиях они играли скорее технические роли. Заявление подано в государственный Канцелярский суд штата Делавэр.

По мнению истцов, Коломойский с Добролюбовым превратили филиалы ПриватБанка в часть денежной стиралки каких-то невероятных размеров. В частности, «с января 2006-го по декабрь 2016 года общее движение денежных средств (кредитов) через счета конечных бенефициарных собственников в кипрском филиале ПриватБанка, которые использовались для отмывания средств, составило $470 млрд, что примерно вдвое превышает валовой внутренний продукт Кипра за тот же период», указано в исковом заявлении.

Схема отмывания денег, если верить заявлению, была достаточно проста и незатейлива. Если верить материалам иска, то ПриватБанк собирал средства с розничных депозитов в Украине, предлагая хорошие условия и сервис. Потом деньги шли в филиал на Кипре. А потом на весьма выгодных для бенефициаров условиях «переливались» в сеть анонимных фирм в США. Коломойский с Добролюбовым даже не создавали несколько слоев подставных компаний в офшорах. Их «фишкой» было то, что средства не переходили в престижную недвижимость в крупных городах, как это обычно практикуют российские олигархи, а поступали в сеть анонимных фирм, и даже в реальный сектор экономики США – в частности, ферросплавные и металлургические комбинаты. Привыкший к металлургическому бизнесу, Коломойский решил продолжить его и в США.

Вся история – в том виде, в котором была изложена в исковом заявлении ПриватБанка – сразу вызывает несколько вопросов. Начиная с того, с каких таких депозитов или других источников поступили полтриллиона долларов для «отмывания», пусть даже на протяжении десяти лет? Услугами этой «стиралки» пользовалась половина европейской наркоторговли? Другой вопрос – это как надзирательные органы США не заинтересовались анонимными фирмами, в которые неизвестно откуда прибывали как минимум по 2,5 миллиарда долларов в год в каждую? В частности, куда смотрело Бюро экономического анализа Департамента коммерции США, в которое в течение 45 дней с момента регистрации компании иностранные инвесторы обязаны подавать соответствующую отчетность?

На фоне подобных вопросов интерес вызывают и дополнительные совпадения – сначала ФБР объявляет о расследовании дела против Коломойского в штате Огайо на предмет отмывания денег, а потом, спустя два месяца, появляется результат «детективной работы» ПриватБанка, который, судя по всему, провел масштабное расследование на территории двух иностранных государств.

Впрочем, все это интересные, но не ключевые детали. А суть выглядит следующим образом – Игорь Коломойский и его бизнес-партнеры оказались перед достаточно реальной опасностью. Эффектный «заход» в украинскую политику вместо «точечной» поддержки существующих политических сил, которую до сих пор практиковали все украинские олигархи, создал новые, неведомые Коломойскому риски.

Конечно, напрямую влиять на суд Делавэра при помощи «телефонного права» из Вашингтона не будут. И в случае, если суд оперативно признает Коломойского виновным в крупнейшем за всю историю планеты отмывании денег, вмешиваться в дело не станут.

Однако если дело окажется непростым и неоднозначным, и затянется на долгие годы (вероятность чего близка к ста процентам), Игорю Валерьевичу придется стать заметно более зависимым от доброй воли Вашингтона. Исключительно с целью сохранения личной свободы и имущества. И самая большая шалость в его жизни, которой стал его политический проект, может обернуться самой большой в его жизни проблемой.

Впрочем, как бы парадоксально это не выглядело, иск против Коломойского может в определенной степени даже упростить американо-украинские отношения. Которые на протяжении последних месяцев отравлял «фактор непредсказуемости» относительно новой президентской команды. И сейчас, когда Зеленский утверждает, что фактически продолжит международно-политическую линию предыдущего президента, а главный «не-спонсор» его политического взлета оказывается в зависимости от американской Фемиды, поводов для волнения как в Белом доме, так и в Конгрессе становится несколько меньше.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров