среда, 20 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Крейсер «Рязань», ракета и Путин: Почему «ядерный кулак» России похож на кукиш Для нейтрализации 80% ядерного потенциала РФ достаточно нанести удары по четырем критическим точкам

Попытки Кремля с 2008 г. играть роль супердержавы и перекраивать карту мира в свою пользу опираются на единственный сдерживающий фактор – ядерный арсенал ее вооруженных сил. И о нем Кремль постоянно напоминает, демонстрируя готовность превратить весь мир в «радиоактивный пепел» (по крайней мере на красочных мультфильмах). Однако в реальности все далеко не так радужно.

Из чего формируется «ядерный кулак» России? По состоянию на январь 2015 г. (более поздних достоверных данных в открытой печати нет) Россия располагала 499 стратегическими носителями, способными нести около 1900 ядерных боезарядов. На сегодня по образцу и подобию СССР российские ударные ядерные силы состоят из трех основных компонентов: наземных, морских и авиационных.

Причем в отличие от США, где ядерные силы распределены более или менее равномерно между всеми тремя компонентами, в России на флот и авиацию приходится только треть ядерного потенциала. По состоянию на начало 2015 г. в составе ВМФ РФ было 11 стратегических ракетоносцев трех типов, причем только восемь из них имели баллистические ракеты на борту. Ракеты, размещенные в 128 пусковых установках баллистических ракет морского базирования, могут нести 512 ядерных боезарядов.

Все находящиеся в настоящее время на вооружении ракетные комплексы морского базирования были разработаны в советское время в КБ машиностроения (в настоящее время – Государственный ракетный центр им. Макеева). При этом по крайней мере два типа ракет – Р-29Р и Р-29РМ – уже морально и технически устарели и остаются на вооружении вынуждено, так как полноценной замены им нет.

С 1998 г. ведется разработка нового ракетного комплекса морского базирования, известного как Р-30 «Булава». Но, несмотря на то что ракета в значительной степени унифицирована с ракетой наземного базирования «Тополь-М», 10 из 30 пусков оказались неудачными. То есть фактически треть ракет не достигли цели, что стало приговором для «Булавы», на создание которой ушло 20 лет.

Поэтому, чтобы как-то «закрыть брешь», было решено ставить обратно в строй ракеты Р-29Р. Принятая на вооружение в 1977 г. на тот момент это было самое современное оружие – шутка ли, первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета морского базирования, оснащаемая разделяющейся головной частью с индивидуальным наведением боевых блоков. Но после этого прошло уже больше 40 лет – для ракетных технологий, которые развиваются очень стремительно, это слишком большой срок.

Поэтому ракеты остаются на вооружении, только раз в три-четыре года проводятся контрольные стрельбы «по состоянию». Последний успешный запуск такой ракеты был осуществлен в 2015 г.

А вот 17 октября во время командно-штабного учения «Гром-2019», основной целью которых было очередное продление боевой годности ракеты Р-29Р, произошло ЧП – невыход ракеты из шахтной пусковой установки. Пикантности ситуации добавляет тот факт, что учениями руководил лично президент России Владимир Путин.

Показательным является и носитель – это атомный подводный крейсер К-44 «Рязань». Это последняя оставшаяся в строю лодка проекта 667БДР «Кальмар» была спущена на воду в 1982 г. (то есть 37 лет тому назад).

Что подтверждает и другую информацию, которая активно муссируется на Западе, – о том, что в России очевидная пробуксовка программы обновления флота подводных ракетоносцев. Даже по открытым российским данным, ситуация весьма плачевная. Так, согласно Государственной программе вооружений-2020 планировалось передать флоту восемь атомных подводных ракетоносцев «Борей» и восемь новых атомных многоцелевых подводных лодок «Ясень», способных наносить удары по целям на суше и море крылатыми ракетами большой дальности.

Однако в итоге из восьми ПЛАРБ типа «Борей» российский флот получил лишь три лодки. Причем две – «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский» – были готовы к 2011 г., однако не принимались в боевой состав из-за уже упоминавшихся проблем с основным вооружением – твердотопливной баллистической ракетой «Булава».

То есть фактически с 2011 по 2017 гг. в Северодвинске была построена всего одна лодка. Учитывая нынешние темпы строительства, к 2020-м вряд ли ВМФ РФ получит больше одной лодки. Причем план на постройку восьми атомных подводных лодок «Ясень» хотя и был сокращен до шести субмарин, но даже он не выполнен – ни одна лодка не вышла даже на этап испытаний, а одна и вовсе не заложена.

Стоит сказать, что ужасное состояние «ядерного щита» является тайной разве что для российских телезрителей. Что касается вероятного противника – США, то американцы располагают самой достоверной информацией.

Поэтому американские военные приняли доктрину «Быстрого глобального удара», согласно которой для нейтрализации 80% ядерного потенциала РФ достаточно нанести удары по четырем критическим точкам: это Гаджиево Мурманской области, Вилючинск на Камчатке, аэродром в районе города Энгельск Саратовской области и база бомбардировщиков в Украинке Амурской области.

Считается, что оставшиеся мобильные комплексы (типа «Тополь» и «Ярс») можно ликвидировать с помощью высокоточного оружия с беспилотных носителей. При этом вероятность нанесения какого-либо ущерба США и их союзникам в ходе «превентивного удара» России в этих расчетах признается близкой к нулю.


Михаил Жирохов / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров