вторник, 15 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Гибридная война олигарха Фирташа Дмитрий Фирташ сумел защитить свои сверхприбыли, а заодно и рынок сбыта для российского природного газа

Сельхозпроизводители и Антимонопольный комитет заявляют о том, что стоимость удобрений на внутреннем рынке является монопольно завышенной и на 50-100% превышает мировые цены, – пишет Сергей Захаренко для Деловой столицы. – Более того, предприятия Ostchem умышленно завышают затраты, покупая газ по завышенным ценам, выводя прибыль в офшоры и искусственно делая украинские химические заводы убыточными. Соответственно, введение антидемпинговых пошлин на импорт российских удобрений лишь консервирует эту ситуацию, что грозит многомиллиардными потерями отечественному АПК.

В свою очередь, химики заявляют о критическом состоянии отрасли и требуют дополнительно увеличить уже введенные антидемпинговые пошлины на российские удобрения минимум до уровня 40%, а с учетом того, что на азотные удобрения действует еще и обычная пошлина в размере 5%, то и до всех 45%.

Иными словами, химические предприятия настаивают на том, что для рентабельности их работы цена удобрений на украинском рынке должна быть выше мировой, по которой торгуют россияне, арабы и китайцы, как минимум на 40-45%.

Свою позицию производители удобрений поясняют тем, что цена газа в стоимости удобрений составляет ни много ни мало – 90%.

Казалось бы, химики правы: в условиях военного конфликта с РФ позволять российским компаниям зарабатывать в Украине – просто-таки военное преступление. Тем более что с таким раскладом цена на природный газ для украинских производителей фактически неподъемна. Однако элементарный расчет показывает, что с этими утверждениями не так.

Утопим Кремль в деньгах

Если принять на веру заявления представителей химиков, что они работают на грани рентабельности, и при этом в себестоимости продукции газ составляет 90% получится, что, покупая газ, а не удобрения, Украина переплачивает российскому «Газпрому», а значит, контролирующему его Кремлю, за сырье как минимум 20% по сравнению с тем, что могла бы платить частным российским химическим компаниям, покупая готовые удобрения.

Так, с весны этого года цены на карбамид и селитру – основные азотные удобрения, потребляемые украинскими аграриями, – превышают мировые на 50%, в случае с КАС превышение составляет 100%. По данным аналитического бюллетеня «Маркер», по состоянию на четвертую неделю июня 2017 г. (упаковка), цена FOB Черное море на карбамид составляла $187,5/т, а его стоимость на внутреннем рынке – $286/т (+52,53%); цена FOB Черное море на аммиачную селитру – $157,5/т, внутренняя цена – $234/т (+48,6%); цена FOB Черное море на КАС – $236/т, внутренняя цена – $474/т (+100,85%).

Другими словами, текущие цены на карбамид и селитру составляют 150% от цены, по которой аграрии могли бы покупать азотные удобрения, не будь антидемпинговых пошлин и монополии на украинском рынке.

Вычтем из этого 10% рентабельности производства и получим 140%, т. е. тот самый минимум, на котором настаивает Ostchem, требуя поднять пошлины до 40%. Теперь умножим на 90%, которые якобы составляет стоимость газа, и получим 126%. Другими словами, по данным самих же химиков, цена газа для производства удобрений в Украине на 26% больше цены удобрений на международном рынке, которые из него можно произвести. При этом и газ, и удобрения – российские, даже если газ Украина реэкспортирует из ЕС. Так в чем тогда смысл платить России больше?

Можно возразить, что в цене газа в Украине заложена стоимость его транспортировки, но ведь для прокачки газа сжигается все тот же газ. Соответственно, деньги все равно уходят поставщику газа. Спишем еще 5-6% на другие неучтенные затраты и все равно придем к выводу, сделанному нами выше: покупая природный газ для производства удобрений, мы переплачиваем россиянам за газ минимум 20% от той цены, которую могли бы платить, покупая удобрения.

Сколько же должны стоить украинские удобрения, чтобы Украина не платила за газ для их производства больше, чем за сами удобрения, если их покупать у россиян? Ответ опять же очевиден – цена удобрений на международном рынке должна составлять не более 90% от их цены на внутреннем. Другими словами, внутренние оптовые цены заводов-производителей должны составлять 111% от цены FOB-Черное или Балтийское море, по которой торгуют не только россияне, но и белорусы, болгары и литовцы.

Отметим, что в проекте меморандума между аграриями и химиками предлагалось на ближайшие полтора года установить, что цены на азотные удобрения на внутреннем рынке не должны превышать 110% от цены FOB Черное/Балтийское море. Данный меморандум подписали все ключевые аграрные ассоциации, но Союз химиков своей подписи не поставил.

Получается, либо химики считают, что должны зарабатывать на каждой тонне минимум 40% от мировой цены, что является беспрецедентно высокой рентабельностью для любой отрасли, возможной только в условиях монополии, либо будут субсидировать российский «Газпром», а значит, Кремль, с которым они якобы борются с помощью антидемпинговых пошлин.

Китайский опыт и газовая игла

Неужели у Украины нет никакого выхода, и мы обречены закупать удобрения или природный газ для его производства у россиян?

Новейшая история Китая говорит, что это не так. За последних десять лет КНР из потребителя украинских азотных удобрений превратился в их крупнейшего производителя и поставщика на международный рынок.

Отметим, что ему это удалось, несмотря на отсутствие собственных больших месторождений природного газа.

Сегодня 70% азотных удобрений Китай производит из угля, что позволяет снизить затраты на сырье и энергию для производства тонны азотных удобрений минимум в два раза. Украина же, наоборот, за это время сократила добычу угля, оставив тысячи шахтеров без работы.

При этом следует учесть, что среди проектировщиков и строителей самых современных заводов по производству азотных удобрений из угля имеются и украинские компании. Более того, они настойчиво предлагают как правительству, так и химическим предприятиям свои услуги. Однако до сих пор получали отказ.

Отметим, что Дмитрий Фирташ формально имел все возможности для строительства мощностей по производству синтез-газа из украинского угля. В частности, общая сумма кредитных линий, открытых Газпромбанком группе Ostchem, составляла более $12 млрд. Использована была лишь малая часть данных средств, причем гарантом по возврату группой Ostchem без малого $1 млрд, до прошлого года являлся сам «Газпром». Видимо, в этом и проблема – ни Газпромбанку, ни «Газпрому» не выгодно, чтобы Украина слезла с российской газовой иглы. И надо отдать им должное – они выбрали правильного заемщика. Дмитрий Фирташ сумел защитить свои сверхприбыли, а заодно и рынок сбыта для российского природного газа, сделав это руками украинского Министерства экономики и Межведомственной комиссии по международной торговле.

Инвестиции в новое производство, переход на альтернативные источники сырья – это риск, а монополия, в нашем случае – защищаемая антидемпинговыми пошлинами, – это беспроигрышная игра, в которой за все платит потребитель. В данном случае – украинские аграрии.



Поделитесь.





Новости партнеров