вторник, 19 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Раздраженные Москвой: Что значит признание ПЦУ со стороны Элладской церкви Оказывается, влияние Москвы в православном мире вовсе не так велико, как там хотели думать

Архиерейский собор Элладской православной церкви принял решение о признании Православной церкви Украины. Это первое признание ПЦУ со стороны поместной православной церкви с момента получения Томоса от автокефалии.

Вернее, это второе признание — первым был сам Томос, полученный от Вселенского патриарха. Таким образом, ПЦУ признана в данный момент двумя поместными церквями — Константинопольской и Элладской. Надо думать, тем, кто будет принимать подобное решение следующим, теперь будет легче, и дело с признанием пойдет быстрее.

О том, что на Архиерейском соборе епископы будут принимать решение по ПЦУ, было известно заранее — еще летом Синод епископов ЭПЦ предложил признать, что Киевская церковь никогда не выходила из состава Константинопольской, а также подтвердить законное право Вселенского патриарха предоставлять автокефалию. Что до ПЦУ непосредственно, то вопрос о признании Синод оставил на рассмотрение лично главы ЭПЦ архиепископа Иеронима. Предполагалось, что его мнение на сей счет будет озвучено перед Архиерейским собором.

Подготовка к собору и сам собор, по всей видимости, проходили нелегко. Во всяком случае, в нашем эфире то и дело мелькали какие-то тревожные сообщения. К примеру, архиепископ Иероним встретился с митрополитом Иларионом, главой Отдела внешних церковных связей МП, и они очень хорошо поговорили о «единстве церкви» (улыбчивые фоточки прилагаются). За пару дней до Собора начали расползаться слухи, что программа Собора уже известна, и украинского вопроса в ней нет. Тем не менее, Моспатриархат послал в Афины свой «десант» — просвещать греческих епископов на счет «гонений на каноническую церковь в Украине». «Православные активисты» раздавали всем желающим (и не желающим) брошюрки от Союза православных журналистов, спонсируемого известным олигархом Вадимом Новинским с красочным описанием «гонений».

Активистам, впрочем, оказались не рады. Тут они и правда оказались «гонимы» — очевидцы утверждают, что кое-кто из греческих епископов не проявил ни терпимости, ни сдержанности на язык, чтобы выразить свое отношение к пропаганде такого рода и к самому Моспатриархату.

Раздражение Москвой — ее методами и политикой — оказалось сильным аргументом в пользу признания украинской автокефалии. «Проморгав» Томос, ведомство митрополита Илариона Алфеева судорожно пытается выстроить некий «план Б», при котором ПЦУ «никто не признает» и она «останется маргинальной структурой». С этой целью МП и союзное дипломатическое ведомство РФ буквально бомбит поместные церкви — главным образом, древние патриархаты, поскольку их мнение остается весьма авторитетным для всей церкви — с тем, чтобы они хотя бы не спешили с решением «украинского вопроса», если уж прямо и жестко отказать Вселенскому патриарху не комильфо. Однако, судя по всему, делается это со слоновьей грацией — в древних патриархатах раздражение Москвой еще никогда не было таким очевидным.

Пикантная подробность: о том, что греки, скорее всего, признают ПЦУ, в Кремле было известно раньше, чем где-либо (за исключением, может быть, Афин). Вывод о том, что признание неизбежно, можно было сделать по минорной валдайской речи министра иностранных дел РФ Лаврова. Министр объявил всемирное православие битой картой и предложил переориентироваться на Ватикан. А буквально накануне Собора проговорился Сергей Степашин, бывший глава правительства РФ и высокопоставленный ФСБ-шник, а нынче президент Императорского палестинского общества, которое обеспечивает российские интересы на православном Востоке. Степашин открытым текстом сообщил о том, что Элладская церковь собирается признать ПЦУ.

И светские, и церковные московские дипломаты в Греции потерпели серьезное поражение. И не стоит расслабляться: они, уж наверное, это так не оставят. И даже если РПЦ «переориентируется» на Ватикан (интересно, как это у них получится — с такой антикатолической оппозицией внутри церкви), она не простит православным собратьям такого «вероломства». Так что, откупоривая шампанское, держите ногу в стремени.

Язык документа, принятого ЭПЦ, как было отмечено экспертами, весьма витиеват, но сути это не меняет. Епископы подтвердили положения документа, принятого ранее Синодом: Вселенский патриарх имел полное право дать автокефалию, а вопрос о признании ПЦУ — в компетенции архиепископа Иеронима. Тут же, в коммюнике, довольно подробно представлена позиция архиепископа Иеронима: с его точки зрения, нет никаких причин этого не делать, раз процесс предоставления автокефалии совершенно законный. Кроме того, отмечает архиепископ, это поспособствует укреплению отношений между церквями Украины и России. Можете относиться к этому как к тончайшему греческому стебу.

«За» проголосовало подавляющее большинство епископов ЭПЦ. Раздавались отдельные голоса в пользу отсрочки принятия решения. Но принципиально против признания канонической автокефалии ПЦУ не выступал никто.

По информации, которой делятся греческие коллеги со ссылкой на свои источники, уже в ближайшее время архиепископ Иероним будет поминать имя предстоятеля ПЦУ митрополита Киевского Епифания во время богослужения.

Что же до рукоположений украинских епископов, истинность которых яростно оспаривается Моспатриархатом, то с точки зрения епископов греческих, это «внутреннее дело ПЦУ». И то сказать — чего это греческие епископы должны разбираться с тем, кто, как и кем рукоположен в другой церкви? Есть в ПЦУ свое начальство — пускай разбирается. А если само не справится — есть высшая инстанция, Вселенский патриарх.

Признание со стороны Элладской церкви — следующая после Томоса большая победа ПЦУ на внешнеправославной арене. Эксперты и просто любопытствующие уже гадают, кто следующий — румыны? Грузины? а может быть, Кипр? Если бы игорный бизнес был легальным, можно было бы делать ставки.

Также обсуждается вопрос о том, возобновится ли процесс переходов приходов из УПЦ МП в ПЦУ теперь, когда с признанием «процесс пошел». Это, конечно, тревожный вопрос для Московского патриархата. Но, пожалуй, это Москву сейчас волнует меньше, чем сам факт поражения и то, что ее влияние в православном мире, как показывает практика, вовсе не так велико, как там хотели думать.

Впрочем, подсчитывать перемоги и гадать, «кто следующий» не более чем азартная игра. Признание будет — рано или поздно, неважно, когда именно и в какой последовательности, было бы что и кого признавать. По-настоящему судьба украинской церкви мало зависит от поместных собратьев (если вообще зависит от них хоть сколько-нибудь). Она зависит только от нас.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров