суббота, 19 октября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Пожар в Керченском проливе: За что Путин убил газовых контрабандистов Катастрофический пожар в Керченском проливе стал прямым следствием желания Кремля продолжать войну в Сирии и поддерживать диктатора Асада

Новость о пожаре на танкерах «Маэстро» и «Канди», и без того достаточно жуткая – в огне погибло полторы десятка моряков, и еще шестеро считаются пропавшими без вести с небольшими, к сожалению, шансами на счастливое нахождения, в течение последних суток пополнилась новыми деталями.

Корабли сгорели, а моряки погибли не из-за трагической случайности. Более того – даже не из-за какого-то ошибочного решения «подзаправиться» в открытом море, как об этом говорили вначале.

И «перелив» сжиженного газа в 15 милях от Темрюка, который стал причиной катастрофического пожара со взрывами и многочисленными смертями, не был каким-то неразумным и вынужденным мероприятием неопытных командиров под давлением излишне жадных судовладельцев.

Два судна, которые в последние годы меняли флаги и названия чуть ли не ежегодно, и чьих настоящих владельцев пока найти невозможно через длинную цепочку оффшорок, которой они прикрываются, находились в санкционном списке США за доставку горючего в асадовской Сирии.

Когда стала общеизвестной эта информация, на свет всплыла версия о том, что «Маэстро», который находился под санкциями, запретили подойти к причалу в порту Темрюк для дозаправки. После чего представители порта немедленно заявили, что американские санкции им не указ, и если бы танкер принял решение зайти в порт – ему бы никто этого не запретил. Впрочем, «Маэстро» действительно не заходил в порт Темрюк. В отличие от «Канди» – хотя этот корабль, правда, под названием «Венеция», также в санкционном списке. Почему?

Ответ, кажется, выглядит следующим образом. По данным ресурса FleetMon, эти два судна регулярно встречались в Керченском проливе. И регулярно делали это с отключеными устройствами спутниковой идентификации и предупреждения о столкновении. А если проследить за их дальнейшими маршрутами – то на поверхность всплывает достаточно простая схема. «Канди» принимал в Темрюке груз сжиженного газа, выходил из порта, отключал спутниковый «маячок» – и ждал «Маэстро». В который перекачивался сжиженный газ, который «Маэстро» вез в Сирию.

Было бы неразумным предположить, что все это происходило без ведома, согласия и участии со стороны российской стороны. В результате такой нехитрой комбинации Россия поставляла сжиженный газ своему подсанкционному союзнику, сохраняя при этом возможность отбросить любые обвинения, сославшись на то, что газ отгружался на судно, которое в Сирии и не бывало-то никогда. А то, что судовладелец (фиктивный, конечно) где-то куда-то в открытом море этот газ перекачивал – это уже история вне компетенции российских портов или должностных лиц.

Эту схему американские чиновники раскусили, и оба корабля попали в санкционный список, как видно из сообщения Управления по контролю за иностранными активами, еще в конце прошлого года. Но осмыслить этот факт за два месяца в России не успели, и «перевалка» газа в открытом море, безумная и смертельно опасна, продолжалась в обычном порядке. До момента кровавой катастрофы.

Эта история проливает свет на два весьма важных момента. Первый – это то, что режим Асада и дальше выживает в основном за счет российского бюджета. Потому контрабандные танкеры с турецко-индийскими командами возят нефтепродукты в Сирию явно не из гуманистических соображений – и вряд ли за средства госбюджета Башара Асада. А второй момент заключается в том, что при всей браваде, несмотря на все разговоры об импортозамещении и «санкции нам на пользу» – Россия санкций таки боится. Боится настолько, что готова нанимать контрабандистов вместо собственного танкерного флота для доставки горючего своему союзнику. Платя при том, очевидно, существенно более высокую цену за услуги – и влипая в истории, подобные нынешнему пожару, которые эффект от маскировки умножают на ноль.


Роман Федюк / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров