вторник, 16 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Новая Македония: Как у Путина окончательно отбирают Балканы Москва лишается едва ли не последней относительно дешевой возможности раскачивать ситуацию на Балканах. И не только

Доселе заглохшее разрешение спора между Афинами и Скопье о названии Республики Македония (в конституции этой страны) или бывшей Югославской Республики Македония (в составе международных организаций) ожило под давлением Европы и Соединенных Штатов, – пишет Владислав Гирман для Деловой столицы. – Глава македонского правительства, эсдек Зоран Заев, сообщил о достижении компромисса с руководством Греции. Скопье предложило грекам новое название – «Республика Илинденская Македония». По словам Заева, название будет вынесено на референдум.

Если сторонам удастся положить конец 28-летнему противостоянию, то это, во-первых, откроет Македонии дорогу в ЕС и НАТО, заблокированную Грецией; а во-вторых, лишит Москву едва ли не последней относительно дешевой возможности раскачать ситуацию на Балканах. И не только.

Но что же это за название такое необычное? Ранее предлагались такие варианты: Республика Северная Македония, Республика Верхняя Македония, Республика Вардарская Македония и Республика Македония (Скопье), но выбор правящей коалиции пал на именно на Илинден (или Ильин день), в котором заложены отсылки сразу к нескольким событиям и историческим фигурам. Начнем с фигур.

Пророк и восстание

2 августа в день празднования по православному календарю памяти Святого пророка Илии, самого мейнстримового у восточных славян ветхозаветного святого, в Македонии отмечается государственный праздник — День республики, называемый в народе «Илинден». Пророка Илию признают едва ли не все. Даже мусульмане. То есть, с одной стороны, можно было бы воспринять шаг Скопье как попытку не задеть чувства своих религиозно разношерстных соседей, а с другой – республику-то называют не столько в честь пророка, а в честь дня. А в этот день произошли достаточно занимательные события.

2 августа 1903 г. в Крушево началось восстание против оккупации Османской империей. Оно распространилось на районы современной Битолы (Монастир при османах), несколько регионов севера Греции, а также покатилось далеко на восток – до города Разлог, который ныне находится на территории Болгарии. Больше восьми сотен повстанцев сбросили турецкое иго, Никола Карев объявил о независимости Крушевской Республики, возглавив ее. Но ненадолго, потому как через десять дней пришла 18-тысячная армия османов. Они заняли город, и восстание было подавлено к сентябрю. Несогласованность в действиях, политика выжидания, пассивность городского населения – в совокупности все эти факторы отсрочили появление независимого македонского государства. Мало того, территорию древней Македонии разделили в 1912 г. Греция, Болгария и Сербия. Первой отошла Эгейская Македония, второй – Пиринская Македония, а последней – Вардарская Македония (нынешняя БЮРМ).

Спарринг-партнер для Турции

В акценте на Илинденском восстании со стороны Скопье видится негласный призыв к Афинам сплотиться вокруг общего прошлого, недалекого прошлого, когда все страдали от присутствия Османской империи. Заев связал воедино события столетней давности и нынешнее напряжение в отношениях между Грецией и Турцией, которая под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана занята реализацией неоосманского проекта.

Турецкий лидер, заметим, одновременно «забирается» на Балканы, также напоминая, в свою очередь, об общем прошлом. Турция находится в фазе предвыборной кампании. И руководство пытается агитировать за пределами своего государства, правда, как и ранее, Европа сопротивляется, не желая полюбовных бесед Эрдогана и других первых лиц Турции с диаспорой. Поэтому президент на полную катушку использовал свой визит в бывшую «колонию» – мусульманскую Боснию и Герцеговину. Причем нельзя не обратить внимание на то, как в ходе визита Эрдоган стал немного австрийским эрцгерцогом. 20 мая на пресс-конференции с руководителем Госсовета Боснии и Герцеговины Бакиром Изетбеговичем Эрдоган, ссылаясь на сообщения турецкой разведки, заявил, что на него в Сараево готовилось покушение. То есть Эрдоган в некоторой мере сравнил себя с Францем Фердинандом, с убийства которого в 1914 г. началась Первая мировая. Какой прелестный месседж Европе о значимости, весе и региональном влиянии Эрдогана на фоне неутихающих трений между Брюсселем и Анкарой!

Несмотря на трения, Турция остается союзником ЕС и США по НАТО. Вашингтон с Анкарой к тому же ведут дела в Сирии, в частности Манбидже. Но что же делать с амбициями новоявленного султана? Двусторонние отношения и так довольно напряжены. Следовательно, нужно попытаться создать противовес Турции в регионе, и в отсутствие более подходящих альтернатив кандидатом на эту роль является именно Греция. По крайней мере, ее руководство, в первую очередь Алексиса Ципраса, лучше всего слышно. Греческий премьер неоднократно нападал на турок в связи с их бурной деятельностью в регионе – движения кораблей у островов и подлетов авиации. А македонский вопрос занимает далеко не последнее место в переформатировании ситуации на Балканах.

В последнее время заметно интенсифицировался американо-греческий диалог. 19 мая, когда Заев предложил компромисс, Ципрас пообщался в телефонном режиме с вице-президентом США Майком Пенсом. На повестке дня была и ситуация на Балканах, и собственно Македония. Пенс отметил роль Греции в регионе, сказав: у вас, друзья, есть «историческое окно возможностей для достижения соглашения со Скопье по этому названию», но поспешите.

21 мая Вашингтон посетил греческий министр иностранных дел Никос Котзиас, где встретился с новыми лицами в администрации Дональда Трампа — Майком Помпео и советником по вопросам нацбезопасности Джоном Болтоном. Госсекретарь, как сообщила спикер Госдепа Хизер Нойерт, повторил тезис Пенса о «лидерстве» Греции в регионе и ее усилиях «по решению проблем на Балканах и в Восточном Средиземноморье». Они также договорились о развитии американо-греческого стратегического диалога по ключевым направлениям сотрудничества. Это очень важно, ведь именно Турция была главной темой во время обсуждения. О Македонии Котзиас тоже говорил, но не с Помпео, а с его замом по Европе и делам Евразии Уессом Митчеллом. Что касается переговоров Котзиаса с Болтоном, то речь шла о следующем: сотрудничество в сфере энгергобезопасности, аграрном секторе, образовании, культуре, экономике и инвестициях. То есть советник Трампа привнес в визит Котзиаса конкретику. Очевидно, что они детально обсудили то, как Штаты будут помогать Греции в обмен на дальнейшее бодание с Турцией и уход Ципраса с орбиты Кремля.

С таким багажом Котзиас должен сегодня-завтра встретиться с македонским коллегой Николой Димитровым. На греческого премьера Европой и Вашингтоном оказывается давление в этом направлении. Они очень заинтересованы в том, чтобы до саммита ЕС, который пройдет 28-29 июня, Афины и Скопье зарыли топор войны, так как на саммите хотят дать толчок интеграции Македонии в евроатлантическое сообщество. А это означает потерю для россиян фактически последней возможности вспороть мягкое подбрюшье ЕС. Черногория-то уже уплыла из рук. А Сербия, несмотря на свою лояльность, заточена на вступление в Евросоюз.

Внутренние противоречия

И сам Ципрас уже прогнулся. Обещанные пряники выглядят крайне соблазнительно, к тому же повысится шанс утереть нос распоясавшимся туркам. 19 мая он назвал предложение македонского премьера шагом, который, «как никогда раньше», приближает стороны к разрешению спора. Если Ципрасу на самом деле удастся поставить точку в почти 30-летнем географическом и геополитическом противостоянии с македонцами, то его неважные, в общем, рейтинги точно вырастут. Тем более что до очередного избирательного цикла осталось каких-то 15 месяцев. Источники Reuters в правящей партии СИРИЗА говорят, что премьер намерен решить вопрос, поскольку таким образом сможет компенсировать свои политические потери, обусловленные жесткими реформами, осуществляемыми по требованиям кредиторов, что, как и прежде, возмущает греков.

Только вот на пути у Ципраса и Заева стоит отсутствие железобетонной поддержки новому названию в их странах. Глава греческого правительства сперва демонстрировал оптимизм, однако, пообщавшись с лидерами фракций и президентом Прокописом Павлопулосом, сменил тональность. После переговоров лидер главной оппозиционной партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис заявил, что предлагаемое название Македонии неприемлемо, ведь Скопье, мол, замахнулся на создание единой македонской нации с претензией на Салоники и выход к Эгейскому морю. Глава Всегреческого социалистического движения (ПАСОК) Фофи Геннимата и генсек ЦК Компартии Греции Димитрис Куцумбас, в свою очередь, потребовали гарантий ликвидации ирредентизма. Все они, а также партнеры СИРИЗЫ в парламенте, едины в двух вещах: название должно быть географическое, а не историческое, и должно быть закреплено в конституции Македонии. В итоге и сам Ципрас выступил за то, что название должно быть erga omnes, то есть для всеобщего использования как внутри страны, так и за границей.

Нужно понимать, что в противном случае политическое противостояние с легкостью выльется в уличные протесты. Кто-кто, а греки не прочь помитинговать. Что будет, если в общество закинут такой горячий пирожок, как название БЮРМ, прекрасно видно по недавним столкновениям, кстати, в Салониках. В День памяти, посвященный «Понтии геноцида» (убийству этнических греков турками во время Первой мировой и греко-турецкой войн в 1914-1923 гг.), десяток человек после церемонии избили 75-летнего мэра города Янниса Бутариса, известного благожелательным отношением к БЮРМ и Эрдогану, и Турции (даже называл Кемаля Ататюрка «великим лидером»). Мэра госпитализировали с травмами головы, спины и ноги.

Несмотря на острое неприятие каких-либо реверансов перед Анкарой, турецкая карта Македонии не сработала. А это иллюстрирует, насколько сложно будет достичь компромисса в Греции. Ципрасу придется ох как непросто.

Кремль так просто не сдастся

А ведь и в самой БЮРМ, не вышедшей окончательно из политического кризиса, есть проблемы с одобрением «Республики Илинденская Македония». Против ожидаемо выступила главная оппозиционная сила ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство). Она считает себя преемницей Внутренней македонско-одринской революционной организации, созданной еще в 1893 г. в Салониках. ВМРО была основным из двигателей Илинденского восстания. Вроде как и можно было бы, наоборот, согласиться на соответствующее название, но оппозиционеры понимают, что таким образом у них отгрызают кусок идеологического пирога. А кроме того, нет места рацио в условиях противостояния с эсдеками Заева и его союзниками-албанцами, которые не так давно отодвинули ВМРО-ДПМНЕ и ее лидера Николу Груевского от власти.

В прошлом году в Скопье сподвижники экс-премьера Николы Груевского устроили дебош у стен парламента, когда спикером парламента выбрали этнического албанца. После стычек СМИ запестрели снимками окровавленного Заева. И с тех пор отношения оппонентов не улучшились. ВМРО-ДПМНЕ жестко критикует премьера посредством традиционного набора обвинения в обнищании населения и т. п. Вопрос названия тоже на повестке дня. Нынешний лидер ВМРО-ДПМНЕ Християн Микоски заявил 20 мая после переговоров с премьером, что партия не поддержит изменение конституции с целью сменить наименование государства.

Коалиции же Заева необходимо обеспечить большинство в две трети голосов в 120-местном парламенте, чтобы получить поддержку на внесение изменений в основной закон. У эсдеков Заева — 49 голосов, у ВМРО-ДПМНЕ – 51 мандат. Ситуация, похоже, патовая. Премьеру пока попросту негде найти еще 30 голосов. Поэтому с его стороны было верным шагом внести в уравнение народ — Заев, напомним, заявил, что будет проведен референдум. Если у него выйдет добиться одобрения народа, то под весом общественного мнения может прогнуться десяток-другой и из рядов ВМРО-ДПМНЕ. Учитывая, что на кону через примирение с Грецией интеграция в ЕС и НАТО. Такая плюшка должна понравиться избирателю.

Но. Как Заев, так и ВМРО-ДПМНЕ, может использовать мнение народа. Попытавшись раскачать лодку на улицах. Миковски уже созвал на 2 июня массовый митинг и объявил о намерениях создать новое правительство. На руку им играет и вердикт суда в Скопье от 23 мая, которым Груевского приговорили к двум годам тюрьмы. Его признали виновным в коррупции – покупке авто Mercedes стоимостью почти 600 тыс. евро. Еще шесть с половиной лет получил чиновник МВД Геко Поповский за содействие в этом вопросе. Под подозрением находится и экс-министр внутренних дел Гордана Янкуловская, вынесение судебного решения по которой отложено пока из-за ее беременности.

Реагируя на приговор Груевскому, депутаты ВМРО-ДПМНЕ демонстративно покинули заседание Собрания республики, пока сторонники экс-премьера проводили акцию протеста. Согласно заявлению замглавы партии Александра Николоски, опубликованному на сайте политсилы, это, дескать, политическое преследование Груевского, который «был символом соблюдения национальных интересов, экономических успехов, привлечения инвесторов, реформ, роста зарплат, пенсий, социальной помощи, субвенций, строительства». Сторонники продвигают тему политических судебных процессов и точно будут опираться на них во время митинга 2 июня или даже раньше. Срок для Груевского может ускорить протестный процесс.

К которому определенно подключатся и в Кремле. ВМРО-ДПНЕ и Груевский на короткой ноге с Москвой. К тому же есть в Македонии фактические сателлиты Кремля – движение (а после партия) «Единая Македония», «бойцы» которой принимали участие в прошлогоднем штурме македонского парламента. Эта же партия пару месяцев назад организовала мероприятие при участии кремлевского идеолога Александра Дугина. Естественно, эта говорильня собралась, дабы посмаковать одинаковость македонцев и россиян, извечную дружбу и прочие приятные сердцу адепта «русского мира» вещи. В ближайшее уже время следует ожидать активизации российских друзей в Македонии. Москва, повторимся, будет отчаянно сопротивляться потере Балкан и игре Вашингтона в регионе с привлечением Ципраса. Вплоть до массовых уличных протестов и столкновений.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

четырнадцать − двенадцать =