суббота, 20 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Эффект Абрамовича: Важный предвестник распада России Чтобы предсказать дальнейшие шаги Кремля, нужно перестать видеть в России государство, которым оно уже давно не является

Российского олигарха Виктора Вексельберга, угодившего под санкции за получение выгод от близости к злодейскому Путину, нежно притормозили в одном из нью-йоркских аэропортов агенты ФБР и, отведя в уголок, допросили в связи с подозрительными денежными транзакциями в пользу личного адвоката Трампа Майкла Коэна. Впрочем, это стало лишь довеском к замороженным на территории США активам Вексельберга и к запрету американским компаниям и частным лицам сотрудничать с ним, пишет Сергей Ильченко для Деловой столицы.

Другому российскому олигарху, Роману Абрамовичу, никак не продлят британскую визу – не то чтобы совсем отказали, а просто долго оформляют. Между тем старая виза уже три недели как истекла. Из-за отсутствия визы Абрамович даже не смог присутствовать на финальном матче Кубка Англии по футболу, где принадлежащий ему клуб «Челси» обыграл «Манчестер Юнайтед».

Виза у Абрамовича, кстати, не простая, а инвестиционная. Такую выдают в обмен на вложение в экономику Великобритании не менее двух миллионов фунтов стерлингов. И вот Тереза Мэй в марте 2018 г. пообещала проверить, кто получает визы и на каком основании. В особенности это касалось граждан России, получивших их в период с 2008 по 2015 гг., – в прямой связи с делом об отравлении Скрипалей.

С этого момента у россиян начались большие проблемы. Около 7 тыс. выданных им виз инвестора, бизнес-виз и длительных туристических виз были аннулированы. Самого Абрамовича попросили объяснить британским властям происхождение его состояния, да еще и предоставить доказательства, что оно было заработано законным путем. Проще говоря: «Откуда деньги, Рома?».

Иначе как троллингом и откровенным издевательством назвать это трудно. Но британцы с серьезными лицами уверяют, что ничего против мистера Абрамовича не имеют и расследования против него не ведут, просто теперь у них новый стандарт такой. Тем самым как бы намекая, что доказывать законное происхождение средств придется всем. Во всяком случае – всем россиянам.

Словом, события развиваются, и неизвестно еще, что всплывет в ходе проверок и во что это выльется. И непонятно, как быть, если на какую-то собственность или пакет акций наложат арест, а это вполне возможно. Входит ли арестованный актив в счет минимально необходимых двух миллионов или уже не входит? И что тогда с визой? В общем, неприятные, конечно, истории. Вот так жили люди, добра наживали – и на тебе, прилетело.

Но тут интересны две детали. Во-первых, не будь Абрамович и Вексельберг «российскими миллиардерами», никаких проблем у них не возникло бы. Миллиардером что в США, что в Великобритании быть комфортно и даже очень круто. То есть все дело в слове «российский». Во-вторых, ни Вексельберг, ни Абрамович даже в этой непростой ситуации не кинулись в объятия матери Родины, в смысле России. Один продолжает летать между США и Швейцарией, другой ждет продления британской визы, нарезая круги вокруг королевства на своей яхте и с тоской всматриваясь вдаль, туда, где играет и побеждает его (пока?) футбольная команда.

А ведь пожелай они вернуться в Россию – и волна платной народной любви вознесла бы их на любую выборную должность. Хорошо, пусть не на любую: Тыва занята Людмилой Нарусовой, не только матерью псевдооппозиционерки Ксении, но и вдовой ее папы, питерского губернатора Анатолия Собчака, а президентское кресло – Владимиром Путиным, во время оно носившим за ним чемоданы. Но в России есть немало других мест, нисколько не хуже. Вексельберг, к примеру, мог бы занять прежнее место Абрамовича на Чукотке, а Абрамович, для контраста, стать губернатором в Крыму. Но они не хотят!

И даже семьи членов российского правительства и думских депутатов жить в России не хотят. И не живут. И сошки помельче тоже стараются отправить семьи подальше от России, да и сами проводят в ней не больше времени, чем это необходимо. И если Игорь Востриков, потерявший жену и детей на пожаре в «Зимней вишне», удачно пройдет праймериз в «Единой России» и попадет в областную думу, он, вероятно, станет единственным депутатом, у которого семья не будет жить за границей. Какое-то время, по крайней мере, потому что около Вострикова уже замечены кандидатки на замену.

Даже самые соблазнительные предложения, исходящие из России, не меняют положения дел. Россотрудничество недавно предложило российским студентам, обучающимся в иностранных вузах, в особенности британских, – да, вот прямо так и написали – переводиться в МГИМО, а также ехать работать на Дальний Восток. На Дальний Восток – это, вероятно, в том случае, если в МГИМО не окажется требуемой специальности. И что же? Никакой реакции. Никто не поехал.

Этих людей можно понять. Россия – довольно неприятное во всех смыслах место. Конечно, на начальном этапе их взлета она была им необходима. Без нее, как писал Александр Зиновьев, они стали бы все рабы, а не то, что они ныне есть. Но сейчас Россия превратилась для в них досадное бремя. По факту российская верхушка ездит в Россию исключительно на заработки, как гастарбайтеры. Вахтовым методом, стараясь не задерживаться на ее территории сверх необходимого. Достигнув же более высокого положения, старается Россию вообще не посещать. Жить в России постоянно – удел полудиких аборигенов, а также менеджеров рангом пониже, вынужденных находиться там большую часть времени по долгу службы.

Такой подход, а он неизбежно вытекает из общей логики событий, меняет сложившиеся представления о кремлевской иерархии. Невыездные менеджеры не могут быть вершиной пирамиды. Путин, даже если допустить, что он реален, а не симулируется при помощи набора актеров-двойников, и тем более его окружение, не могут быть теми, кто действительно что-то решает. Тем, у кого есть власть, нет ни малейшего смысла подставляться, рискуя оказаться запертыми в России навсегда. Такие риски – удел мелких пешек, дешевого расходного материала.

Это означает, что общий взгляд на устройство современной России, а также на причины, побуждающие кремлевский менеджмент принимать те или иные решения, нуждается в ревизии и переосмыслении. Если из России за последние годы был выведен триллион долларов, то она в первую очередь – бизнес-проект, рассчитанный не на долговременное развитие, а на вывод капитала и последующее закрытие после истощения с распродажей остатков. Все остальное: патриотическая фразеология и бряцание оружием, попытки экспансии на территорию слабых соседей при одновременной уступке территорий сильным и платежеспособным, таким, как Китай, одебиливание и расчеловечивание аборигенов – все это не более чем технические приемы, обеспечивающие решение главной задачи проекта.

Конечно, едва ли распад России представляется хозяевам проекта, находящимся, скорее всего, давно уже вне ее, а вовсе не в Кремле, где сидят просто их управляющие, желанным вариантом на ближайшее время. Но такой финал при избранной ими бизнес-стратегии неизбежен, а значит, к нему нужно готовиться. Точнее, нужно готовиться к реорганизации бизнеса, когда старая схема будет исчерпана. И это уже понемногу происходит: так, часть территорий, исходя из простой экономической целесообразности, уже передается Китаю. Кроме того, надо понимать, что «Россия» в настоящее время – не более чем набор документов: независимое государство, участник межгосударственных договоров, держатель территории, силовых структур, член ряда международных организаций и т. п., а также торговая марка – это лишь бумаги. Они не наполнены никаким реальным содержанием, за ними нет поддержки граждан – хорошо, пусть даже не граждан, пусть хотя бы патриотически настроенных подданных. В апатичной и социально атомизированной России, где все ненавидят всех, любые проявления гражданской активности являются либо бессильной фрондой, либо проплаченными властью симулякрами. И смена торговой марки может пройти совершенно безболезненно. И, естественно, она вовсе не будет означать закрытия проекта.

Нечто подобное, хотя и в меньших масштабах, мы наблюдаем уже сегодня. Руководство угодившего под санкции «Русала» Олега Дерипаски активно общается с властями США, чтобы понять, достаточно ли будет для снятия санкций выбрать независимый совет директоров, который, в свою очередь, назначит «совершенно новых менеджеров». Кроме того, за Олегом Дерипаской предполагается оставить только 48% акций «Русала», поскольку основанием для санкций явился именно контрольный пакет. Сам Дерипаска тоже в санкционном списке, но и тут, вероятно, можно что-то сделать. Если, конечно, в этом есть необходимость. То есть в том случае, если Дерипаска – конечный выгодоприобретатель «Русала». Если же это не так, то все в порядке. Подставные лица, начиная с зицпрезидента в Кремле, как раз и должны возбуждать ненависть и находиться под санкциями, служа громоотводом и прикрытием. В конечном итоге ими можно и пожертвовать – это их судьба, их для этого и нанимали, а они знали, на что шли. Зато их дети и семьи уже живут на Западе, вполне обеспечены и полностью выведены из-под каких-либо рисков.

Можно не сомневаться, что руководство «Русала» и власти США придут-таки к какому-то компромиссу. Потому, что алюминий не пахнет, а в «Русал» вложен капитал самых разных людей. Или, по крайней мере, он может быть вложен и будет при надобности вложен путем продажи акций. Чтобы затем этих людей предъявить публично и задаться вопросом: за что же они, ни в чем не виноватые, страдают из-за мерзкого Дерипаски? Ну а в самом крайнем случае можно реорганизовать «Русал» в уже совершенно новое предприятие с полной заменой всех засвеченных лиц.

Ровно ту же операцию можно проделать и с Россией в рамках реорганизации этого бизнес-проекта, если это понадобится для его спасения. Очень многое можно проделать с Россией, включая ее раздел, смену власти, переформатирование сознания населения и даже частичное поглощение кусков бывшей России соседними странами. И все это при надлежащей подготовке таких операций никак не скажется на конечных собственниках российских бизнес-проектов.

Есть обоснованные сомнения и в том, что Вексельберг, Абрамович, Дерипаска и прочие публично засвеченные фигуры действительно находятся на самом конце цепочки. Все крупные российские бизнес-проекты были подняты и раскручены на деньгах, полученных в ходе нелегальной и полулегальной внешнеторговой деятельности, курируемой КГБ СССР, легализованных затем в ходе приватизации. Иными словами, современная Россия – бизнес-проект международной мафии советских спецслужб, эволюционировавших в изменившихся условиях уже в чисто мафиозную форму.

Слово «мафия» здесь вовсе не расхожий ярлык, а вполне осмысленный термин. Современная мафия – это закрытая структура, построенная на феодальных принципах ленного права, которая паразитирует на либеральном обществе, презирая и нарушая его законы. У такой позиции есть плюсы и есть минусы, но в целом это вполне себе ниша, в которой можно комфортно и доходно устроиться. При этом неверно говорить, к примеру, о «мафии ФСБ» или даже «мафии бывшего КГБ». Перед нами качественно новое сообщество, имеющее своих представителей во всех структурах России, использующее эти структуры в своих интересах, но при этом стоящее над ними и над Россией. У него было четверть века для того, чтобы отладить ленную вертикаль, обеспечив надежное самовоспроизводство кадров, организовать схемы легализации имевшихся доходов, обрасти связями, открыть новые проекты и получить запас финансовой прочности, достаточный для реорганизации даже такого крупного бизнес-проекта, каким является Россия. И чем больше будут давить на Россию санкциями, тем более гибко мафия будет ее реорганизовывать — вплоть до учреждения чего-то совершенно нового. Внешне это может иметь вид нового государства или группы государств с формально прозападными или прокитайскими правительствами. Но это, конечно, случай совсем уж крайний, если припрет. До него еще очень и очень далеко. Кроме того, перспективой распада России и появлением на ее бывшей территории беспризорных ракет с ядерными боеголовками можно отлично пугать мир, добиваясь уступок и преференций.

К чему все эти рассуждения? К тому, что, пытаясь спрогнозировать действия Кремля, мы, похоже, исходим из ряда неверных положений. Мы совершаем как минимум три ошибки: считаем Кремль конечной инстанцией в принятии решений; не рассматриваем Россию исключительно как ориентированный на вывоз капитала проект, где все подчинено этой главной задаче; наконец, недооцениваем той гибкости, которую могут проявить кремлевские менеджеры, не связанные никакими принципами, национальными идеями, моральными табу, долговременными стратегиями и даже сохранением России в ее нынешнем виде, а подчиненные одной только задаче – извлечению прибыли и выводу полученных средств за пределы России, в безопасные зоны, и лояльные только одной силе – постсоветской мафии.

Анализ ситуации под таким углом зрения может стать источником интересных открытий и эффективного прогнозирования. Включая и прогнозы о том, как будет развиваться ситуация в России после ухода Путина, а также после исчезновения России в ее нынешнем виде: какие формы может принять после реорганизации этот бизнес, выдаваемый за государство, и какие шаги на опережение следует сделать нам. Возможно, уже сегодня.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

15 − шесть =