вторник, 23 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Чем опасны немецкие иллюзии о Путине и России Политика Германии в отношении России нуждается в осознании того факта, что в обращении с Путиным необходима выдержка

Когда в эту пятницу, 18 мая, канцлер ФРГ Ангела Меркель встретится в Сочи с президентом России Владимиром Путиным, это событие станет кульминацией «российской недели германской внешней политики», – пишет Инго Маннтойфель для DW. – В предыдущие дни в Москве уже побывали новый министр иностранных дел Германии Хайко Мас и немецкий министр экономики Петер Альтмайер, которые обсудили со своими российскими коллегами центральные вопросы международной и европейской политики.

Такое интенсивное дипломатическое взаимодействие вновь поставило германо-российские отношения в центр внимания немецкой общественности, в то время как единоличные внешнеполитические действия президента США Дональда Трампа подвергли суровому испытанию трансатлантическую дружбу немцев. В таких условиях неудивительно, что в Германии раздаются политические голоса, призывающие к сближению с Россией и настаивающие на компромиссах.

Для умиротворения нет времени

Однако тот, кто делает ставку на то, что односторонними уступками в экономических санкциях или другими сомнительными компромиссами можно начать процесс ослабления напряженности в отношениях с Россией, глубоко заблуждается. Не только потому, что эта политика умиротворения в конечном итоге будет интерпретирована в Москве как проявление слабости. Вероятнее всего, многие еще не осознали, что Путин использует конфронтацию с Западом как средство для обеспечения сохранения своей власти, чтобы отвлечь население от экономической стагнации и социальных проблем России. Поэтому наивно полагать, что с Путиным можно достичь какого-либо соглашения по Украине или даже обсуждать новый европейский миропорядок, который он подрывает своей агрессивной внешней политикой в отношении Украины, а также операциями по оказанию влияния на западные выборы или кибератаками на немецкие госструктуры.

Сомнительно, является ли путинская Россия – не Россия вообще – именно в такие времена правильным партнером для дальнейшего расширения германо-российских энергетических отношений. В любом случае следует позаботиться о том, чтобы планируемое строительство газопровода «Северный поток-2» не противоречило европейским интересам в деле политической и экономической стабилизации Украины. Поэтому правильно, что немецкий министр экономики Альтмайер думает о гарантиях, которые должна предоставить Москва, чтобы Украина из-за строительства «Северного потока-2» не пострадала от потери транзитных платежей. Но эти детали должны стать лишь частью развернутой и долгосрочной стратегии в отношении России.

Двойная стратегия политики в отношении России

Политика Германии в отношении России, во-первых, нуждается в осознании того факта, что в обращении с Путиным необходима выдержка, и быстрого единства с Москвой не будет. До тех пор, пока Кремль сохраняет свою агрессивную политику в отношении Украины (а он будет это делать, так как это является частью стратегии сохранения власти Путина), санкции должны оставаться в силе. Постепенный выход из санкций был бы ложным сигналом. Внешняя политика Германии должна базироваться на принципах европейского миропорядка, подорванных Москвой.

Во-вторых, необходимо существенно повысить уровень немецкой – связанной с европейской – обороноспособности, как в традиционном виде, так и в новом, направленном против угроз гибридной кибервойны. И в-третьих, в отдельных случаях, как, например, в «иранской сделке», когда речь идет о совместных выступлениях с соперником в Москве – на дипломатическом языке тогда используется эвфемизм «партнер», – необходимо обеспечить прагматичное и реалистическое взаимодействие, чтобы отстаивать собственные внешнеполитические интересы.

Эта дипломатическая стратегия в отношении России должна быть подкреплена двумя другими важными элементами. Один из них состоит в том, что западная политика не должна поспешно и истерично реагировать на провокации из Москвы. От таких реакций выигрывает только Кремль, в то время как доверие к самому Западу существенно страдает. Британский премьер-министр Мэй в случае с покушением на двойного агента Сергея Скрипаля  продемонстрировала, как не надо действовать. Тем самым Кремль смог усилить и активно использовать в России образ врага в исполнении Запада.

Другой принцип заключается в том, что Германия и Европа должны шире открыться российскому обществу. Необходим широкий диалог со всеми политическими силами и группами в России, в том числе с националистическими, патриотическими и консервативными силами. В диалоге, который должен вестись трезвым тоном и с осознанием собственных принципов, можно, хотя и не в ближайшем будущем, добиться преодоления достойной сожаления отчужденности между немцами и россиянами.


Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

4 × два =