среда, 20 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Фашик Донецкий: Исповедь штурмовика «ДНР». Как русские учили убивать Рассказ будет от первого лица, чтобы максимально передать кашу в голове коллаборанта и слепую ненависть ко всему, что связано с Украиной

Я два года не решался написать этот текст, ибо статья реально страшная и жесткая. Но сейчас пришло время, ибо некоторые двуногие особи с Украинскими паспортами до сих пор не поняли за что и против кого идет война на Востоке Украины. Рассказ будет от первого лица, чтобы максимально передать кашу в голове коллаборанта и ненависть. Слепую ненависть ко всему, что связано с Украиной.

«Меня зовут Славик. Я ненавижу Украину, сколько себя помню. Майдан для меня был цирком с конями, я апплодировал стоя расстрелам людей в Киеве и никогда принципиально не разговаривал на Украинском. Ибо это придуманный язык, а Украину как страну придумали американцы.

В 2014 году я понял лично для себя, что нужно защищать русскоговорящих в Донецке, ибо придут бендеровцы и будут вешать всех, кто разговаривает на русском.

И я встал на «защиту» Донбасса. С марта по май я помогал лично и участвовал в захватах админзданий в Донецке. Да, в основном это были картинные захваты [с одного входа мы делали картинку для россми, а во втором нам открывали двери и запускали вовнутрь], но я лично участвовал в так называемых захватах оружейных складов МВС Украины, блокировании военных частей в Донецке и т.д. Русские нам, конечно, помогали, я этого не скрываю, без них у нас бы вообще ничего не вышло.

После захвата админзданий и складов вооружений, я понял, что должен с оружием «защитить» Донбасс и пошел воевать в «Восток» Ходаковского. Я фактически не умел стрелять, ибо, отслужив в армии Украины, в основном умел красить бордюры и подметать. Но это не было чем-то новым для моих командиров из рф – они быстро научили меня обращаться с гранатометами, автоматами и пулеметами.

Я закипал от злости и хотел убивать Украинцев любыми способами, рвался на передовую и таки попал. Правда, ненадолго – в боях с американским спецназом [Укры не умеют так воевать] я получил ранение и выбыл из строя до октября 2014 года.

Ранение я получил под Саур-Могилой. Никогда не забуду: после удара артиллерии с территории рф нас послали зачищать один из близлежащих поселков и как мы добивали всех, кто выжил. Мы не жалели никого вообще, мы добивали даже мертвых. Группа Мильчакова помогала нам зачищать тот поселок, мы учились у них безжалостности: как убивать женщин и девушек, как убивать семьи тех, кто помогал Украм, как снимать с мертвых все, что может пригодиться и идти дальше. Зачистка была похожа на боевик, только спецэффекты в разы круче.

Первого Украинца я убил за то, что на вопрос: зачем ты сюда пришел? он ответил что-то вроде – «захищати територіальну цілісність України». Он был пленный, но я решил, что нет ему пощады. И пристрелил на глазах у его сослуживцев.

После этого мне недели две снились кошмары с тем Украинцем + иногда спазмы гортани были. Но русский кадровый офицер сказал, что это нормально и чтоб я не переживал.

Офицер рф не соврал, на все следущие смерти Укров я не обращал внимания: убивал из автомата, из пулемета, добивал раненных ножом. Я просто привык убивать их.

После отработки русских артиллеристов мы добивали всех раненных. Русские постоянно нам твердили, мол зачем мучиться с мусором. Под Многопольем мы добили очень много раненных, а пленных, которых взяли, отдали россиянам для картинки в сми.

Подлечившись, я пришел обратно в батальон Восток, чтобы продолжить мстить бендерам. Россияне как раз решили создать штурмовые роты в каждом подразделении, и пошел учиться на снайпера.

Учили убивать меня русские инструктора, специалисты экстра-класса. Да, много муштровали, но результат того стОит. Первый боевой выход в качестве снайпера помню очень хорошо: я работал в двойке с кадровым русским военным из Дагестана под ДАПом, моя задача прикрывать его, он убивал радистов и снабженцев.

Винтовки нам привозили из рф, патроны и оптику тоже. За время боев за ДАП моя штурмовая рота потеряла треть личного состава, но я отработал на отлично: убил 5 Киборгов, 2 водителей мтлб [в шахте накопал патрон со стальным сердечником] + в 1 машину я попал с рпг.

После захвата Аэропорта мы зачищали территорию гранатами и стреляли наугад. Раненных и оставшихся под завалами не жалели, добивали их. За свою службу под ДАПом я получил крест дыныры и еще пару медалек.

Потом нашу штурмовую роту перебросили под Углегорск и в район Дебальцево, там мы окружали Укров все вместе: танкисты из Бурятии, Оплот, Восток, Сомали и спецназ из рф. В Углегорске было очень сложно, если честно: вроде бы россияне полностью накрывали город, только зайди и зачисти, но… Но проклятые Укры при зачистке вылазили из нор и рубились со штурмовиками насмерть.

Да, наша первая зачистка прошла Углегорска успешно: мы взяли 15 пленных и 8 Укров убили. Но мы не могли выбить Укров из города, их не брала артиллерия и пули. Через несколько дней мы выяснили причину, по которой никак не можем взять Углегорск: в Углегорске было много предателей Донбасса, парней с Горловки, Донецка, Луганска, Макеевки, которые воевали на стороне Хунты.

Факт того, что мы воюем против своих земляков, нас сильно злил. Поэтому при малейшем подозрении, что в строении находятся Укры, мы подгоняли гаубицы и стреляли по ним прямой наводкой. Зачистку делали гранатами и шмелями, чтоб наверняка. Правда, потом нам дали добро на то, чтобы убивать и не брать в плен всех тех, у кого прописка с Донбасса. Я очень радовался этому, ибо очень хотел лично наказать предателей дыныры.

После взятия Дебальцево я получил опять ранения и попал в госпиталь. На удивление, очень быстро пошел на поправку, видимо сказалось то, что я очень хотел на передовую. После госпиталя я вернулся в Восток и немного поубивал в районе Марьинки. Правда, там я понял, что Минск – это предательство, Укры каждый день ложили и ложат наших парней пачками, а москва молчит. Потому я ушел на гражданку.

Эпилог. Из того состава штурмовой роты, что я начинал, 4 раза на 90% обновился личный состав. Мы похоронили почти 120 человек местных парней, а 70 трупов россиян отправили домой к женам и родне в цинковых гробах. Грустно то, что я видел горы трупов наших бойцов, которые россияне использовали как пушечное мясо. Этих бойцов не считал никто, их хоронили быстро и по частям, хотя именно они ложились костьми там, где не могла результата добиться артиллерия. Правда, свою супер-пупер спецуру русские тоже не жалели во время масштабных боев, их прикапывали как собак. После захвата Дебальцево очень много бойцов переплавили вместе с сожженными машинами, ибо никто не хотел доставать обгоревшие тела и отмывать сгоревшую броню от трупов.

Вообще, хочу сказать, что нам нагло врали по тв, по радио и в интернете про тупых Укров. В реальной они оказались хитрые и мстительные, они постоянно развивались в плане тактики и стратегии + им всегда волонтеры помогали, в отличие от нас [за время моего пребывания в армии дыныры жители Донецка мне даже носки не купили].

Грустно все. Сейчас я живу в рф, уехал к родственникам, ибо бухать начал и кошмары каждый день снились на гражданке. Имею паспорт дыныры, русский не дают, а Украинский выбросил в 14 году. Получаю зарплату в рф ниже на 30 %, чем получает россиянин, выполняя аналогичную работу.

Постоянно имею проблемы с полицией рф, которые требуют показать паспорт страны, а не как они говорят «оригами».

Воевать больше не хочу. Идея наваросии предана в Минске. Дедам я свой долг отдал, против фошиздов повоевал. Не жалею ни о чем, но и быть мишенью не хочу – Украм постоянно оптику и винтовки привозят, а в армии дыныры берцы дырявые. Позорище.

Службу в рядах дыныры вспоминаю как ночной кошмар. Часто опять снится тот хлопец, которого я убил за то, что он «захищав територіальну цілісність України», он зовет меня к себе, без злости и ненависти.

После этого я просыпаюсь с комом в горле и в холодном поту, курю, выпиваю стакан водки и понимаю, что я по сути никто в рф, хоть и убивал за интересы россии, а того хлопца хоронили как героя. Россия меня предала. Грустно».


Фашик Донецкий / Обозреватель
Поделитесь.





Новости партнеров