среда, 14 ноября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Константин Эггерт: «Новое дворянство» в эпоху Путина 4.0 Политический режим неумолимо стареющих офицеров советских спецслужб готовится передать власть и активы наследникам

Комментарии насчет «нового старого» кабинета министров России затихли довольно быстро. В конце концов, никто не ожидал от Путина революционных преобразований в начале четвертого президентского срока. Разве что назначение 40-летнего Дмитрия Патрушева, сына секретаря Совета безопасности России, министром сельского хозяйства стало поводом для едких шуток о том, что детей путинского окружения, как дворян 18-го века, записывают в гвардию с младенчества, поэтому во взрослую жизнь они входят с гарантией «элитного» трудоустройства.

Технократы и силовики

Хотя ирония тут совершенно неуместна. Политический режим неумолимо стареющих офицеров советских спецслужб готовится передать власть и активы наследникам. Больше десяти лет назад известные российские авторы Андрей Солдатов и Ирина Бороган назвали свое исследование путинского режима «Новое дворянство».

Как в воду смотрели коллеги. Ну, а новый старый кабинет если чем-то и интересен, так это тем, что должен освободить Путина от забот о повседневных проблемах страны и дать ему спокойно готовиться к 2024 году. Ведь именно тогда он должен решить – уходить ли ему, оставаться или придумать способ уйти и остаться одновременно.

Ведь недаром Рамзан Кадыров и его карманный парламент предложили Государственной думе рассмотреть законопроект о возможности президенту России занимать этот пост три срока подряд. Это пробный шар, запущенный для того, чтобы прозондировать общественное мнение. Однако даже если Путин и пожелает стать пожизненным президентом (в чем лично я не уверен), то объявит он об этом не сейчас.

Для того чтобы через шесть лет (или раньше) принять то решение, которое будет ему по душе, Путин должен все подготовить. Этим и займется правительство Дмитрия Медведева. В нем, как и в прошлом, есть две категории министров и вице-премьеров – так называемые технократы и силовики – в основном сотрудники спецслужб. Плюс бессменный глава МИД Лавров – тоже, в сущности, ставший силовиком.

Технократы, в свою очередь, подразделяются на старших (Силуанов, Голикова плюс Кудрин в Счетной палате и Набиуллина в Центральном банке) и младших (Орешкин, Дитрих). Старшим доверены ключевые участки работы. Антон Силуанов и Алексей Кудрин будут контролировать расходование бюджетных средств. Ведь денег в условиях тотального огосударствления экономики и международных санкций все меньше, поэтому воровать чиновничеству и олигархам придется меньше. Татьяна Голикова должна обеспечить бесперебойную выплату денег десяткам миллионов бюджетников — главной социальной опоры режима. Надежда старших – стать премьер-министром или главой Центробанка. Младшие технократы могут надеяться занять места старших.

Станет ли женщина преемником Путина?

Силовики – вроде нового главы МЧС, бывшего путинского адъютанта Евгения Зиничева, вице-премьера Юрия Борисова, сменившего Дмитрия Рогозина, другого экс-адъютанта – ныне тульского губернатора Алексея Дюмина, делают то, что и должны делать – обеспечивают безопасность режима, присматривают друг за другом и за чиновничеством вообще. Их перспектива – сменить со временем своих стареющих начальников в ФСБ, ФСО, министерстве обороны. В то, что, как считают многие, именно из их числа Путин станет выбирать преемника, я не верю. Он наверняка захочет остаться в истории уникальным правителем, поэтому если и будет готовить себе замену, то неожиданную. Например, передать ключи от Кремля женщине было бы для Путина эффектным ходом.

Ну, и наконец, все будет хорошо у Дмитрия Медведева. Большая часть комментаторов уже раз сто отправляла его в политическое небытие, а он остается там же, где и был. Премьер-министр – важнейший соратник Путина, ключевая фигура российской системы. Он символ преемственности, стабильности и надежности.

В кажущейся стабильности созданной при Путине системы управления кроется и ее главная проблема. Она подчинена одной идее – консервации нынешнего положения вещей. Ни о каких политических и экономических изменениях говорить не приходится. Кремль даже не видит, насколько смешно выглядит решение о создании министерства цифровой экономики в стране, где уже месяц как безуспешно пытаются заблокировать Telegram.

Там представляют себе модернизацию очень приземленно: повесим в каждый вагон экспресса Москва – Санкт-Петербург плазменные экраны, поставим модемы для беспроводного интернета на самолетах «Аэрофлота», усовершенствуем портал «Госуслуги» – вот вам и модернизация. То, что современную экономику создают не чиновники, а свободные люди, чувствующие себя гражданами мира, в Кремле, похоже, не догадываются. Иначе не опозорились бы так в конфликте с Павлом Дуровым.

Однако самокритика Кремлю чужда. И если Дуров все еще не побежден, то, с точки зрения власти, только потому, что ведомства не доработали и не «дожали» строптивого основателя Telegram. «Новое дворянство» России надеется навсегда закрепить за собой и своими потомками власть и собственность. В этом – суть четвертого срока Путина. И силовики, и технократы в правительстве будут работать на эту, главную задачу.


Константин Эггерт / DW
Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

девятнадцать + девять =