воскресенье, 17 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сказка для своих: Зачем Кучма в Минске потребовал роспуска «ЛДНР» Требования, озвученные Леонидом Кучмой, предназначены для внутриукраинского пиара, тогда как требования Кремля уже выполняются Киевом

Очередное заседание Трехсторонней контактной группы в Минске, состоявшееся 15 октября, оказалось безрезультатным: стороны ни о чем не договорились. Тем не менее, оно оказалось эффектным: озвученная Леонидом Кучмой позиция украинской стороны ввела российскую сторону в состояние крайнего изумления.

Добиться такого эффекта было нетрудно. Кучма всего лишь подчеркнул, что выполнение политического блока вопросов минских договоренностей возможно исключительно при условии выполнения ряда пунктов. И он перечислил эти пункты: «роспуск квазигруппировок «ЛДНР»; полное прекращение огня; обеспечение эффективного мониторинга СММ ОБСЕ на всей территории Украины; вывод с территории Украины вооруженных формирований иностранных войск и военной техники; разведение сил и средств вдоль всей линии соприкосновения; обеспечение работы Центральной избирательной комиссии Украины, украинских политических партий, СМИ и иностранных наблюдателей; установление контроля над неподконтрольным Украине участком российско-украинской границы и выполнение других пунктов, предусмотренных украинским и международным законодательством и Минскими соглашениями».

Такой перечень привела пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер. Она сообщила также, что в подгруппе по социально-экономическим вопросам украинская сторона вновь ставила вопросы отказа в ОРДЛО от рублевой зоны и о возвращении украинской государственной и частной собственности, включая возобновление уплаты налогов в государственный бюджет Украины в строгом соответствии с украинским законодательством.

О российской реакции можно судить по заявлениям сенаторов РФ, которых особенно возмутило первое требование Кучмы – о роспуске фейковых республик. В своих комментариях российские сенаторы называют это требование «грубейшим нарушением Минских соглашений» и пугают, что если это действительно официальная позиция Киева, то на процессе мирного урегулирования на Донбассе «можно ставить точку».

Пресс-секретарь Путина Песков более осторожен в оценках. «Такие новые вводные весьма неожиданы и для Москвы, и для Берлина, и для Парижа. Пока трудно комментировать, означает ли это отход от Минских соглашений, означает ли это отказ от ранее взятых обязательств, ранее поставленных подписей, пока непонятно», – сказал он.

Однако на самом деле те требования украинской стороны, о которых сообщила Дарка Олифер, предназначались прежде всего не для возбуждения российской стороны, а для внутреннего украинского потребления. Заседание в Минске состоялось на следующий день после того, как в Украине прошли мощные демонстрации против капитуляции. И то, что озвучил Кучма, служит как бы сигналом демонстрантам, что они услышаны властью.

Впрочем, следует подчеркнуть, что слова Кучмы – это пока что не более чем набор пожеланий. В лучшем случае это те предложения, с которыми Владимир Зеленский отправится на переговоры в нормандском формате, если они когда-нибудь состоятся. Возможно, украинский президент на тех переговорах даже сможет отстоять один-два из своих пунктов, ссылаясь на то, что иначе в Украине опять поднимется волна протестов. Но пока что это все вилами по воде писано.

А вот о чем можно говорить более уверенно, так это о том, что Зеленский не собирается удовлетворять требования акций протестов против капитуляции. В частности, он не отказался от выполнения тех условий, которые выдвинул Кремль для проведения переговоров в нормандском формате. Это, напомним, формула Штайнмайера, которую подписал Кучма 1 октября, и отвод украинских войск от Петровского и Золотого.

На заседании в Минске 15 октября Кучма отнюдь не отозвал свою подпись под формулой Штайнмайера. Также украинская сторона подтвердила готовность отвести войска от Петровского и Золотого, как только на этих участках будет соблюден семидневный режим тишины. О том же 16 октября заявил Зеленский в Риге на встрече с президентом Латвии Эгилсом Левитсом. «Мы будем ждать семь дней тишины. Для нас признаком является ОБСЕ, которая должна сказать: «Да, семь дней не было выстрелов». На сегодня я знаю, что два дня нет выстрелов», – подчеркнул он.

Тем временем уже начались акции одобрения формулы Штайнмайера и отвода украинских войск. Первым с таким заявлением выступил Харьковский горсовет 16 октября. «Мы, депутаты Харьковского городского совета, поддерживаем президента Украины в поисках мира. Мы считаем формулу Штайнмайера единственным на сегодня реальным путем к прекращению войны. Отвод войск не является отступлением, а является шагом вперед к еще большему прекращению огня, а следовательно, и смертей», — говорится в документе.

Так что кремлевские требования уже выполняются Украиной. А украинские требования, озвученные Кучмой, лишь продолжают звучать в украинских СМИ, словно убаюкивающая сказка.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров