вторник, 23 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Зона торговли: Блок Путина объявил ЕС войну за Иран Интеграция Ирана в руководимый Россией торгово-таможенный союз – это, со стороны Москвы, способ подбодрить союзника, которого россияне отказались защищать в Сирии

Вчера на экономическом форуме в Астане государства-члены Евразийского экономического союза и Иран подписали временное соглашение, предусматривающее создание зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном, пишет Роман Федюк для Depo.ua.

«По итогам переговоров, которые велись с 2016 года, достигнута договоренность о снижении импортных пошлин во взаимной торговле сроком на 3 года», – сообщили в министерстве национальной экономики Казахстана.

Под действие соглашения попадает далеко не весь объем торговли – но перечень утвержденных в соглашении товаров достаточно большой. Кроме снижения пошлин, соглашение регулирует применение санитарных и фитосанитарных мер и технических барьеров в торговле, таможенные процедуры, правила определения страны происхождения товаров и другие подобные бюрократические подробности.

При том стороны ставят перед собой амбициозную цель – не только расширить список товаров, подпадающих под действие соглашения, но и достичь на протяжении имеющихся трех лет подписания постоянного соглашения. «Нашим участникам переговоров сразу ставилась задача на перспективу, за три года договориться с полноформатным соглашением о зоне свободной торговли», – заявил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян журналистам в Астане.

Вчера же было подписано и торговое соглашение ЕАЭС с Китаем – но даже российские эксперты признают, что в том случае речь идет скорее о политическом жесте, чем наполненном смыслом экономическом документе.

Соглашение с Ираном – гораздо интереснее. Конечно, готовили его еще с 2016 года, но в начале работа шла без лишней спешки. Ситуация активизировалась только в конце зимы – начале весны, и на протяжении последнего месяца, по слухам, двигалась вперед невероятными темпами. В чем причина неожиданной активизации отношений между «экономическим союзом», который на самом деле, является клубом России и ее ближайших сателлитов – и Тегераном?

Ответов, на самом деле, может быть несколько. Одним из них является тот факт, что Тегеран до сих пор мирился с тем фактом, что Израиль бомбит иранские войска в Сирии, порой в двух десятках километров от объектов российской ПВО, а русские упорно «не замечают» затруднительного положения союзников. Но последний налет израильтян в ночь с 9 на 10 мая, когда удары были нанесены практически по всем крупным иранским объектам в Сирии – а россияне, явно договорившись с Тель-Авивом, даже не «осудили акт агрессии», мог все-таки вызвать в Тегеране недобрые чувства к ситуативным союзникам. Чтобы их преодолеть – но не поссориться при том с Тель-Авивом – Москва и избрала путь «укрепление экономического сотрудничества с Тегераном. Тем более, что сотрудничество в нефтегазовой сфере со страной, где есть колоссальные запасы углеводородов, вполне может помочь хотя бы частично влиять на мировую цену на нефть и газ.

С другой стороны, в этой сделке был заинтересован и Иран, которому следует внести ясность в отношения с европейскими партнерами. Потому что несмотря на то, что и Германия, и Франция, и структуры ЕС выступают за сохранение ядерной сделки с Ираном, из которой вышли США, европейские фирмы явно колеблются относительно того, стоит ли продолжать сотрудничество с Ираном и натыкаться на возможные американские санкции.

Яркий пример тому – французская Total, которая занимается добычей на колоссальном иранском месторождении «Южный парс», где сконцентрировано 8% мировых запасов газа – в удобном для добычи месте. Представители Total будто бы и осуждают введение санкций против Ирана, но при том ведут переговоры в Вашингтоне о возможных исключения для уже заключенных соглашений. А еще – на всякий случай – заявляют в СМИ, что в случае, если договориться в Вашингтоне не получится, то к 4 ноября они готовы свою добычу свернуть.

Все это вместе, очевидно, явно не удовлетворяет Тегеран, где, в свою очередь, прозрачно намекают, что Total могут заменить китайцы из CNPC. А могут и россияне из «Газпрома». В такой ситуации подписание соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС – это наглядная демонстрация того, что, выйдя по требованию США из иранской нефте- и газодобычи, европейцы туда не смогут вернуться. Произведет ли этот шантаж должное впечатление на французов – сказать сложно.

Но в том факте, что дипломатично неуклюжая попытка Дональда Трампа обуздать Иран, единолично выйдя из ядерного соглашения, не только заметно поспособствует российско-иранской дружбе, но и умножит на ноль попытки ЕС интегрировать Иран в западную экономику и подменить углеводородами того же Южного парса часть поставок из России, сомневаться не приходится.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

один × два =