пятница, 4 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Амманский провал: Как Путин вместо «всеправославного саммита» получил чаепитие В последнее время – упустив инициативу на украинском направлении – Москва громоздит ошибку на ошибку

Всеправославная встреча в Аммане оказалась странной. Во-первых, ее никак нельзя назвать «всеправославной», поскольку в ней участвовало всего шесть делегаций из пятнадцати поместных церквей. Во-вторых, в течение всего подготовительного периода статус встречи подвергался коррекции и постепенно из «всеправославного саммита предстоятелей» превратился в «братскую встречу». Что, впрочем, тоже оказалось преувеличением.

Но самое главное, так и осталось непонятно, зачем представители шести православных церквей собирались в иорданском Аммане, да еще в условиях подчеркнутой секретности, за закрытыми дверями, без допуска журналистов, пресс-конференций и брифингов — с одним скупым релизом и скромным селфи в стиле свадебной фотографии. Слово «пшик», ставшее мемом в украинском околоцерковном сленге, наполняет свистом медиапространство. Столько подготовки, столько шума в СМИ, благословения от Путина и короля Иордании Абдаллы…

Надо отдать должное — РПЦ и ее сторонники провели колоссальную подготовительную работу. Трудились не только дипломаты, светские и церковные, но и спонсоры и политики, включая Самого Главного человека в Кремле. Тщательным образом готовили общественное мнение: о церковной ситуации в Украине начали писать самые неожиданные западные издания. Преимущественно, почему-то, немецкоязычные. И вы не удивитесь: тамошнее экспертное сообщество вполне разделяет московские взгляды на Украину и ее церковь. «Одиннарот», РПЦ как исторический наследник «Киевской Руси» и прочая белиберда чувствует себя на страницах западных изданий не менее уверенно, чем на кремлевских пропагандистских каналах.

Но это так, штришок. Самой главной интригой до конца оставался вопрос, кто приедет в Амман. «Кто приедет» — это, как уже неоднократно отмечалось, иносказание. Прямым текстом вопрос формулируется иначе: кто готов выказать лояльность Москве, понимая, что она бросает вызов Константинополю?

Что ж, теперь на этот вопрос можно ответить. Хотя ответ все равно не будет однозначным. В Амман, кроме РПЦ, приехали делегации Сербской, Румынской, Польской, Чехословацкой церквей. Причем ни РумПЦ, ни Польская ПЦ не прислали предстоятелей. Единственный, кто вызвал удивление публики, оказались румыны. Но, во-первых, у них собственные дела с РПЦ — спорная Бессарабская митрополия, во-вторых, в процессе обсуждения вопроса о поездке в Амман священный Синод РумПЦ фактически признал ПЦУ. Так что для румын поездка в Амман — что-то вроде размена фигур.

Куда большим сюрпризом стало отсутствие делегаций Болгарской, Грузинской и Антиохийской церквей — в той или иной степени они до последнего времени придерживались московского кильватера. В частности, они по призыву Москвы не поехали на Крит и не приняли участие во Всеправославном соборе в 2016 г.

Предполагалось, что встреча в Аммане станет для Московского патриарха чем-то вроде реванша за Крит — он покажет, что не только Вселенский патриарх может созвать всеправославную встречу. Но не вышло — оказалось, что Московский патриарх, даже устами Иерусалимского, этого сделать не может — не приехали даже его обычные союзники.

Но «пшик» не измеряется только численностью. Куда интереснее оказалось то, что церковные «братья» обошлись без общей литургии. Если вы православный христианин, вы понимаете, что это значит — без литургии. Для остальных объясню: это значит, что собрание в Аммане вообще трудно назвать церковным событием. Это даже не «братское собрание» — братья-христиане, собравшись двое или трое, непременно разделили бы Хлеб и Вино. Раз они этого не сделали, это было просто чаепитие. Не то чтобы совсем безумное, но с некоторыми признаками душевного разлада.

Итоговый документ оказался менее интересным, чем интрига вокруг самой встречи. Он пестрит «диалогами», «исцелениями» и «примирениями», которые в православной риторике уже давно истерлись, как медный пятак, и цена их не выше. Украине досталась пара строк общего содержания — все те же «примирения» с «исцелениями» в процессе «диалога». Чуть больше выиграл Сербский патриарх — вопрос церкви Северной Македонии постановили считать внутренним делом Сербской ПЦ.

Что же до Вселенского патриарха лично, то его решили просить — с подобающим уважением к его почетному старшинству — присоединиться к диалогу.

Единственная настоящая ценность для патриарха Московского в этом документе — «православный консенсус». Это принципиальная позиция Москвы, озвученная еще в период подготовки к Всеправославному собору: все животрепещущие вопросы в православном мире — в первую очередь предоставление автокефалии — должны решаться общим консенсусом. Любопытно, что патриарх Кирилл уже однажды выторговал у Вселенского патриарха этот компромисс, после чего сам же не явился за выигрышем на Крит, где проводился Всеправославный собор. В результате упоминание о консенсусе в амманском коммюнике выглядит как попытка запрыгнуть-таки на подножку последнего вагона уходящего поезда, поначалу гордо проигнорировав возможность с комфортом устроиться в купе первого класса.

Амманский саммит, вероятно, планировался в Москве сразу с несколькими целями. Главная из которых — возможность для Московского патриарха и РПЦ вернуться во всеправославный диалог — разумеется, гордо, не потеряв достоинства — после того, как они сами себя из него исключили. В Москве очень быстро почувствовали, что изоляция — не лучшее положение для того, чтобы поддерживать свое влияние в мире.

Но, как обычно, перегнули с собственным достоинством. Для Москвы вообще и для патриарха Московского в частности «с достоинством» означает «на их условиях». Возвращение должно было превратиться в победное шествие. В бенефис.

И так оно, в общем, и получилось. В Аммане мы могли наблюдать бенефис патриарха Кирилла. Конкурентов у него не было — просто потому, что никто из потенциальных конкурентов не приехал. Даже из уважения к патриарху Иерусалимскому и королю Абдалле. Возможно, сам патриарх Кирилл даже отчасти испытывал облегчение от того, что в зале почти нет греков — и это несколько компенсировало досаду от того, что в зале нет не только греков, но и много кого еще.

Амманская встреча закономерно завершилась провалом для Москвы. В последнее время — упустив инициативу на украинском направлении — она вообще громоздит ошибку на ошибку. И остается только удивляться тому, что главный дипломат РПЦ митрополит Иларион Алфеев все еще занимает это кресло. И ведь предупреждал патриарха Кирилла патриарх Варфоломей: не доведет вас до добра этот молодой человек, он все время лжет, избавьтесь от него, пока не поздно. Но патриарх Кирилл не внял совету коллеги. И вот, пожинает плоды. В данном же случае ситуация отягощается тем, что идея амманской встречи принадлежит даже не патриарху и не митрополиту Илариону. Ее автор — лично Владимир Путин. Именно он подсказал патриарху Иерусалимскому «блестящую» идею, как всех помирить.

Вот кто, по мнению наблюдателей, получил чистый выигрыш от встречи в Аммане — патриарх Иерусалимский. Он, конечно, вызвал некоторое неудовольствие со стороны Вселенского патриарха, но это уладится — грек греку глаз не выклюет. Зато король Абдалла, надо думать, был доволен. И в Кремле не имеют причин для претензий — гонорар честно отработан.


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров