субота, 20 липня 2024 | ПРО ПРОЄКТ | КОНТАКТИ

Сергей Климовский: Просроченный путин и два вывода Кремля о нем Рамштайнская коалиция все активней и разными способами стремится объяснить Москве, что бренд «путин» просроченный и его надо срочно сменить на другой до контрнаступления ВСУ. В Москве морозятся и делают вид, что не понимают

Среди наиболее четких и решительных предостережений можно назвать заявление G7 об установлении полной торговой блокады РФ и разговоры в НАТО об изменении ее военной стратеги. Если сроки, масштабы и условия торговой блокады не называются, то датой смены стратегии прямо называют 11-12 июля, саммит НАТО в Вильнюсе. Аэропорт Вильнюса уже объявил, что будет закрыт на сутки в эти дни. Смена стратегии выглядит так: раньше НАТО считало, надо позволить расеи атаковать первой, дать ей захватить какую-то территорию и только после этого нанести сокрушительный удар возмездия.

Теперь на десятом году российско-украинской войны многие говорят: в стратегию НАТО надо внести право превентивного удара по извечному агрессору. Политики из Латвии, Литвы, Польши и Эстонии наиболее категоричны в этом, поскольку ориентируются на настроения избирателей, а те не хотят оказаться под российской оккупацией даже на короткое время и ждать освобождения. Жители этих стран иначе смотрят на войну, чем военные бюрократы в штаб-квартире НАТО в Брюсселе и университетские профессора, преподающие историю, политологию и другие смежные дисциплины.

Профессора наивно полагают, если Рузвельт в 1945 г. не принудил Сталина вернуться к границам 1939 г. и отдал ему страны Балтии, часть Финляндии, западные части Украины и Беларуси, а также Пруссию, и после этого через 46 лет СССР распался, то если отдать РФ часть Украины, то через 50 лет там появится новый Горбачёв с перестройкой, гласностью и демократизацией. Профессора верят: торжество демократии неизбежно. Особенно, если свести её продвижение к учёным конференциям о пользе демократии с участием профессоров и студентов из РФ. Это мнение разделяется частью политиков и тех избирателей, который полагают, что можно откупиться от нашествия войск РФ, отдав ей Украину, а может быть и Эстонию с Латвией для надёжности.

Согласно формальной логике пропорция между такими настроениями в разных странах Европы должна находиться в прямой зависимости от удалённости от РФ и оккупированной ею Беларуси. На практике в наиболее удалённых Португалии, Ирландии, Великобритании и Италии смотрят на проблему по имени РФ абсолютно так же, как в Латвии, Литве, Польше и Эстонии. В начале 2023 г. число ирландцев, считающих, что их стране следует вступить в НАТО, впервые превысило 50%. Превысило, несмотря на то, что на протяжении всей второй мировой войне Ирландии удавалось сохранять нейтралитет. Нельзя исключить, что Ирландия может вступить в НАТО ещё раньше, чем Украина. Особенно, если разговоры о смене НАТО стратегии так и останутся разговорами на его саммите в Вильнюсе.

По факту такие разговоры – это более чем серьёзное предупреждение Москве, что ей пора удалить просроченного «путина», вывести войска из Украины и начать переговоры по всем проблемам, которые РФ создала множеству государств. США и ЕС пытаются убедить РФ, если она этого не сделает до контрнаступления ВСУ, то после него с ней будут говорить более жёстко и на других условиях. Превентивный удар, который превентивным после вторжения 24 февраля, можно назвать очень условно, будет включать не только ввод войск НАТО в Украину, но и в Беларусь.

Из таких предупреждений, которые сейчас становятся всё более публичными, в Кремле пока делают два вывода.

Первый, если армия РФ опять вторгнется из Беларуси в Украину как в 2022 г., то сбудется мечта лукашенко, и на него, наконец, нападут со всех сторон света, с неба и изнутри тоже. Вторгнутся так, что лукашенко не успеет показать на карте, откуда хотели напасть. Ввиду этой очевидности, Москва прекратила собирать в Беларуси новую армию вторжения. Москве не хочется обзавестись ещё и Белорусским фронтом в добавок к Украинскому, особенно в свете нашего контрнаступления. Войну на два фронта РФ потянет с трудом, тем более, что ещё надо удерживать Сирийский фронт и думать о войне в Африке, запущенной путчем в Судане, который провалился, но не прекратился.

Поэтому Москва отводит Беларуси уже только роль аэродрома для нанесения ракетных ударов по Украине. Особенно по транспортным путям. В Кремле исходят из того, если РФ будет только так и аккуратно пользоваться Беларусью, то войска НАТО в неё не войдут. Удар возмездия от НАТО в этом случае сведётся лишь к разрешению Украине наносить ракетные удары по российским аэродромам в Беларуси и сбивать военные самолёты над ней. Для этого НАТО может передать Украине ещё пару комплексов «Патриот» и чего-то попроще. Такое изменение военной политики Москвы – результат просыпающейся у НАТО решимости, а не изворотливости белорусского дуче.

Кремль в своей текущей политике отводит лукашенко роль громкоговорителя, который после каждого удара будет истошно вопить о нападении и требовать созыва Совбеза ООН. Но поскольку Москве удалось войну глобализировать, то его вопли никого не впечатлят в международном пространстве. В ООН за десять лет как-то успели привыкнуть к российско-украинской войне, и если в процессе неё прилетает по лукашенко, то это нормально – сам виноват. На войне как на войне.

Второй вывод, который делают в Кремле из предупреждений от рамштайнцев, если РФ не будет переходить некоторые «красные линии», в том числе запрета на применение ядерного оружия, то бренд «путин» можно продолжать сохранять ещё пару лет и ничего не менять. На больше, чем два года в Кремле уже не заглядывают. Сейчас в Кремле меряют время линейкой президентских выборов в США осенью 2024 г. и инаугурацией 20 января 2025 г. Получается почти два года. При этом в 2024 г. в двух десятках стран, небезразличных для Москвы, тоже будут разные выборы, в чём она видит окно возможностей для себя. Только у Макрона и Орбана карт-бланш до 2027 г.

Москва накладывает карту выборов в мире на нежелание США и ФРГ воевать с РФ и получает, что со снятием бренда «путин» можно два года не спешить. Похоронить путина для кремлёвцев не проблема, это всегда успеется. Поэтому они считают, что путин ещё не такой просроченный, как утверждают рамштайнцы и делают вид, что не понимают заявления о торговой блокаде, превентивном ударе и слова Столтенберга о скором принятии Украины в НАТО. В Кремле настроены переизбрать путина ещё раз на шесть лет в марте 2024 г.

Российской оппозиции, если она хочет делать историю, пора уже не просто определиться: шарфик, табакерка или восстание декабристов, но и что-то совершить. Иначе История в лице рамштайнцев пойдёт своим путём и включит план «В» или «С», в которых этой оппозиции отводится лишь роль комментаторов. Но эта оппозиция, в отличие от белорусской, оказалась не способна собрать под своим флагом даже один полк. Притом, что россиян за границей во много раз больше, чем белорусов и деньги у них есть. Вместо этого якобы оппозиционный «Дождь» собирал деньги на носки и тёплые вещи для путинских оккупантов, и возмущался, что его обвиняют в поддержке агрессии. Невзоров долго сеял и ставил автографы на своих книжках, но из этой посевной не вырос ни полк, ни бригада. Извечная проблема вяликой российской культуры – говорят одно, а делают с точностью до наоборот. Обещают всем свободу, а строят Гулаг.

В Кремле эти свойства оппозиции и вяликой культуры добавляют к карте выборов в мире и ко всему остальному, и делают вывод, что два года, если не больше, можно пользоваться брендом «путин». Не такой уж он просроченный, как уверяет оппозиция, а в глубинный народ не верит даже КПРФ.

В итоге в Кремле полагают, если не делать резких движений на фронте и не пытаться наступать из Беларуси, то войну с Украиной можно ещё два года поддерживать в таком режиме, а там видно будет. Кремль потратил полгода на то, чтобы зафиксировать де-юре на переговорах отторжение 18% территории Украины, убедился в низкой перспективности этих занятий, и в результате 21 сентября односторонне объявил их своей собственностью. Даже сам себе выписал справку об этом, записав в конституцию РФ вслед за Крымом ещё четыре области Украины. В том числе и те их части, которые не захватил. Так сказать, сделал себе юридический задел на будущее. После этого ведомство оправдания захватов имени Лаврова продолжает дёргаться в направлении переговоров чисто по инерции и на всякий случай.

В Кремле осенью 2022 г. смирились с мыслью, что серьёзные государства аннексию РФ 18% территории Украины не признают и даже обсуждать возможность признания в обмен на что-то в ближайшее время не намерены. Не хотят – не надо, решили в Кремле. Будем тянуть резину, владеть де-факто и выжидать, когда в 2024 г. в США и в странах ЕС к власти придут партии привыкших к войне. Эти партии будут привычно закладывать в бюджеты расходы на поддержку сопротивления Украины, придумывать новые санкции и ужесточать контроль за выполнением старых, но не будут ничего делать для кардинального изменения ситуации.

Когда Обама в декабре 2022 г. сказал: «Есть предел поддержки Украины», то эти слова в кремлёвцев вселили уверенность, что они могут найти выход. Тем более, что похожие речи произносят и трамписты. Заявления Байдена, Шольца и других политиков о том, что они намерены поддерживать Украину, сколько потребуется, тоже ведут к вопросу: а сколько потребуется – год, два года, или ещё десять лет?

Партия привыкших к войне, это не партия уставших от войны, которую Москва спешно пыталась сформировать в Европе и Америке уже с конца 2015 г. Но это и не партия тех, кто намерен наказать агрессора в кратчайшие сроки. В Кремле уверены, что за преступлением не обязательно следует наказание. Уверены, несмотря на роман Ф.М. Достоевского, написанный по заказу царской охранки, где он доказывал, что преступление вносит дискомфорт в душу убийцы, чем обрекает её на вечное страдание, которое и есть самое суровое наказание. Но путинские убийцы и насильники, как и россияне в целом, ничего такого не демонстрируют, вопреки длинным пассажам Достоевского. Сталинские палачи тоже ничего такого на своих лицах не изобразили даже после доклада Хрущёва съезду. Максимум, что выдавила из себя КПСС – перегибы были не только на местах, но и в самом центре, однако, история СССР в целом шла в правильном направлении.

Поэтому в Кремле грозные предупреждения о блокаде, превентивном ударе и срочном принятии Украины в НАТО воспринимают как предупреждения, что некоторые линии переходить нельзя, но тянуть резину можно. Это более-менее устраивает Кремль в данный момент. Там исходят из того, что у РФ больше военных ресурсов, чем у Украины, а Запад её снабжает ими дозированно, и НАТО на войну не является. Собственно, Запад и не может завалить Украину военной техникой и помочь создать армию в два миллиона, как минимум потому, что это дело не быстрое. В результате Кремль считает, что ему сейчас не надо резко нарушать соотношение сил на фронте и главное – отразить контрнаступление ВСУ. Если это Кремлю удастся, то начнёт работать алгоритм, озвученный Петром Павлом, президентом Чехии, – на новое наступление ВСУ быстро денег не дадут. Не дадут, поскольку его нельзя быстро подготовить и потому, что большинство политиков в ЕС и США в силу логики вещей основательно перейдёт в лагерь партии привыкших к войне, а в 2024 г. тотальные выборы.

Как бы далеко не продвинулись ВСУ в ходе контрнаступления, но в то, что к концу осени удастся выйти на границу или восстановить линию фронта на 24 февраля, не верит ни один серьёзный аналитик, даже если очень хочется. Политический эффект от освобождения Крыма в этом году, что мало вероятно, не вызовет ментальный кризис ни в РФ, ни в Кремле, так как какую-то заметную часть Украины её армия будет контролировать и, следовательно, война продолжится. Кремль это тоже устроит, притом, что ему больше бы понравилось, если бы фронт остался там, где находится сейчас.

Оптимизма Кремлю придаёт и тот факт, что до завершения войны выборы и смена власти в Украине мало вероятны. Это исключает неприятные неожиданности для Кремля и питает в нём надежду, что кто-то в Киеве может опять захотеть заглянуть в глаза путину, ссылаясь на то, что Украине дали мало танков для контрнаступления или на то, что она ещё не в НАТО. На этот случай есть великий миротворец Китай и дуумвират Орбана с лукашенко, которые хоть завтра готовы усадить всех за переговоры.

Несмотря на то, что Твиттер у медведев раскалился до бела, реагируя на предупреждения от G7, Столтенберга, на списки вооружений, направляемых в Украину, на манёвры НАТО на Балтике, которые начались 22 апреля и продляться до саммита в Вильнюсе, в Кремле исходят из того, что пока лучше ничего на фронте не трогать, готовиться отражать контрнаступление и тянуть резину, ожидая погоды у моря. В Кремле настроились на затягивание войны против Украины минимум до весны 2025 г., но стесняются сказать об этом холопам, притом, что бояре и олигархи в курсе.


Сергей Климовский / Facebook
Поділіться цим