вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Зеленский обязан закончить «эпоху бедности» к весне До весны «слугам народа» надо во что бы то ни стало явить финансовое чудо, и если оно не произойдет, то фраза, оброненная Порошенко на Банковой, – «Через рік, так через рік» – может случайно оказаться пророческой

Через пять месяцев после инаугурации Зеленского стало очевидно: заявленное им упразднение «эпохи бедности» сродни наступлению «эры коммунизма» в 1980 г. из программы КПСС от 1961 г.

Позиция у Зеленского лучше, чем у КПСС, но результат будет аналогичным. Впрочем, это обещание Зеленского, как и обещание коммунизма, на мой взгляд, мало кто принял в серьёз. Нельзя же всерьёз относится к словам пародиста, тем более, что он не говорил голосом Ельцина и Горбачёва, как Максим Галкин в РФ, а лишь устраивал на сцене примитивные «капустники» за отменную «капусту», а не за те «кочерыжки», которые получают многие за более достойную работу. Но слово вылетело, и стало программой «Слуг народа», – ещё более монолитной власти, чем та, которая была у регионалов Януковича. Поэтому приходится уделять внимание обещанному «слугами» концу «эпохи бедности», пока всё это не оказалось там же, где и КПСС с коммунизмом, тоже означавшим конец «эпохи бедности».

Стартовые позиции у этих «слуг народа» лучше, чем у его прежних, коммунистических «слуг», но они не хотят или не могут этим воспользоваться, а топают проторенным путём предшественников. Из них опять выходит всё та же КПСС, но измученная Майданами, и Виктор Черномырдин на том свете хватается за голову. Притом, что рядом в Европе есть умеренно авторитарные и консервативные партии, научившиеся использовать в своих интересах достоинство так называемого «капитализма». Например, польская «Право и справедливость», уверенно пошедшая на второй срок, и венгерская «Гражданская партия» (Фидес), чья «эра» медленно клонится к закату.

Суть этого преимущества в том, что так сказать «капитализм» умеет сам автоматически упразднять бедность и гораздо лучше, чем пресловутый «социализм». Одним из первых, кто это заметил, был экономист и философ Йозеф Шумпетер, что он и изложил в 1942 г. в книге «Капитализм, социализм и демократия». Шумпетер умер в 1950 г., но последующие 50 лет полностью подтвердили это наблюдение. Шумпетер был симпатиком советского социализма, но считал его экономически менее эффективным, чем капитализм.

Наблюдение Шумпетера абсолютно верно, но ошибочно понятие «капитализм», а под социализмом можно понимать всё, что захочется. При чём, настолько широко, что даже аналитики из КПСС с 1970-ых были вынуждены ввести понятие «реальный социализм», что означало их идейную капитуляцию перед реальностью.

В реальности можно выделить три типа экономик: рыночная, экономика распределения и «экономика подарка». Более правильно называть их не экономиками, а способами или методами хозяйствования, поскольку реальная экономика страны, – это более крупное понятие, и обычно включает в себя в разной пропорции все три способа хозяйствования. Доминирование одного из них и позволяет классифицировать, например, экономику США как рыночную, а экономику СССР как распределительную. Притом, что элементы того и другого, а также так называемой «экономики подарка», были и в США, и в СССР. По этой причине столь любимый в СССР академический спор: план против рынка, был изначально бесплодной схоластикой.

Термин «экономика подарка» появился на Западе сравнительно недавно – в 1980-ые в результате исследований этнографов и других, так сказать, «палеоэкономистов». Самые наглядные примеры её из прошлого – праздник «потлач» у индейцев, когда обменивались вещами без учёта соотношения их ценности, непрямой обмен у некоторых народов Азии и Океании и т.п. Менее экзотичные примеры: Википедия, куда почти все пишут бесплатно, или избушка в лесу, в которой никто не живёт, а тот, кто в ней заночует, морально обязан оставить что-то из полезных вещей для тех, кто придёт после него. Благотворительные фонды тоже пример её.

«Экономику подарка» – обожают «леваки», но исторически и на практике она продукт и высшая стадия обмена и рыночной экономики, а не социалистического распределения, берущего истоки от способа хозяйствования большой патриархальной семье. Дискуссия – свободный обмен или принудительное распределение, – была бы гораздо плодотворней, чем сто лет, потраченных на бессмысленное противопоставление плана рынку, и ещё так, как будто в рыночной экономике никто не строит планов на завтрашний день. Но такое противопоставление кормило три поколения советских профессоров.

Если Зеленский и «Слуга народа» действительно хотел бы устранить, по крайней мере, бедность, – социальную справедливость никто и не обещали, то им следовало бы начать с уменьшения в экономике доли распределительного способа хозяйственного, доставшегося от СССР и нажитой за время независимости. Это привело бы к сокращению числа тех, кто не производил ничего полезного ни при социализме, ни после него, но неплохо устроился в системе распределения в качестве привилегированного получателя, и особенно тех, кто занял в ней места эффектных, но не эффективных менеджеров-распределителей. Объём высвобожденных ресурсов, включая трудовые, был бы большим, а уменьшение вреда и рост социальной справедливости – ещё большим.

Но это не путь «Слуг народа». Они идут другим путём, синтезируя Шумпетера с Лениным. От Шумпетера берут уверенность в том, что «капитализм» – индустриальное рыночное общество, само изведёт бедность невидимой рукой. От Ленина – страсть делить и перераспределять. Большевики были мастерами по разделам и «распилам», а их дети и внуки в этом дедов превзошли. «Слуги народа» ещё преподадут всем мастер-класс по «распилам». У Коломойского от предвкушения удовольствия язык так развязался, будто он проходит кастинг на занятие вакантной должности «старший в «95 квартал». В 2014 г. он гораздо реже и не так резко «наезжал» в СМИ на Путина, чем сейчас на Гонтареву и Порошенко, притом, что тогда обмен мнениями между Днепром и Москвой тоже шёл активно.

Финансовые аферисты любых партийных оттенков давно неравнодушны к Гонтаревой и «вешают» на неё всех «дохлых собак», кроме поражения под Иловайском. Любимые их «собаки» – обвал гривны в 2014 г. и смерть банковской системы – за эти годы стали так пованивать, что в приличные СМИ с ними не впускают. Банковская система, отпетая ими, тоже чувствует себя неплохо, даже пять госбанков РФ в Украине дрыгают лапками. Всех пугает только Коломойский, который судами за «Приват» усложняет без нужды и так сложную жизнь «Слугам народа».

У «Слуг народа» в следовании гибридным путём Ленина – Шумпетера, есть и без этих шуток Коломойского финансовая проблема, о которую споткнулись ещё Вова Ульянов с большевиками к 1919 г. Троцкий тогда для её снятия придумал НЭП. Ленин эту его идею в 1920 г. национализировал под себя, чем между делом указал рядовым советским учёным путь в академики.

Проблема «Слуг народа» выглядит так: невидимая рука рынка и Шумпетера вряд ли устранит бедность к следующим выборам. Этой руке, которая хочет, чтобы у каждого украинца был мобильный телефон, и сейчас в Украине на одного человека приходится 2,5 мобилки, нужно время. Вдобавок эта рука плохо представляет, чего ещё по 2,5 должно стать у каждой украинки и украинца, и особенно в условиях войны, которую против нас ведёт Путин. Ставить в условиях войны заводы в Украине рискованно, а дарить каждому украинцу по 2,5 штуки в руки, извините, на Западе пока доминирует рыночная экономика, а не экономика подарка. У невидимой руки свои проблемы.

Весной у «Слуг народа» был всплеск веры в роботов и в диджитализацию, как в ещё одно детище руки, устраняющее бедность и всё плохое. К осени выяснилось, сколько раз не произноси заклинание «диджитализация», результат тот же, что и в РФ после молитв о нано-технологиях. В отличие от России, у нас это поняли быстрее, и даже поняли, о чём вообще речь.

В итоге перед «Слугами» стоит та же проблема, что была у Ленина, – где срочно взять денег и хлеба, чтобы раздать их подающим надежды социальным группам для изгнания эпохи бедности. Зрелищ без денег тоже не бывает. Это «Слуги» знают по личному опыту «вынимания» их из Коломойского. У Коломойского столько не возьмёшь, – он крупный финансист, но не безразмерный, и поклонник экономики обмена по принудительному курсу, а не экономики подарка. Москва готова дать и много, но её принудительный курс выше, чем у Коломойского. МВФ готов давать, но только после клятвы в верности семи заповедям демократии, расписок и при своём постоянном аудите, что оскорбительно для «Слуг народа». Свои услуги по добыванию денег предлагал Гройсман, но «Слуги» от них отказались, как и от Тимошенко, и решили, пусть этим займутся Гончарук, Нефёдов и другие либералы из движения «Люди важны».

В результате произошел вполне свободный обмен. «Слуги народа» нашли, кто будет таскать для них из огня каштаны, которые они затем будут раздавать, а новым либералам дали то, о чём те и не мечтали. Движение «Люди важны» начали создавать осенью 2018 г. менеджеры частных компаний из Киева, Одессы и Харькова с прицелом на парламентские выборы осенью 2019 г. Предел мечтаний был 10% мест в Верховной Раде. Написали свой «Манифест» украинских либералов – весьма удачный текст, в котором, вероятно, впервые с 1990 г. на постсоветском пространстве внятно объяснили, что такое либерализм и с чем его едят. После этого стали заниматься рутиной партстроительства.

Но в апреле мимо них проезжал полупустой «зелёный трамвай», из которого прозвучал вопрос: «Хотите въехать на нём в Верховную Раду без всей этой рутины с нервотрёпкой и осуществить свои реформационные планы?». Александр Гончарук, Максим Нефёдов и большинство не смогло отказаться от такого предложения, а меньшинство с Сергеем Гусовским продолжило самостоятельное движение. Гончарук стал премьером, Нефёдов, как и хотел, начальником таможен, а Гусовский собирается идти в мэры Киева, как и в 2015 г.

Но этот бартер «слуг» с либералами изначально содержал ряд скрытых противоречий, которые начали проступать. Во-первых, либералы не клялись в верности Коломойскому и в том, что его интересы выше их собственных планов и интересов Украины. Поэтому уже начались стычки команды Гончарука с группой Коломойского. Во-вторых, либералы шли в правительство как политики, а не как послушные технические исполнители, коих в них видят «слуги». В-третьих, их взгляды на изменения в экономике, госменеджмент и других сферах не идентичны запросам «слуг». Поэтому конфликты неизбежны. В перспективе может дойти до жёсткой конфронтации, когда «слуги» и «ратники» Коломойского изгонят Гончарука и либералов из правительства, увешав всеми «дохлыми собаками».

Такое может произойти ближе к весне, когда станет очевидно, что запасы, оставленные Гройсманом, основательно истощились, а меры Гончарука по увеличению поступлений в госбюджет путём увеличения акциза на сигареты, уплотнения налогов на мелкий бизнес и самозанятых дают больше озлобления, чем денег. Кадровые сокращения на таможнях и в госслужбе экономии дадут мало, а эффективность их работы упадёт из-за трудоустройства детей тех, кто хорошо устроился ещё при социализме и норовит передать такие места по наследству. Региональные бароны и межрегиональные магнаты начнут чудить, учуяв, что власти за деньги согласны почти на всё. Сдержать их можно будет только проведением весной местных выборов. В итоге окажется, что в казне нет денег не только на изгнание бедности, но и на зрелища.

Некоторые среди «Слуг народа» это уже предвидят и предлагают добыть денег, продав земли сельскохозяйственного назначения. Приватизация «Центренерго», «Укрзалізниці» и других предприятий, которую предлагают у Гончарука быстро и много денег не даст. Это процесс неспешный, желающих купить мало, и ещё надо отблагодарить Коломойского, подобно тому, как Янукович отблагодарил Ахметова, подарив тому металлургический комбинат в Мариуполе, «Укртелеком», коммунальные предприятия Киева и ещё что-то по мелочам.

Но продажа земель тоже может не оправдать ожидания. Прежде всего, местные бароны и спекулянты захотят купить их за гроши, и Гончарук не сможет проконтролировать это по всей Украине. Это одна из причин, по которой идут разговоры о возможности продажи земли иностранцам, – брать с них много денег удобней, чем с друзей детства и кумовьёв.

Каверз в этой процедуре много, а «слугам» надо явить к весне и местным выборам то самое «покращення», которое обещали показать ещё Азаров с Януковичем. Слишком уж очевидно, что пока эпоха бедности закончилась только для Коломойского и друзей «95 квартала», и то не для всех. Юрий Луценко с 2005 г. был поклонником ещё «Вечернего квартала» и телекамеры любили «выхватить» из зала смеющегося главу МВД. Но через 12 лет в «Квартале» решили, что образование не позволяет Луценко быть генпрокурором.

До весны «слугам народа» надо во что бы то ни стало явить финансовое чудо, и если оно не произойдёт, то фраза, оброненная Порошенко на Банковой, – «Через рік, так через рік» – может случайно оказаться пророческой.


Сергей Климовский / Обозреватель
Поделитесь.





Новости партнеров