четверг, 3 декабря 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Как можно называть Медведчука после запрета книги о деле Стуса? «Шестерка коммунистической системы» – недопустимое название Виктора Медведчука, а «сын полицая» – допустимое. Такое решение принял суд по иску Медведчука

Шесть запрещенных цитат из книги «Дело Василия Стуса»

Прежде всего, процитируем судебное решение.

  • «… была ли возможность у Стуса выбрать «меньшее зло». Однако является фактом, что предоставленного, поддерживаемого госбезопасностью адвоката звали Виктор Медведчук».
  • «… Медведчук на суде признал, что все «преступления», якобы совершенные его подзащитным, «заслуживают наказания»».
  • «…он фактически поддержал обвинение. Зачем прокуроры, когда есть такие безотказные адвокаты? …»
  • «…распинал поэта – назначенный государством адвокат Медведчук».
  • «…шестерка коммунистической системы Медведчук…»
  • «Преступление перед поэтом юрист Медведчук совершил еще и тем, что не сообщил семье о начале рассмотрения дела… Боялся КГБ или просто всегда был циником и аморальным типом?».
  • О первых трех цитатах из этого списка в судебном решении сказано, что содержащуюся в них информацию суд признал «недостоверной и нарушающей личные неимущественные права Медведчука Виктора Владимировича на уважение к достоинству, чести, неприкосновенности деловой репутации».

О последних трех цитатах из вышеприведенного списка в судебном решении говорится, что содержащуюся в них информацию суд признал «нарушающей личное неимущественное право на использование имени Медведчука Виктора Владимировича без его согласия и дающей возможность идентифицировать Медведчука Виктора Владимировича как персонажа (действующего лица) произведения».

Кроме того, суд обязал Вахтанга Кипиани и издательство «Виват» «изъять из книги «Дело Василия Стуса» информацию о лице Медведчука Виктора Владимировича» и запретил им тиражировать и распространять эту книгу «до устранения нарушенного личного неимущественного права Медведчука Виктора Владимировича», а также запретил им в выступлениях в СМИ использовать из этой книги информацию, которая «дает возможность идентифицировать Медведчука Виктора Владимировича как персонажа (действующего лица) произведения без его согласия».

Такое решение принял утром 19 октября 2020 г. Дарницкий районный суд Киева в лице судьи Марины Заставенко по иску Виктора Медведчука к Вахтангу Кипиани и издательству «Виват». В мае прошлого года в издательстве «Виват» вышла книга Кипиани «Дело Василия Стуса. Сборник документов из архива бывшего КГБ УССР». Подчеркнем: в книге 688 страниц. В ней собраны ключевые документы о судебном процессе над поэтом-диссидентом Василием Стусом в 1980 г. Прежде всего, она помогает глубже понять самого Василия Стуса. Естественно, в ней отражена и роль Медведчука, который был государственным защитником обвиняемого. И вот теперь 688-страничная книга о Василии Стусе запрещена судом на том основании, что Медведчуку в ней не понравились несколько фраз.

Три цитаты, оставшиеся незапрещенными

Чтобы быть точными, отметим, что суд не полностью удовлетворил исковые требования Медведчука. В частности, Медведчук просил суд признать нарушение его прав в девяти цитатах из книги, однако суд удовлетворил эту просьбу только по шести цитатам, которые мы привели выше, а по трем – не удовлетворил. Итак, приведем эти три цитаты:

  • «…сын полицая…»
  • «…Вите, воспитывавшемуся в семье политссыльного… говорят – шуцман».
  • «Адвокаты откровенно «отбывали номер», не забывая, правда, сдирать гонорары с убитых горем семей…».

Автор книги Вахтанг Кипиани улыбается: «Два смешных момента – не могу теперь упоминать всуе тов. Медведчука, но называть «сыном полицая» можно». Говорят, сейчас на украинской Википедии всплеск посещений страниц о Медведчуке (где можно почитать о его отце) и об охранной полиции Третьего рейха, известной как Шуцманшафт (Schutzmannschaft).

«Сын полицая» – двигатель продаж

Ну и, конечно, не только на Википедии сейчас всплеск интереса к Василию Стусу. «За час книгу «Дело Василия Стуса» раскупили вновь. Все склады пусты – прювет куму Путина. Но новый тираж снова будет! – говорит Кипиани. – Мы подадим апелляцию на это позорное решение судьи Заставенко. Ее голос дрожал – стыдно было, наверное».

Образно говоря, Медведчук и Заставенко этим решением суда вынесли себе приговор. Они намертво связали свое имя с запретом на книгу о Василии Стусе – великом украинском поэте, отдавшем жизнь за свободу украинцев. В мае 2015-го российские оккупанты демонтировали барельеф Василия Стуса, который был размещен на корпусе филологического факультета Донецкого национального университета. Сейчас в Дарницком суде Киева, образно говоря, пособники оккупантов нанесли еще один удар по памяти о Василии Стусе.

Впрочем, адвокат Кипиани призвал «не бросать тапками в судью» – Вячеслав Якубенко отметил: судья сделала все, что могла. «Истории неизвестны случаи, когда суды первой инстанции отказывались удовлетворять многочисленные иски Медведчука о защите чести, достоинства, деловой репутации. Судья Заставенко Марина Александровна тоже не могла отказать». В то же время Якубенко подчеркнул: «Она отдала пас дальше. Выйдя за рамки исковых требований, судья гарантировала тем самым отмену ее решения судом аппеляционной инстанции». И даже добавил: «Не каждый готов бросаться на амбразуру или сжечь себя на Майдане. Кто-то пытается на своем уровне отстаивать справедливость тихо и незаметно – чего не поймет большинство».

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=683513778936912&id=100018348884213

Конечно, решение суда вызвало гневную реакцию народных депутатов, в первую очередь — из «Европейской солидарности». «Палач бьется за право истязать», – прокомментировала София Федына. «Безусловно, это решение является свидетельством прямой цензуры в Украине. С моей точки зрения, оно является абсолютно неконституционным, противоречащим принципам свободы слова», – подчеркнул Николай Княжицкий. «Back to USSR. В Украине Стус вновь под запретом. Вахтанг Кипиани, придется вновь валить совок. И мы это сделаем», – заявил Владимир Вятрович.

Мотивы истца и судьи

Тут уместно задаться вопросом о мотивах самого Медведчука, когда он подавал такой иск, и судьи Заставенко, когда она принимала такое решение. Понятно, что ответ может быть только гипотетическим.

Один из возможных мотивов – выслуживание перед оккупантами. Кто-то, желая выслужиться, сбивает барельеф Стуса со стены вуза, где Стус учился. Кто-то, точно так же желая выслужиться, добивается запрета книги о Стусе. В 1980-м за делом против Стуса, напомним, стоял КГБ. Путин – идейный наследник КГБ, и нет ничего удивительного в том, что кум Путина принялся воевать с книгой об украинском поэте, ставшем жертвой КГБ.

Ходят упорные слухи об отчаянной конкуренции внутри ОПЗЖ между Медведчуком и Юрием Бойко за право, образно говоря, быть путинским гауляйтером Украины. Вот Медведчук и демонстрирует свой эксклюзивный доступ к путинскому телу – недаром в последний раз, когда он вакцинировался путинской псевдовакциной от коронавируса, Медведчук летал в Москву один. А теперь вот может еще и похвастаться запретом книги о Стусе.

Что же касается судьи, то даже принимая во внимание комментарии адвоката Кипиани, эта ситуация позволяет оценить судебную реформу, которую провел Владимир Зеленский. «Мы вернем доверие и уважение к суду», – обещал Зеленский в своей предвыборной программе. И результат проведенной реформы – налицо.

Формально сейчас есть разные органы, которые уполномочены проверять и оценивать работу судей. Если бы судья опасалась наказания за решение о запрете книги о Стусе – такое решение вряд ли бы появилось на свет. Недаром адвокат Якубенко говорит о том, что теперь мяч на поле высшей судебной инстанции. И не нужно обольщаться иллюзией, что, дескать, Медведчук добился решения против Кипиани. За этим решением четко просматривается другое: поэту-диссиденту Василию Стусу вынесен новый приговор, на этот раз – судом Зеленского. Образно говоря. Ибо это наша новая реальность – образно говорить, дабы тебя не засудили пособники оккупантов.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров