пятница, 25 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Ошибка резидента: Зачем Москва сдала в аренду сербам митрополита Онуфрия Украинский гражданин и епископ Русской православной церкви оказался среди организаторов антиправительственной акции в третьем государстве

Русская православная церковь после странной встречи в Аммане – которая не стала не только всеправославной, но, кажется, даже просто православной ее трудно назвать, – сделала ход конем. В роли коня – предстоятель УПЦ МП митрополит Киевский Онуфрий.

Именно он оказался приглашенной звездой – представителем Русской православной церкви – на мероприятиях, посвященных 800-летию Черногорской митрополии. И встал во главе протестного крестного хода (организованного в поддержку Сербской православной церкви, протестующей против несправедливого, по ее мнению, закона о церковной собственности). Ему не привыкать. Вот только в данном случае антиправительственная акция проходила не где-нибудь на Печерских холмах, в донецких степях или в волынских лесах. Она проходила в Подгорице – столице Черногории. То есть украинский гражданин и епископ Русской православной церкви оказался среди организаторов антиправительственной акции в третьем государстве.

Первыми неловкость и необходимость объясниться ощутили представители украинского дипломатического ведомства. Украинский МИД – не РПЦ, он не играет в «их-там-нет», когда они со всей очевидностью там не только есть, но возглавляют шествие. Посольству пришлось объясняться в том смысле, что человек, называющий себя «митрополит Киевский», – посланец Москвы и не может представлять ни украинский народ, ни даже украинских православных.

Ситуация действительно странная: кого или что представлял на этой антиправительственной акции митрополит Онуфрий? Украинскую церковь? Российскую? Московский патриархат? Об «истинной» и «канонической» не пишу, потому что эти понятия, увы, опошлены и изуродованы пропагандой до неузнаваемости.

Но зачем же в Москве так откровенно подставили своего украинского резидента? Ведь не надо даже объяснений МИД – ни Украина, ни украинские граждане, ни даже те из них, кто относит себя к УПЦ МП, своего митрополита не делегировали в Подгорицу, с тем чтобы вмешиваться во внутреннюю политику другого государства.

То, что УПЦ МП и лично митрополит Онуфрий – марионетки Москвы, не секрет ни для нас, ни для мира. Но до сих пор в УПЦ МП старались держать фасон – не всегда изящно, но всегда упрямо, настаивая на том, что они независимы от Москвы и связь их «только духовная». Но когда митрополит Киевский выводит протестующих на улицы Подгорицы, презрев все и всяческие суверенитеты, он невольно «открывает личико». Конечно, он находится там с согласия и по приглашению Сербского патриарха. Но как епископ РПЦ. Не говоря уже о том, что возглавлять антиправительственные акции – даже по приглашению патриарха, базирующегося в другой стране, – ошибка резидента.

Особенно выпукло она проступает на фоне не столь давних событий в Черногории. После того как агенты ФСБ безуспешно попытались устроить переворот в этой стране и совершили неудачное покушение на президента, в ход, надо думать, пошел план Б: теперь беспорядки устраиваются по церковной линии и во главе выступают уже не агенты ФСБ… Вернее, чьи они агенты, учитывая контекст, – секрет полишинеля, но зато прикрытие на сей раз у них куда лучше. Во всяком случае, митрополита, к тому же гражданина дружественной страны, так запросто на цугундер не потянешь.

Все, что осталось у Москвы в Черногории после череды политических, дипломатических и даже агентурных провалов, после вступления страны в НАТО, введения евро и получения статуса кандидата в члены ЕС, последняя скрепа – православие. И Москва, в общем, уже и не скрывает, что это не просто скрепа – это надежное оружие в гибридной войне. До сих пор это знание было преимущественно нашим национальным достоянием. Теперь же мы экспортируем гибридную церковную войну за границу. Именно «мы» – поскольку это делается руками гражданина Украины и руководителя, пускай формально, но украинской церкви.

Что может означать это показательное выступление – вызов одновременно и официальной Подгорице, и официальному Киеву? Кроме откровения о том, что митрополит Онуфрий выполняет задания Кремля – и если он делает это в Подгорице, то и в Киеве, надо думать, занимается ровно тем же.

Ситуация стремительно радикализируется: Моспатриархат буквально принуждает украинскую власть принять меры в отношении митрополита Киевского. Не уверена, что этот демарш толкнет Зе-власть в объятия ПЦУ, но сделать вид, что ничего не происходит, будет трудно. Эта ситуация – тест на профпригодность для украинской власти. В частности, для ведомств, отвечающих за национальную безопасность (то, что глава СБУ – прихожанин УПЦ МП, добавляет истории перчика) и для новоиспеченного руководителя департамента по делам религий.

Но положение, в котором оказалось украинское государство – не мед. С одной стороны, сделать вид, что ничего не происходит, – неловко перед Черногорией. С другой стороны, принять какие-то санкции против митрополита Онуфрия – сыграть на руку Москве, которая немедленно раздует из этих санкций «гонения на каноническое православие». Нам, конечно, не привыкать к этим ароматным пропагандистским волнам, но Зе-команда выглядит слишком субтильной, чтобы принять на себя их могучий удар.

Впрочем, справедливости ради следует сказать, что главный заказчик шоу – не Москва, а Белград. Черногория целиком и полностью – сфера его интересов, и действия России в этой стране – просто «помощь братскому сербскому народу». Интернациональный долг. Но почему именно митрополит Киевский? Не нашлось никого другого во всей РПЦ? Даже учитывая то, что патриарха Кирилла в страну вряд ли пустили бы, а митрополит Киевский – второй по рангу владыка в РПЦ, стоило ли так подставлять ценного резидента?

Но положение-то отчаянное. Встреча в Аммане показала, что во всем православном мире РПЦ буквально ни на кого не может положиться. Только Сербская ПЦ откликнулась на призыв в полной мере и всей душой. За лояльность приходится платить. И платить немало.

Судя по тексту коммюнике, если кто и выиграл от встречи в Аммане, то это был ни в коем случае не патриарх Московский. Выиграли двое: патриарх Иерусалимский и глава Сербской церкви, который провел в коммюнике нужные ему формулировки касательно Северной Македонии и Черногории.

И киевский десант на улицы Подгорицы также следует воспринимать в контексте амманской встречи. У Сербской ПЦ своя игра на Балканах и свои сложности со Вселенским патриархом. Москва в этой ситуации – либо полезный союзник, либо может оставаться при своих интересах. Участие митрополита Киевского – епископа Русской ПЦ – в событиях в Подгорице могло быть ответным реверансом Москвы на согласие Сербской ПЦ поучаствовать в амманской встрече, которую благословил лично Путин, а дипломатическое ведомство Моспатриархии фактически провалило. Следует учесть и то, что для епископа – гражданина РФ въезд в страну, недавно пережившую попытку переворота, мог быть усложнен. Лучшим выбором оказался митрополит Киевский.

Причем «лучшим» он оказывается не только в виду его «дружественного» гражданства. Москва убедилась в том, что сформировать сколько-нибудь убедительное «параллельное православие» или даже просто действенную оппозицию Фанару она не в состоянии. Но она может создать фронт «гонимых церквей». В этом контексте митрополит Онуфрий – лучший выбор. Во-первых, в роли «стоятеля за истину» он выглядит органично и даже, я бы сказала, импозантно. У него лицо подходящее. Например, его начальнику – патриарху Кириллу — эта роль не удалась бы. Во-вторых, у митрополита Онуфрия есть если не опыт – ему, на самом деле, не приходится «стоять за истину», поскольку в Украине (в отличие от России) никаких гонений на веру нет, – то хотя бы репутация, созданная пропагандой.

Т.е. на внешней арене привлечение митрополита Онуфрия к протестным акциям – не такая плохая идея. Но как это повлияет на положение и его самого и его церкви в Украине? Если Москва могла сдать митрополита Киевского в аренду сербским союзникам, то какова цена его хваленой «самоуправляемости» в Киеве?


Екатерина Щеткина / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров