воскресенье, 25 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

А был ли сервер? Как Данилюк устроил скандал на пустом месте Секретные данные на сервере в ситуационной комнате Администрации президента не хранились, он был лишь хабом

Во вторник, 28 мая, бывший министр финансов Александр Данилюк указом президента был назначен секретарем Совета национальной безопасности и обороны. И в тот же день преемник Александра Турчинова спровоцировал волну зрады, заявив об исчезновении серверов с секретной информацией из ситуационной комнаты в Администрации президента и вынудив «папередников» провести небольшой ликбез.

В видео, снятом в этой комнате, Данилюк отметил, что еще в апреле на стенах были большие экраны, а за стеной находились серверы, к которым они были подключены. «Все было снято во время смены власти. Такая получилась «цивилизованная» смена власти в Украине. Остались разве что флаги, под которыми принимались решения во время совещаний. И во время этих совещаний очень часто использовалась информация из секретных источников. Информация попадала через защищенные каналы связи в эту комнату», — сокрушался экс-министр.

В свою очередь Турчинов, дабы упредить манипуляции вокруг вероятной пропажи секретных данных СНБО, поскольку скандальное видео снял новый глава этого органа, пояснил: Данилюк проводил съемку в АП на Банковой, а не в здании СНБО по улице Болбочана. «Главный ситуационный центр СНБО, который находится на улице Болбочана, и оборудование помещений работников СНБО находятся под надежной охраной и работают в штатном режиме. Когда Александр Данилюк попадет на свое рабочее место в Аппарате СНБО, он сможет в этом убедиться», — подчеркнул Турчинов.

Что касается непосредственно ситуационной комнаты на Банковой, то оперативно отреагировали и бывшие обитатели АП. В частности, экс-спикер Петра Порошенко Святослав Цеголко сообщил, что, во-первых, техника была арендована пятым президентом за свои средства и по окончании каденции он вернул ее арендодателю. Во-вторых, никакой секретной информации не хранилось на тех серверах, выступавших в качестве хаба — мостика из ситуационной комнаты в различные ведомства. «Комната работала как отражение различных источников информации, но эти источники оставались на своих местах в пограничной службе, СБУ или налоговой», — отметил Цеголко.

Однако эти пояснения в полной мере не могли остановить «зраду», поскольку в СМИ тут же вспомнили опубликованное в сентябре 2018 года интервью бывшего замглавы АП Дмитрия Шимкива Украинской правде, якобы опровергающее приобретение техники за счет Порошенко. Тогда Шимкив рассказывал, что неиспользуемые серверы собирали с миру по проводу: в ЦИК, НБУ, «Укртелекоме» и т.п. После специалисты сообразили их в один комплекс. Т.е. подача следующая: техника на самом деле была куплена за бюджетные средства, а «папередники» ее все равно увели.

Потому Шимкиву пришлось расставить точки на «i», опубликовав обстоятельный пост в Facebook. Он подтвердил, что серверы передавались из различных госорганов и регуляторов, и все были переведены на баланс Госуправления делами. Часть техники (которая, очевидно, осталась), покупалась за бюджетные средства в рамках законодательства. И с большей долей вероятности ее обнаружить не составит труда. В то же время поскольку в казне был сквозняк во время создания этой комнаты, то на другую часть техники дал деньги уже бывший президент. Шимкив также заверил, что все защитные системы в целости и сохранности.

Были ли на серверах данные с грифом государственной тайны? Нет. Экс-замглавы АП пояснил, что «архитектура ситуационной комнаты не предусматривала никаких серверов, кроме видеосервера для управления видеостеной и другими экранами». Данный видеосервер служил лишь для вывода на экраны данных, получаемых по защищенным каналам связи из Минобороны, СБУ, СНБО и т.д. И данный видеосервер, который якобы «умыкнули» из комнаты, не принадлежал ЦИК. Предоставленный же Центризбиркомом сервер «имел природу хранилища без надлежащих видеоресурсов», и его использовали для обеспечения операционной деятельности АП в целом. Оборудование, полученное от НБУ, — это вообще компьютеры и принтеры опять-таки для Банковой.

Кстати, сам Данилюк говорил о том, что информация в ситуационную комнату поступала по защищенным каналам, и, видимо, полагает, что эти данные оседали на сервере. Что, как пояснил Шимкив, не соответствует действительности. Вопрос в том, заявил ли он об этом намеренно или по незнанию. Если намеренно, т.е. с целью кинуть очередной камень в огород «папередников» с перспективой оклеймить их госизменниками, то это безусловно плохо, но еще, скажем так, мотивация понятна. В разы хуже, если по незнанию, поскольку в таком случае Данилюк не только раздул скандал на ровном месте, но и показал свою «подготовленность» к такому важному посту, как секретарь Совета нацбезопасности.

Хотя поводов для паники не было, если бы тот же Данилюк обратил внимание, к примеру, на опубликованный еще 7 июня 2017 года репортаж «Громадського» о внутренней кухне АП и работе Порошенко в частности. В материале уделили внимание и данной ситуационной комнате — это «помещение, оборудованное системой защиты от внешнего прослушивания». «Кроме этого, в комнате есть система закрытой связи, которая позволяет общаться с руководителем любого государственного органа, а также мониторы, на которые выводится изображение — например, вся статистическая информация госорганов. В режиме видеоконференций президент общается с чиновниками, в частности с руководителями ОГА или военными, проводят учения на полигоне», — отмечается в репортаже.

Больше подробностей предоставил сам Порошенко в интервью журналистам, которых пригласил в ситуационную комнату в марте этого года. Например, он рассказал, что конфиденциальную связь, в том числе с Белым домом, Госдепартамертом, штаб-квартирой НАТО и генсеком Альянса Йенсом Столтенбергом, установили специалисты из Турции. До проведения модернизации, по словам экс-президента, до начала агрессии РФ в отношении Украины у Москвы вообще была возможность перехватывать разговоры.

На самом деле, о необходимости создания такого ситуационного центра президента в Украине задумались почти сразу после обретения независимости. Согласно работе Национальной академии госуправления при президенте Украины «Ситуационные центры органов государственной власти» 2013 года, соответствующие работы начались еще в 1993-1995 годах, но не завершились по причине «теоретических, организационных и ресурсных проблем». Комната появилась лишь после вторжения российских сил, а до 2014 года — при Викторе Януковиче — там был вообще банкетный зал.

Что такое ситуационная комната

Создание и работа ситуационных комнат или центров — распространенная практика. Их история, классификация и функционал опять-таки во всех деталях приводится в вышеупомянутом документе Нацакадемии.

Первый ситуационный центр для лидеров стран был создан благодаря известному британскому кибернетику Стаффорду Биру еще в 70-х годах прошлого века. Бир — первый, кто применил кибернетику для управления. Т.е. в некотором роде его можно назвать «отцом ситуационных центров». Британца в 1971 году пригласило чилийское правительство для создания ряда проектов, среди которых создание единой компьютеризированной системы управления экономикой в реальном времени «Киберсин» посредством сети «Кибернет». Реализация проектов была прервана после переворота Августо Пиночета в 1973 году.

Со временем ситуационными центрами обзавелись многие правительства и корпорации. Как пишут авторы исследования, например, на президента США работают сразу четыре таких центра, в Европе их насчитывается несколько десятков, в том числе сразу десятью располагает Норвегия. Но, наверное, самые продвинутый среди европейских стран — у Германии. Есть такие комнаты и в России, в частности созданный в 1994 году (на 20 лет раньше, чем в Украине) в Совете безопасности при президенте РФ.

Ситуационные центры имеют также довольно сложную классификацию: по масштабу (стратегические, оперативные, персональные); по целевой направленности (контроля над одним сложным объектом; постоянного и активного управления объектом; кризисный СЦ, для обучения, многоцелевой СЦ); по точности описания решаемых задач (слабоструктурированные, детерминированные); по составу систем ситуационного моделирования (наблюдения или отображения, аналитические, полнофункциональные); по размещению (стационарные, мобильные, виртуальные); по способу отражения ситуационной информации (коллективный, индивидуальный, коллективно-индивидуальный СЦ); по универсальности (специальные, настраиваемые СЦ).

Кто входит в состав СЦ? На примере украинской комнаты, американской или британской (о них ниже) понятно, что состав участников совещаний в СЦ зависит от, собственно, темы этого совещания. Это могут быть министры финансов или экономики, а могут быть представители военных структур. Украинские ученые в своей работе также описали стандартный СЦ: «Помещение СЦ традиционно делятся на несколько основных зон: зал в котором проходят совещания лиц, принимающих решения и приглашенных экспертов; аналитические центры, расположенные рядом или отдаленные от ситуационных комнат; операторские комнаты. Архитектурно Ситуационный центр может располагаться в одной или нескольких комнатах, зале или отдельном здании».

Оборудование. Если вкратце, то речь о технике, необходимой для визуализации и обсуждения информации (графики, карты, таблицы, фотографии, видео и т.п.) с возможностью внесения корректив. Следовательно, нужна видеостена с системой мультиэкранного отображения, а также пресловутый видеосервер. Еще необходимы интерактивный дисплей — «для нанесения в ходе обсуждения рассматриваемых ситуаций пометки на сенсорном экране графическими средствами»; и интегрированные системы управления, «необходимые для технологически сложных комплексов, где для профессионального управления состоянием объекта управления требуется одновременное переключение множества устройств». Использование таких систем управления позволяет контролировать все оборудование СЦ с экрана универсальной сенсорной панели. Ну и, конечно же, всевозможные виды защищенной связи, включая средства для проведения видеоконференций.

Примеры из-за рубежа

В Великобритании, например, действует ситуационный центр с пугающим периодически население названием COBR, или Cabinet Office Briefing Room A. Этот СЦ собирается в экстренных случаях. Первое совещание COBR состоялось в ответ на забастовку шахтеров 1972 года. И в зависимости от природы рассматриваемых ситуаций в совещаниях участвуют министры, главы различных департаментов, представители полиции, спецслужб и других лиц, которых пожелает видеть премьер. В распоряжении COBR есть несколько конференц-залов в кабинете министров по адресу Уайтхолл, 70. Как выглядят эти залы? Интернет не полнится их изображениями, но в 2010 году правительство по запросу в рамках Закона о свободе информации обнародовало фото одной из комнат.

Есть свой СЦ и у НАТО – или Центр НАТО по оценке обстановки, сокращенно SITCEN. К слову, указом Порошенко от 28 марта 2018 года была утверждена годовая национальная программа под эгидой Комиссией Украина-НАТО. В ней содержится пункт о создании единой системы ситуационных центров госорганов, входящих в сектор безопасности и обороны, а также обеспечение координации этой системы с использованием возможностей SITCEN.

СЦ Альянса является структурной единицей Международного военного штаба (МВШ), предназначенной для оповещения и предоставления подробных данных по тем или иным ситуациям — по кризисам, конфликтам, военным учениям высокого уровня. Сотрудники SITCEN (военные и гражданские) круглосуточно собирают политическую, экономическую, террористическую и военную информацию СЦ был создан еще в 1968 году и находится в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

В США есть президентская ситуационная комната (SITROOM), известная как конференц-зал имени Джона Ф. Кеннеди, по его же приказу и созданная в 1961 году после провала Операции в заливе Свиней. В состав SITROOM входят члены Совета национальной безопасности, включая советника по нацбезопасности, руководителя аппарата Белого дома. Комната оборудована защищенными коммуникационными системами, позволяющими президенту связываться с военными и оперативно реагировать не те или иные кризисные ситуации.

В ЕС действует Разведывательно-ситуационный центр ЕС (EU INTCEN). Это орган Европейской службы внешних дел (EEAS) под руководством верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности (сейчас этот пост занимает Федерика Могерини). Он обеспечивает верховного представителя и его ведомство свежим мониторингом в сфере безопасности, внешней политики, обороны и борьбы с терроризмом. Заложил основы этого СЦ предшественник Могерини Хавьер Солана еще в 1999 году. Свое нынешнее название Разведывательный и ситуационный центр Европейского Союза (EU INTCEN) – он получил в 2015 году. К сожалению, в отличие от COBR, SITROOM или SINTCEN посмотреть на европейский СЦ изнутри возможности нет.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров