понедельник, 14 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

После томоса: Как уберечь Украину от религиозной войны В своих тщетных попытках отвратить неизбежное получение Украиной томоса об автокефалии Москва так и не придумала ничего лучше угроз и шантажа

Практически каждый из причастных к московскому православию, комментируя вопрос Томоса, не забывал отметить, что после обретения автокефалии неизбежно начнутся в лучшем случае захваты храмов и монастырей озверелыми бандеровцами, а то и настоящая религиозная гражданская война, ведь верная московской церкви паства готова чуть ли не с оружием в руках защищать свои святыни.

Все это не было бы настолько тревожно, если бы в самой Украине не наблюдалось не только изрядного количества «полезных идиотов» среди активных сторонников как Киевского, так и Московского патриархатов, но и провокаторов, которые вполне способны запустить волну насилия, остановить которую будет крайне непросто.

Именно поэтому и киевский патриарх Филарет, и президент Украины Петр Порошенко, и министр внутренних дел Арсен Аваков, поздравляя украинцев с по-настоящему эпохальным решением о старте процедуры создания единой поместной церкви, призывали ни в коем случае не допускать провокаций, параллельно обещая, что никаких захватов церковного имущества или насильственного «воцерковления» граждан в автокефальную церковь не будет. Кроме того, министр внутренних дел со своей стороны пообещал «противостоять экстремизму и религиозной вражде» максимально жестко.

Тем не менее, об абсолютной уверенности в том, что «церковная революция» в Украине будет «бархатной», говорить не приходится. Слишком уж обижен Кремль на украинских «раскольников» и слишком заинтересован в дестабилизации ситуации в Украине, а религиозный вопрос сам по себе эмоционален и бескомпромиссен, чтобы хотя бы не попытаться разжечь в Украине религиозное противостояние. Тем более что в УПЦ КП за 27 лет накопилось более чем достаточно обид и претензий к УПЦ МП, в том числе и имущественного толка. Даже сам Филарет, хоть и выступает сейчас с позиции «голубя мира», ранее неоднократно давал понять, что от своих претензий на главную православную святыню – Киево-Печерскую лавру – отказываться не собирается.

Понимая, что полностью избежать конфликтов между новой поместной церковью и УПЦ МП, который, похоже, заставят перерегистрироваться в филиал РПЦ в Украине, не удастся, для украинских властей, как светских, так и церковных, на нынешнем этапе крайне важно сделать так, чтобы процесс становления поместной церкви был не быстрым и революционным, как того многим хочется, а пролонгированным эволюционным, что позволит улечься эмоциям и сгладит острые углы.

В этой связи многое будет зависеть от того, сколько иерархов УПЦ МП придут на объединительный собор и вольются в поместную церковь. Вслед за ними должен начаться и отток приходов из Московского патриархата в Киевский вместе со священниками низшего звена и сооружениями. Разумеется, обязательно найдутся провокаторы, которые будут активно пытаться провоцировать силовые противостояния. И чтобы все это не переросло в череду религиозных взрывов насилия и хаоса, очень важно, чтобы процесс перетока верующих был контролируемым и постепенно двигался с запада на восток. То есть от менее взрывоопасных регионов, где московские провокации легче всего купировать, в том числе и усилиями самих громад, к более взрывоопасным, что бы к тому времени спал эмоциональный накал и были отработаны правовые и организационные механизмы.

Во многом ситуация будет зависеть от того, какую позицию в итоге займет УПЦ МП и чем закончится заседание синода РПЦ 15 октября в Минске. Судя по заявлениям, сделанным по горячим следам, РПЦ и ее украинский филиал пока настроены на углубление противостояния. И если РПЦ, по большому счету, терять уже особенно нечего, то у их украинских подчиненных, во всяком случае у достаточной их части, может быть и особое мнение на сей счет. Московские призывы защищать каноническое православие до последней капли крови звучат героически и пафосно, но расхлебывать последствия придется украинским священникам УПЦ МП. И для них должно быть во всех отношениях выгодно занимать несколько менее радикальную позицию. И их к этому должна подтолкнуть власть, с одной стороны, гарантиями свободы выбора религии, а с другой, неотвратимости наказания за попытки спровоцировать силовой конфликт.

Как бы там ни было, у украинского православия после получения столь ожидаемой автокефалии наступают, наверное, самые сложные времена, которые нужно пройти не в падая в «головокружение от успехов».


Виталий Дяченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров