понедельник, 14 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Силовикам дали три месяца, чтобы «повесить на крючок» нардепов Газета «Голос Украины» опубликовала закон о процессуальной реформе со скандальной поправкой нардепа Лозового, но вступит она в силу лишь с 15 марта

Еще 3 октября парламентом была одобрена во втором чтении и в целом последняя, процессуальная часть судебной реформы. Президентский законопроект №6232 изложил в новой редакции Хозяйственный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства, а также внес изменения в Уголовный процессуальный кодекс и ряд других кодексов и законов.

Но официальная публикация закона затянулась почти на два месяца. Только 30 октября он был подписан спикером и только 23 ноября – вернулся с подписью от президента. Задержка объясняется огромным объемом документа – это самый длинный закон за всю историю Верховной Рады, и чтобы поместить его, «Голосу України» пришлось выйти толстенным сдвоенным номером за 28-29 ноября.

Впрочем, следователей, прокуроров, судей, а также журналистов, занимающихся судебной темой, в этом рекордно длинном документе интересовала прежде всего одна статья. Даже не целая статья, а только одна поправка, внесенная в ст. 219 Уголовного процессуального кодекса по предложению депутата Андрея Лозового из фракции Радикальной партии Олега Ляшко. Хотя партийная принадлежность автора поправки в данном случае совершенно не имеет значения, потому что это уже закон, принятый Верховной Радой, подписанный президентом и опубликованный в официальной печати.

Поправка Лозового ограничивает максимальные сроки досудебного расследования. Это, конечно, не нравится следователям. Но интерес к этой поправке объясняется не только ее содержанием. Не раз бывало, что общественное внимание вызывали поправки, принятые парламентом «с голоса», без обсуждения их в профильном комитете. В данном случае все произошло с точностью до наоборот: Лозовой свою поправку внес заблаговременно, профильный комитет (по вопросам правовой политики и правосудия) ее одобрил, а в день голосования, 3 октября, вдруг «с голоса», не от профильного комитета, прозвучало предложение ее отвергнуть. Внефракционная Виктория Пташник, являющаяся членом совсем другого комитета (по вопросам экономической политики), объявила, что поправка Лозового «однозначно вызовет коллапс в работе правоохранительных органов». А когда эта поправка все же была одобрена в пакете с целым рядом других поправок, многие депутаты из числа любящих рассказывать, что «все пропало», принялись живописать, каким будет напророченный Викторией Пташник коллапс.

Елена Сотник из «Самопомочи» сообщила журналистам: «После принятия поправки Лозового все дела по Майдану будут закрыты». Известный «еврооптимист» Мустафа Найем добавил ужаса: «Поправка Лозового освобождает от уголовной ответственности Януковича и выводит из-под процедуры спецконфискации капиталы его окружения». Алена Шкрум из «Батьківщини» заявила, что поправка Лозового «снимает с крючка депутатов из «Оппоблока» и бывших «регионалов», на которых были открыты уголовные дела». Глава антикоррупционного комитета парламента Егор Соболев рассказал, что теперь «Охендовский, Насиров, Мартыненко и другие подозреваемые НАБУ и САП, могут открывать шампанское». А его заместитель по антикоррупционному комитету Виктор Чумак объявил: «Специализированную антикоррупционную прокуратуру и НАБУ теперь вообще можно закрывать».

Все эти комментарии раздавались в первые часы после принятия закона, а массмедиа, конечно, дружно транслировали их в глаза и уши обывателей. Правда, вечером следующего дня заместитель генпрокурора Анжела Стрижевская выступила с разъяснением, что поправка Лозового не имеет обратной силы и не затронет уже начатых уголовных производств.

«Поэтому будьте спокойны по делам Януковича», – сказала она. Но ее слова вряд ли повлияли на уже сформированное «общественное мнение», тем более что к критике принятого закона присоединились министр внутренних дел Арсен Аваков, начальник департамента спецрасследований Генпрокуратуры Сергей Горбатюк, руководитель САП Назар Холодницкий, главный военный прокурор Анатолий Матиос. У них были на то свои причины – им не нравились установленные законом ограничения сроков расследования. Но в общем итоге «общественное мнение» укрепилось в убеждении, что скоро у правоохранителей наступит коллапс, – и благополучно забыло о том, пока принятый закон ждал подписи спикера и затем президента.

И вот, наконец, можно уже без каких-либо разночтений, из официально опубликованного текста закона привести содержание поправки Лозового. В ст. 219 УПК теперь записано, что срок досудебного расследования с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований) до дня сообщения лицу о подозрении составляет: шесть месяцев – в уголовном производстве по уголовному проступку; 12 месяцев – в уголовном производстве по преступлению небольшой или средней тяжести; 18 месяцев – в уголовном производстве по тяжкому или особо тяжкому преступлению. После сообщения лицу о подозрении досудебное расследование должно быть закончено: в течение одного месяца – если лицо подозревается в совершении уголовного проступка; в течение двух месяцев – если лицо подозревается в совершении преступления.

Кроме того, у правоохранителей сохраняется возможность приостановить уголовное производство. Срок со дня вынесения постановления о приостановлении уголовного производства до вынесения постановления о восстановлении уголовного производства не включается в срок досудебного расследования. Также в срок досудебного расследования не включается срок ознакомления с материалами досудебного расследования сторонами уголовного производства.

Не менее важно и то, когда нововведения вступят в силу. В законе записано, что эта поправка и ряд других изменений в УПК вводятся в действие через три месяца после вступления в силу данного закона, не имеют обратного действия во времени и применяются только к делам, зарегистрированным в ЕРДР после введения в действие этих изменений. Сам закон, кстати говоря, тоже еще не вступил в силу, хоть он и обнародован. В законе записано, что он вступает в силу с дня начала работы Верховного Суда, определенного решением его пленума, опубликованным в газете «Голос Украины».

Ожидается, что пленум Верховного Суда состоится 30 ноября, а днем начала работы Верховного Суда станет 15 декабря – именно на эту дату запланированы мероприятия с участием иностранный гостей. И только спустя три месяца, т. е. 15 марта 2018 г., вступит в силу поправка Лозового.

Время, оставшееся до этой даты, силовики смогут по максимуму использовать для того, чтобы открыть уголовные производства против всех, кого они в чем-то подозревают, – так сказать, с запасом на будущее. Ведь на эти дела еще не будут распространяться ограничения по срокам расследования, установленные поправкой Лозового. А значит, можно будет расследовать эти дела спокойно, без спеха – и выдвигать подозрения фигурантам тогда, когда сочтут нужным сами следователи.

Наверняка силовики не оставят без внимания народных депутатов и многих из них «подвесят на крючок». Эти дела будут расследоваться потихоньку до перевыборов парламента или же до отмены депутатской неприкосновенности. Так что в ближайшие три с половиной месяца у силовиков будет горячая пора. Образно говоря, они будут заготавливать добычу впрок. А дальше – вступят в силу новые правила.

Начиная с 15 марта 2018 г. все новые уголовные производства, даже по самым тяжелым преступлениям, должны будут расследоваться не дольше 20 месяцев (18 месяцев до сообщения лицу о подозрении и два месяца после того). Лозовой утверждает, что его поправка призвана прекратить «позорное затягивание дел» и что ее поддержали многие адвокаты, а также правозащитники.

Несомненно, вырастет нагрузка на судей, поскольку теперь есть четкий предельный срок расследований. И, конечно, прибавится головной боли детективам НАБУ, следователям Нацполиции, СБУ и прокуратуры. Впрочем, прокуратуру новые правила не сильно заденут, поскольку она в течение ближайших месяцев должна передать расследуемые дела НАБУ и создаваемому сейчас Госбюро расследований.

А вот ГБР, наоборот, придется особенно тяжело. Его следственные подразделения будут сформированы по результатам конкурсного отбора, новоназначенным следователям потребуется время, чтобы освоиться на новом месте и сработаться друг с другом, а результат нужно будет выдавать строго в срок.

С такой же проблемой столкнется будущая (пока еще гипотетическая) Служба финансовых расследований. Законопроект об этом органе сейчас дорабатывается.

Но можно наверняка утверждать, что 15 марта никакого коллапса в правоохранительных органах не наступит. И судебные процессы против Януковича и его подельников будут продолжаться, а результат их совершенно не будет зависеть от нового закона.


Юрий Вишневский / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров