четверг, 26 мая 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Утонувшая «Москва» усугубила проблемы Кремля Цена турпутевки для россиян в Украину резко возросла. Бонусы к ней в виде удовольствия насрать на пол в квартире украинца и секс-тура, предлагаемые турагентствами Кремля, не покрывают всех рисков, даже с гарантией похорон за счет государства

Министерство обороны Украины 15 апреля предложило министерству убийств и грабежей россии вывести через Босфор свои военные корабли из Черного и Азовского морей иначе их ликвидируют как крейсер «Москва», команда которого 50 дней терроризировала ракетными ударами мирные города. По сути, это предостережение той Москве, которая еще не утонула и не провалилась под землю, что мы можем сыграть с ней в игру «Морской бой».

Правила этой игры несколько изменены, так как Украина не имеет военного флота. Но в остальном все как обычно. Черное море до территориальных вод Турции расчерчено на сетку квадратов и прилагается поименный список российских кораблей. Украина запускает по ним ракеты, а россия произносит слова: мимо, попал или утонул. США и Турция, флот которой до 21 апреля проводит маневры в Черном море, следят за тем, чтобы россия не врала. Румыния с 17 апреля закрыла свои порта для любых кораблей рф, включая те, которые сменили ее флаг на любой другой, чем сократила число квадратов для них.

Игра в «Морской бой» началась 13 апреля с утопления «Москвы». Та Москва, которая не утонула, до сих пор утверждает, что та «Москва», которая утонула, сама загорелась и никто в этом кроме нее не виноват. Американский самолет-разведчик специально летал посмотреть, как там «Москва», и заметил: много российских кораблей, впечатленных ее самовозгоранием, убежало сначала на середину моря, а затем спряталось в крымском озере-заливе Донузлав.

Есть две основные причины, по которым Кремль не хочет признать, что «Москва» утонула, так как в нее попала ракета. Первая, россияне получили наглядный ответ на свой вопрос: «А нас за что?». Вторая, – это произошло очень не вовремя для Кремля – перед новым большим наступлением и перед майским психозом как прологом к всеобщей мобилизации. Теперь в Кремле стоят перед необходимостью ответить на несколько важных для них вопросов.

Первый, что делать, если майский психоз получится жидким и не удастся разогнать волну «Смерть братскому украинскому народу» до уровня 9-ти бального шторма. Большинству россиян плевать на все эти сопли о «братском народе», они и кавказцев с якутами братскими себе народами не считают. Россияне четко знают, что ведут грабительскую и захватническую войну с украинцами, чтобы отнять землю, воду Днепра, которую воруют второй месяц, и что-то себе лично. Но начала обострятся тема: цена вопроса. Свыше 400 утопленников в один день с «Москвы» – это не 20 тыс. убитых за 50 дней и 20-30 тыс. раненых. Те размазаны во времени, а эти за один день. Впечатляет и заставляет задуматься – среди них мог быть и ты.

Для Кремля это чревато тем, что журналисты называют непопулярной войной. На россии так писали и говорили о сирийской войне, но она воспринималась спокойно, так как не было столько погибших и в нее было прямо вовлечено не более 50-60 тыс. Для россиян это далекая и не очень обременительная колониальная война, которая в их представлении закончилась в 2018 г. бегством американцев. Да, российская армия остается в Сирии, что-то там непонятное делает, но массовой мобилизации нет и на жизни россиян это никак не отражается.

Война с Украиной – это совсем другое. От нее пахнет не только финансовыми и бытовыми неудобствами, но и трупами. Ее трупный запах россияне ощущают сильнее, чем от войны в Сирии или своих мелких войн в странах Сахары. Источники его не только резня в Буче или ракетный удар по вокзалу в Краматорске, что бы ни кричала пропаганда, но интуиция шепчет россиянам – это сделала и делает их армия. Источник его и те 200 тыс. россиян в военной форме, которые в ней прямо участвовали и участвуют. Но если запах от мертвых украинцев не сильно напрягает россиян, то трупный запах от этих 200 тыс. их тревожит по-настоящему.

Третий источник сознательно создает сам Кремль, имитируя боевые действия в Брянской, Белгородской и Курской областях, население которых меньше всего ожидало от него такого подарка, полагая, если и будет прилетать, то в Ростовскую область и на Кубань, но не к ним. Кремль дарит этим трем областям запах войны и трупов не столько для того, чтобы сказать: Украина напала на россию. Гораздо важнее придать таким способом популярность войне. Но в результате своих действий Кремль пока добился только шока и ступора у населения. Это явно не то, на что он рассчитывал и майское победобесие находится под угрозой срыва. Провести его проведут, на россии и не такое проворачивали, но в Кремле сомневаются, что это позволит придать войне с Украиной требуемый градус популярности.

Кремлю позарез надо завести россиян на войну с Украиной. Но уже ясно: от ритуального хождения с дедом на палке такой эффект не получить. Война для россиян перестает быть понятием символическим с далекими дедами, имена которых они с трудом вспоминают, и становится чем-то менее приятным, чем пьянка 9 мая. Одиночные взрывы и пожары в трех пограничных с Украиной областях тоже не дают взрывного эффекта «Наших бьют – все на фронт!». Скорее наоборот, напрягают и вызывают желание уехать в Барнаул.

Разговоры о тяжелой судьбе жителей Донецка, которым сначала янукович не давал говорить по-русски, и они восстали на третий день после его бегства, а затем еще и «киевская хунта» восемь лет не давала, тоже исчерпали себя. Россиян обиженным языком на войну зазвать тоже уже трудно. Они завсегда согласны, чтобы он был государственным не только в Украине, но и в странах Балтии, Центральной Азии, Казахстане, Молдове, Израиле и везде, и согласны, чтобы для этого убили столько людей, сколько понадобится, но сейчас цена турпутевки в Украину резко возросла. Бонусы к ней в виде удовольствия насрать на пол в квартире украинца и секс-тура, предлагаемые турагентствами Кремля, не покрывают всех рисков, даже с гарантией похорон за счет государства.

У Кремля, чтобы возбудить россиян на войну с Украиной, остался лишь один способ, о котором на россии говорят с 2014 года, – основательно разбомбить Воронеж, объявить его городом-мучеником, благо Папа Римский показал, так можно делать, и призвать отомстить. Утопленники с «Москвы» не подходят, они были с ракетами и в погонах. Нужны жертвенные овцы без погон, а поскольку Воронеж все-таки далек от фронта, то Белгород лучше подходит на эту роль. Осталось только уговорить ВСУ разбомбить его или Климово, рядом с которым находится полевой лагерь российской армии. Климово меньше, его не так жалко, но и эффект от его разрушения будет не такой, как от Белгорода. Так что, Белгород придется развалить и это позволит говорить о войне не только в Брянской области. Географический размер имеет значение, поскольку минометная перестрелка на границе россиян не возбудит, – они успели сжиться с мыслью о войне с Украиной. Нужно что-то более масштабное.

С целью вызвать ответный огонь ВСУ и сэкономить на бомбах по Белгороду и Климово рашисты ударили 14 апреля «Точкой У» по Городне в Черниговской области, а их вертолеты обстреляли Золочев и два села в Харьковской области. Но результаты разочаровали Кремль. ВСУ не накрыли «Градами» Климово и лагерь возле него и вообще вяло отреагировали. Это вызвало у Кремля недоумение: ВСУ берегут ракеты для особо торжественного случая или ракеты у них есть только в речах Арестовича и Зеленского.

Белый дом постарался их успокоить: ракет в Украину отправили много и разных, на что Кремль заявил, – это приведет к «непредсказуемым последствиям», и напомнил о наличии у него ядерного оружия. США многозначительно ответили, что их спутники не наблюдают шевеления в местах его дислокации. Бастрыкин, начальник Следкома рф, из-за этого сделал 15 апреля совсем заумный, даже по российским меркам, ход: приказал проверить одну из видеозаписей речи Зеленского на предмет «планирования и подготовки агрессивной войны».

16 апреля в этот диалог вклинился Папа Римский, организовавший совместную молитву о прекращении войны украинки и россиянки, живущих и работающих в Италии. На Банковой за это на него сильно обиделись, почему-то возомнив, что Папа должен позвать в крестовый поход, да еще и на Пасху.

В результате к Пасхе по григорианскому календарю Кремль остался с каскадом вопросов на которые не имеет однозначных ответов. Прежде всего, он, похоже, таки уяснил для себя, что его угрозы ядерной войной перестали впечатлять США, и теперь думает, что это может означать. Для Кремля это уже даже более важный вопрос, чем тот: как впечатлить россиян, чтобы они все как один поехали воевать с Украиной. Как впечатлить россиян в Кремле тоже не имеют однозначного ответа, а те ответы, которые есть, его не убеждают. В итоге у него появился самый сложный вопрос, если все-таки удастся как следует впечатлить россиян и ограниченно применить против Украины ядерное оружие, то США явно сделают с рф что-то очень неприятное, и как этого избежать.

Кремль также разочаровывают эксперты, которые подсказывают: применение ядерного оружия в Донецкой и Запорожской области, где он наметил решающую битву, приведет к загрязнению радиацией воды в Крымском канале, черешен Мелитополя и самого Крыма. Применить его по Киеву – это убить на корню всю историю и мифы о россии. Применить по Львову – гарантированно получить войну с НАТО. На фоне этих и других стратегических вопросов теряются такие тактические вопросы как игра в «Морской бой» в Черном море, есть ли ракеты у ВСУ, и если есть, то сколько, каких, и где их хранят, а также все остальные. На данный момент у Кремля нет приятных ему ответов на них, а пока он над ними думает, война продолжает жить своей собственной жизнью. Утонувшая «Москва» еще больше осложнила поиск ответов на них.


Сергей Климовский / Facebook
Поделитесь.