среда, 23 июня 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Подозрение Медведчуку: Будет ли задержание и приговор? Сейчас понятно, что появление записи с разговором Медведчука и Пушилина было не случайным

Некоторые дела в Украине завершаются подписанием подозрения без приговора, но не в этот раз. Когда совпадает политическая воля, интерес руководства страны и общественный запрос, дело в конце концов завершается. Как это было с, правда, заочным приговором по государственной измене Виктора Януковича.

Насколько быстро дело Медведчука будет развиваться — это уже вопрос техники. Не думаю, что очень быстро. Даже по Януковичу это заняло более полутора лет.

Да, безусловно, есть проблемы с эффективностью деятельности правоохранительных органов, судебная система не будет торопиться, поэтому неизвестно, когда это все закончится. Кроме того, у Медведчука много своих людей в судебной системе, поэтому он будет пытаться разрушить расследование. Но я скорее оптимист.

Время еще есть, а совокупность многих факторов означает, что дело развиваться будет. Думаю, что при каденции нынешнего президента шансы на ее завершение конкретным судебным приговором не гарантированы на сто процентов, но достаточно высоки. Почему? Мы видим это по развитию событий.

Начиная с февраля, когда появились санкции сначала в отношении телеканалов, а потом в отношении самого Медведчука и Козака, в соцсетях и в СМИ звучали призывы: «где обыски, расследования, подозрения?» И вот вам – начало мая — обыски, расследования и подозрения. По темпам нашего политически-правового процесса, это достаточно быстро. Я даже немного удивлен. Не ожидал, что оно будет развиваться именно так.

По этому делу есть политическая воля, воля самого президента. А без нее подозрения, которую подписала Венедиктова, не было бы. Она знала политическую волю Зеленского, поэтому есть соответствующие действия СБУ и других правоохранительных органов.

Здесь, кстати, можно наблюдать интересный эффект: после того, как СНБО и Данилов начали снимать «политические сливки» из эффекта санкций, другие наши правоохранительные институции — СБУ, Офис Генпрокурора — задумались и начали соревнования. Они ведь тоже хотят иметь свои «политические сливки».

Во-первых, с точки зрения оценки их деятельности президентом Зеленским. Во-вторых, хотят положительного общественного эффекта, демонстрации своей силы, влияния, своих возможностей.

Эффект соревнования, в данном случае по Медведчуку, уже заметен. И это будет работать в дальнейшем, будет дополнительным импульсом, будет подталкивать к демонстрации результата. Безусловно, нужно будет продемонстрировать профессионализм, доказательства собрать и тому подобное. Но стимул уже есть.

Второй важный момент, помимо политической воли Зеленского, которая влияет на действия правоохранительных органов, это общественный запрос, поддержка значительной части общества. Я уже сказал, что призывы к правовым действиям против Медведчука появились сразу после появления санкций. Поскольку этого требуют, то это только будет мотивировать президента и правоохранительные органы действовать в этом направлении.

И еще одно — политический интерес. Он работает на уничтожение самого агрессивного противника в пророссийском лагере (а это приведет к ослаблению этого лагеря организационно, финансово, политически). На мой взгляд, то, что происходит сейчас, означает — на обозримую перспективу у Медведчука нет политического будущего в Украине.

Кроме того, косвенно удар будет по Порошенко. Прямых угроз для Петра Алексеевича нет, но вопросов к нему по Медведчуку очень много. Мы еще увидим развитие этой линии.

Как следствие — может быть и положительный рейтинговый эффект для Зеленского, который уже наблюдается последние три месяца.

Сейчас, по результатам обысков, местопребывание Медведчука не установлено. Можем допустить, что он в России. Но не думаю, что Путин будет воевать из-за Медведчука. Скорее, последний станет еще одним изгнанником.

Да, такое развитие событий в Украине могут критиковать: «Ага, опять заочное расследование или в перспективе заочный приговор…». Но главное здесь результат — приговор. Хотя, безусловно, эффект от задержания Медведчука или Медведчука в тюрьме был бы еще больше. А если бы Медведчука посадили, то в стране стало бы больше политических эмигрантов.

Напоследок, отмечу, что эта спецоперация была рассчитана. Сейчас понятно, что появление записи с разговором Медведчука и Пушилина было не случайным. Эмоционально она подогрела общество. И вот, имеем. Хотите Медведчука? — Пожалуйста, подписали подозрение против Медведчука. Киношники есть киношники. Они эмоциональный и психологический эффект хорошо рассчитали.


Владимир Фесенко / УНИАН
Поделитесь.





Новости партнеров