понедельник, 25 мая 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Павел Казарин: Поворот Украины не туда Спустя шесть лет после Майдана оба украинских лагеря оказались изрядно обескровлены. «Партия суверенитета» и «партия реформ» не сумели договориться – и обе оказались под ударом. Украинская «партия Кремля», которая после аннексии Крыма казалась обреченной на увядание, внезапно ожила

После аннексии Крыма многим казалось, что внутренний украинский политический пасьянс изменился навсегда. Но те, кто проиграл в 2014-м, теперь пытаются взять реванш.

После Майдана и российского вторжения проукраинский лагерь разделился на патриотов и либералов. Патриоты считали главной угрозой войну. Либералы – коррупцию. Патриоты были сосредоточены вокруг идеи суверенитета. Либералы – вокруг идеи реформ.

Несмотря на отличия, общего у этих двух лагерей было куда больше. Владимир Ермоленко ​как-то писал, что украинский гражданин после начала войны оказался в сложной ситуации. C одной стороны, ему нужно защищать безопасность государства. С другой – ему необходимо защищать личные свободы.

Все закономерно. Ты не можешь быть либералом и не быть при этом патриотом – потому что идет война. Ты не можешь быть патриотом и не быть либералом, потому что Кремль начал эту войну лишь для того, чтобы не дать Украине стать частью либерального Запада. Фигура атакующего определяет твои идеологические координаты – а потому приходится сшивать теплое и мягкое в общее и неделимое.

Ермоленко писал о том, что для новой Украины непатриотичный либерализм и нелиберальный патриотизм в одинаковой степени путь в никуда. Загвоздка была лишь в том, что обе эти платформы (либерализм и патриотизм) находятся в серьезном конфликте. А потому требуют постоянного диалога и умения слышать.

Спустя пять лет стало ясно, что умение вести диалог – не наша сильная сторона. Оба лагеря за пять лет успели размежеваться окончательно. И те и другие в итоге стали объектом атаки тех, кто хотел взять реванш. Просто патриотов атаковали под «либеральными» флагами, а либералов – под «патриотическими».

Украинских патриотов обвиняли в сдаче либеральных позиций. Мол, «плодят коррупцию», «завалили реформы», «занимаются показухой вместо преобразований». Лагерь сторонников украинского суверенитета сносили бульдозерами рыночной повестки. Объявляли их главным препятствием на пути экономического процветания. Каждый критик – вне зависимости от его реальных взглядов и целей – сперва надевал либеральные белые одежды и затем обрушивал всю мощь своего гнева на противника.

В результате повестка суверенитета и ее носители были загнаны в Украине в маргинез. Любая реплика из этого лагеря наталкивалась на обвинения в проплаченности и кровожадности, коррупции и неискренности. А любого, кто выступал с этих позиций, мгновенно причисляли к «порохоботам» и призывали не воспринимать всерьез.

А следом все это – в зеркальном формате – стало происходить с украинскими либералами. Некоторые из них успели пережить инаугурацию Зеленского и даже попали в его первое правительство. Продвигали приватизацию, реформы и рынки. И вся публичная кампания по их уничтожению велась с «патриотическими» знаменами. Мол, «сдают страну под внешнее управление», «засилье иностранцев в госкомпаниях», «лоббисты МВФ и Брюсселя». Результат нам известен.

Спустя шесть лет после Майдана оба украинских лагеря оказались изрядно обескровлены. «Партия суверенитета» и «партия реформ» не сумели договориться – и обе оказались под ударом. Но весь этот сценарий могут записать себе в заслугу те силы, которые проиграли в 2014 году.

Та самая украинская «партия Кремля», которая после аннексии Крыма казалась обреченной на увядание, внезапно ожила. Ее позиции слабее, чем раньше, но теперь у нее появились союзники. Речь об окружении отдельных олигархов, которые почувствовали себя проигравшими и теперь хотят отыграться. И выбор ими способа дискредитации противников тоже не случаен.

После российского вторжения патриотическая и либеральная темы обладали наибольшей легитимностью в стране. Те, кого это не устраивало, научились удачно мимикрировать. И потому сперва мы наблюдали за тем, как с помощью «либеральных» упреков утюжат «сектор суверенитета». А следом – как либералов атакуют обвинениями в недостатке патриотизма.

Оба эти лагеря были выходцами с Майдана. Шесть лет назад они стояли на одних баррикадах. Но к началу нового десятилетия успели обрасти грузом недоверия и опытом взаимных обид. И даже теперь они отмахиваются от диалога и перекладывают вину на соседа. Каждый намерен гордо идти на дно в одиночку – лишь бы не соглашаться на компромиссы. Все готовы и дальше обмениваться артиллерийскими ударами, не замечая, что в их борта подводные лодки всаживают торпеды.


Павел Казарин / Крым.Реалии
Поделитесь.





Новости партнеров