среда, 30 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Игорь Яковенко: Путин и «шелуха» санкций Идеи Владимира Путина об отмене санкций под флагом сплочения в борьбе с пандемией COVID-19 легли на благоприятную почву

Мировая дипломатия перешла на удаленку. Впервые «большая двадцатка» (G20) провела виртуальный саммит. Темой, естественно, была координация действий по борьбе с пандемией. По предложению председательствующей на G20 Саудовской Аравии саммит был закрыт для прессы, поэтому о ходе обсуждения стало известно лишь то, о чем захотели рассказать пресс-службы лидеров.

Все предложения, высказанные в ходе онлайн-саммита можно разбить на три группы: объединение усилий для борьбы с коронавирусом; объявление «водяного перемирия» на период пандемии; реорганизация международных институтов.

В итоговом заявлении лидеры G20 пообещали влить более $5 трлн в мировую экономику для противодействия последствиям пандемии. В языке этого документа преобладают весьма энергичные и решительные обороты. «Сформировать единый фронт», «необходимы решительные меры», «борьба с этой угрозой – наш абсолютный приоритет».

Путин участвовал в G20, находясь в своем кабинете в резиденции в Ново-Огарево, и приготовил для «двадцатки» ряд предложений, которые были у него собраны в красной папке. Цвет папки вполне недвусмысленно намекал всем участникам виртуального саммита, что у ее владельца есть еще и кнопка такого же цвета, и поэтому к его предложениям следует отнестись со всей серьезностью. А главное предложение Путина состояло в том, чтобы «вычистить политическую шелуху санкций из-за COVID-19».

На технологии вычищения политической шелухи санкций Путин остановился подробно. Прежде всего, он пояснил, что это «гуманитарный вопрос». То, как Путин, используя пандемию, продавливал отмену санкций, введенных за оккупацию Крыма и прочие преступления своего режима, напомнило его знаменитую фразу на пресс-конференции 2014 года: «И пускай попробует кто-то из числа военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять сзади, не впереди, а сзади. Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей! И я посмотрю на тех, кто отдаст такой приказ на Украине». Тогда Владимир Владимирович в качестве щита выставил «гуманитарный вопрос» – женщин и детей. В сегодняшней ситуации он тоже впереди поставил «гуманитарку», а именно медикаменты и продовольствие, для которых необходимо обеспечить на период кризиса «зеленые коридоры», свободные от любых ограничений и санкций. Но дальше, в эти «зеленые коридоры» устремляются оборудование, технологии, сырье и все прочее. И все это, разумеется, ради «гуманитарки», ради людей.

Идеи Путина об отмене санкций под флагом сплочения в борьбе с пандемией легли на благоприятную почву. За два дня до саммита с аналогичной просьбой к лидерам «большой двадцатки» обратился генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, а Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет призвала ослабить санкционный режим, действующий в отношении Ирана, Кубы, КНДР и других стран.

«В такое трудное время в интересах охраны здоровья населения всего мира и защиты прав и жизни миллионов людей секторальные санкции нужно ослабить или приостановить. В условиях глобальной пандемии, препятствия в оказании медицинской помощи в одной стране только увеличивают риск для каждого из нас», – объяснила Бачелет.

Несмотря ни на что, «политическая шелуха» продолжает сопровождать все действия Путина, связанные с пандемией как внутри страны, так и вне ее. Причем, как правило, именно «политическая шелуха» и является основным содержанием его действий. Это касается и той помощи, которую Россия оказала Италии. Газета La Stampa, ссылаясь на свои источники пишет, что «80% грузов, которые Россия направила Италии в качестве помощи для борьбы с COVID-19, оказались «абсолютно бесполезны или малополезны».

По данным итальянских журналистов, российская помощь состояла из оборудования для дезинфекции территорий и другой спецтехники подобного типа, в которой Италия не нуждается. По мнению журналистов La Stampa, Россия, оказав Италии поддержку, преследует свои политические и дипломатические интересы, а премьер-министр Джузеппе Конте, с которым Путин договорился по телефону 21 марта, согласился принять помощь, чтобы «укрепить личные отношения» с Москвой. La Stampa обращает внимание, что все российские специалисты – военные с высокими армейскими званиями, а не медики.

У Путина сложные отношения с коронавирусом. С одной стороны, нарастающая пандемия делает невозможной любую уличную активность, а требования «сильной руки» превращает из спорных и сомнительных в разумные и бесспорные. С другой стороны под вопросом оказался план Путина на 2020 год. Первый пункт – голосование 22 апреля уже пришлось отменить. Шабаш победобесия 9 мая пока не отменен, но в нынешних условиях даже если его смогут провести, он не даст Путину тех дивидендов, на которые он рассчитывал. Третий пункт – «Ялта-2» тоже под вопросом, и G20 ее, конечно, не заменяет. Просто потому, что делить мир на пять сфер влияния выгоднее, чем на двадцать. Но – «с худой овцы хоть шерсти клок» – Путин явно надеется, что коронавирус поможет ему избавиться от санкций. Вероятность такого исхода невелика, но все же не равна нулю. Просто потому, что миру сейчас точно не до Путина и его преступлений…


Игорь Яковенко
Поделитесь.





Новости партнеров