вторник, 12 ноября 2019 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Сергей Климовский: Трамп обменял Сирию на Россию Так как Россия – большой источник мирового зла, то денег на него понадобится много, поэтому нечего распыляться на Сирию

В Вашингтоне, наконец, услышали московских пропагандистов и обменяли Сирию на Украину, как те и просили в 2014-2016 годах.

Эрдоган тогда тоже просил Белый дом, и несколько раз публично, дать ему свободу рук и обещал, что турецкая армия пройдётся пылесосом по Сирии, после чего в ней не останется ни ИГИЛ, ни Асада.

Он гарантировал, что сам с ними справится, и прямого участия США и ЕС не потребуется. Но в Белом доме тогда сидела администрация Обамы от Демпартии, которая в политикуме США занимает нишу, аналогичную социалистам в ЕС. Эрдоган был настроен решительно и даже сбил пару самолётов РФ, залетевших в Турцию. Из-за второго самолёта было много шума, так как в Москве поняли: его падение – это не случайность, а система.

Но Обама категорически отказался, а Москва развернула масштабную травлю Эрдогана и стала готовить его свержение, задействовав всё и всех, кого могла подключить. Для РФ устранение или приручение Эрдогана было тогда почти вопросом жизни или смерти.

Администрация Обамы нашла сто и одну причину отклонить предложение Эрдогана. Причины были самого разного размера и свойства, но базовая среди них – философские и политические установки Демпартии, которая в данном случае полагала, что освобождение жителей Сирии должно быть делом рук их самих, а задача демократов-прогресситов лишь наставлять их и немного помогать. Турецкая армия, как и армия США, делать за них эту работу не должны, поскольку демократия – это не коммунизм, который можно разносить на штыках.

Демпартия США, подобно европейским социалистам, никак не избавится от наивной веры в народ и его культа, возникших в конце XVIII в. в ходе Американской, Польской и Французской революций. В XIX в. и особенно в XX в. эта идея стала почти всемирной аксиомой. В Российской империи её сначала абсолютизировали и довели до абсурда, начиная с «Исторических писем» Петра Лавровича Лаврова о долге интеллигенции перед народом, а затем большевики извратили её до неузнаваемости. Московиты знают толк в извращениях – любая идея, попавшая в их головы и руки, очень быстро превращается в свой антипод. По этой причине за «железным занавесом» Сталина и Брежнева для Кремля выписывали и переводили всю западную периодику и литературу, а затем складировали в спецхранах для служебного пользования как возможный материал для извращений. СССР по своей природе был кривой антитезой Западу, и если бы Запад вдруг исчез, то исчез бы и СССР, поскольку его существование утратило бы всякий смысл. Это как с паразитами, которые не могут жить сами по себе.

Нечто такое и стало происходить, когда Запад тоже опустил «железный занавес» и объявил о мирном сосуществовании и социально-экономическом соревновании двух систем. В социалистическом лагере, предоставленном самому себе, СССР и Китай стали поедать друг друга, сам лагерь и международное коммунистическое и рабочее движение в придачу. Когда стало очевидно, что ни мировой революции, ни мировой войны не будет, то жизнь в социалистическом лагере утратила смысл, а от идейных извращений наступило пресыщение. Эта тоска зелёная и угробила советскую власть и весь лагерь.

Обама и его администрация добросовестно следовали установкам и символам веры Демпартии. Но они были не партийной кафедрой, а действующей администрацией, и должны были не столько проповедовать и писать методички, как действовать. Эрдогану с пылесосом они отказали по высоким идейным мотивам, личной антипатии к нему Обамы, из опасения, что Москва подтолкнёт арабов на борьбу с новым «османским игом» и ещё по 99 причинам. Но реальность от этого стал выглядеть не лучше. Большинство сирийцев, вместо того, чтобы подняться на борьбу с Асадом, как им полагалось в теории, предпочли мигрировать в Европу, куда их от имени Германии и всего ЕС пригласила христианская демократка Меркель, у которой был свой план по продвижению демократии в Сирии и в мире.

В партии Меркель решили: хватит двигать демократию методом миссий, точечной помощи и обучения студентов из Азии и Африки. Это медленно, затратно и не очень эффективно. Кадры управленцев, которых мы готовим в своих университетах, когда возвращаются на свои родины, отнюдь не всегда ведут там себя демократически и даже становятся диктаторами. Поэтому давайте примем и обучим сразу около полумиллиона представителей прогрессивных народных масс, затем вернём их домой, и они наверняка переведут процесс продвижения демократии в новое и более успешное качество. Но план Меркель требовал времени и против него возражали многие страны ЕС. В добавок Россия не пожалела денег, чтобы на призыв Меркель в ЕС прибыло больше людей, чем та хотела, и отнюдь не тех, кто собирался потом вернуться обратно и двигать демократию. Москва не поскупилась и на информационную компанию об ужасах и бандитизме, который несут в ЕС эти абитуриенты Меркель. В результате появилась тема «миграционного кризиса» в Европе, которую по-своему использовали различные политики в ЕС и Москва.

Обама не возражал против плана Меркель, но в этом сценарии дружное свержение сирийцами Асада откладывалось на неопределённое время, а созданный Москвой ИГИЛ тем временем вопреки логике войны начал наступать не на Дамаск, а на Багдад. С таким поведением ИГИЛ не могли согласиться Демпартия и Обама, несмотря на свою веру в то, что силы истории и народные массы всё расставят по местам, не хуже, чем невидимая рука рынка. Для Обамы просить Эрдогана включить «пылесос» означало бы признаться в ошибочности кредо Демпартии, а между тем активность ИГИЛ требовала от него быстрых и решительных действий.

Идеалиста Обаму, попавшего в сложную ситуацию, выручили практики спецслужб. Они подписали на войну с ИГИЛ курдов, иракских шиитов и Иран. Иранские аятоллы и муллы в двух критических ситуациях: во время войны с Ираком и приближения ИГИЛ к границе Ирана временно «забыли» о своих идеологических и других разногласиях с США и плодотворно с ними посотрудничали. Тронутый этим Обама отменил санкции против них, и республиканцы с Трампом потом потратили много сил и времени, чтобы вернуть санкции на место.

Сам Обама до конца оставался университетским идеалистом верным кредо своей партии. Поэтому ИГИЛ из Мосула выбивали только силами армии Ирака и шиитского ополчения. Отряды курдов, туркманов и подразделения армии Турции были им от штурма отстранены. Обама принципиально хотел, чтобы Мосул взяли только сами иракцы. В результате штурм сильно затянулся, догмат веры был соблюдён, но доверие к ней в целом снизилось даже у Обамы. Между проигранными выборами и инаугурацией Трампа он, наконец, принял несколько сильных решений против РФ и в пользу Украины, видимо, поняв, что без «Джавелинов» украинцы наваляют москалям не очень скоро.

Сменивший Обаму республиканец Трамп, похоже, изначально бы сторонником того, чтобы позволить Эрдогану пройтись с «пылесосом» по Сирии и не заморачиваться ею. Но Трамп и республиканцы не могли сразу и быстро перевести госмашину с колеи Обамы в свою колею. Эрдоган своей настойчивостью сейчас помог им это сделать.

Трамп как бизнесмен посчитал: США второй год оплачивают жизнь около 100 тыс. жён и детей пленных игловцев и 12 тыс. самих игловцнв, так как гуманные европейцы назад их забирать не хотят, поскольку не знают, что с ними делать. США также платят курдам за охрану и пускают в лагеря правозащитные организации. «Хорошо они все устроились, ещё и размножаются в неволе», – подумал Трамп. И это в то время, когда у США огромный госдолг, что беспокоит российских налогоплательщиков даже больше, чем американских.

Трамп эмпирик, пришедший в политику «от сохи», в отличие от Обамы, пришедшего в неё из университета. Поэтому Трамп следует не длинным идеологическим стратегиям как Обама, а коротким, вынесенным из жизненного опыта. По психотипу к Трампу ближе всего в окрестностях Лукашенко, но у того нет ни «Томагавков», ни авианосцев, ни даже выхода к морю. Если бы всё это было бы у Лукашенко, то «Газпром» давно доплачивал бы Беларуси только за то, что она не брезгует его газом.

Поэтому, когда вновь явился Эрдоган с идеей «пропылесосить» хотя бы вдоль границы, то Трамп под напором советников покочевряжылся, а потом радостно согласился. Трамп с удовольствием отдал бы Эрдогану под «пылесос» всю Сирию и сэкономленные средства вложил бы в госдолг для успокоения российских налогоплательщиков, в стену на границе с Мексикой, или в Украину, но советники и престиж США не позволяют. Поэтому нашли компромисс – Трамп сказал, что уходим только с севера Сирии, финансирование курдам режет, но частично, а лагеря с жёнами игловцев пусть охраняют Петька и товарищ Сухов из «Белого солнца в пустыне». У них опыт есть, а нам курды не помогли при высадке во Франции в 1944 г., поэтому мы им ничем не обязаны. Трамп тем удобен республиканцам, что если надо, то может обосновать всё и чем угодно, по принципу «Я – президент, я так вижу, а кому не нравится, – пусть подаёт в суд».

Эрдоган пришёл к Трампу и к курдам с вполне приемлемым требованием, чтобы их отряды, которые одновременно армия и полиция, ушли за шоссе М4, которое проходит в 30 км от границы и параллельно ей. Курдская администрация может остаться, те отряды, которые решат стать полицией, – тоже, но без пушек и миномётов, и вместе с турецкой армией следить, чтобы никто с горы не стрельнул ракетой в сторону Турции. Эрдоган ещё два года назад возвёл на границе бетонную стену, чтобы никто не сказал: он хочет кусочек Сирии.

У Эрдогана был ряд основания надеяться на позитивный ответ курдов. В 2014-2015 гг., когда ИГИЛ стал занимать севере Сирии, оттуда в Турцию бежало более 190 тыс. курдов. Там они требовали, чтобы турецкая армия вошла и остановила ИГИЛ. Турецкая армия не вошла, но 150 бойцов иракской Пешмерги Эрдоган через территорию Турции пропустил, чтобы они отбросили ИГИЛ от Кобани – условной столицы сирийских курдов, что те и сделали. Эрдоган не просил себе памятник в Кобани от благодарных курдов, а хотел лишь 100% гарантии от них, что в Турцию оттуда ракета не прилетит. Трамп был согласен с ним и радовался, что нашёл ещё кого-то, кто хочет разделить с США ношу санитаров по международной «Скорой помощи». Германия и Франция в этом плане всё ещё огорчают Трампа, Польша радует, а Обаму он считает дураком, за то, что тот не пустил Эрдогана в Сирию.

Вожди курдов решили: в этой ситуации они могут поторговаться, качнулись к Москве и проиграли. Они остались без денег, патронов и тёплых одеял из США. Взамен получили сильно возбуждённого Эрдогана, ещё более возбуждённых арабских революционеров и надменную Москву, которая твёрдо сказала: никакой курдской автономии, только полное подчинение Асаду. Лавров утром 16 октября в Москве заявил: РФ готова обеспечить мир на сирийско-турецкой границе, что на практике означает принятие ею условий Эрдогана о 30 км зоны безопасности. Днём 16 октября Лавров пояснил, что злые США подогревали в Сирии курдский сепаратизм, из-за чего все беды, но Россия эту «лавочку» скоро прикроет. Теперь у курдских леваков из «Демсоюза» есть два варианта: разоружиться ещё больше, чем хотел Эрдоган, или ехать воевать в Идлиб в составе «Сирийской арабской армии», как именует своё воинство Асад. Там они смогут познакомится с теми крымчанами, которые хотели умереть в России, но едут умирать в Сирию.

Разговорчивость Лаврова 16 октября, он весь день что-то заявлял, была связана с тем, что 14 октября российско-турецкие отношения накалились до предела. Начальники Генштабов обоих государств даже провели совместные командно-штабные учения по телефону. Официальный релиз – стороны обменялись информацией. В реальности этот обмен выглядел приблизительно так: если ваши танки войдут в Манбидж, то мы ударим авиацией, на что другой генерал отвечал: а мы ударим по вашим самолетам ракетами С-400 и так далее. Пока оба генерала обменивались планами российско-турецкой войны, главы МИД России и Турции тоже шептались по телефону, как бы всё откатить назад так, чтобы друг друга не обидеть. После таких напряжённых обменов информацией они взяли тайм-аут на вторник, а в среду Лавров уже целый день трындел на пресс-конференциях, успокаивая российских журналистов. Самым сильным успокоительным стали его слова, что Эрдоган обещал прилететь поговорить в Москву, но неизвестно, когда.

Эрдоган в этот день выступил перед парламентом и сообщил: турки не сдаются, 30 км зоны безопасности будут наши, и Манбидж в них входит. На предложение Госдепа, что к нему срочно прилетят поговорить Помпео и Пенс, он ответил, что говорить будет только с Трампом. Сам Трамп в эти дни развлекал человечество и нервировал Демпартию шутками типа пусть Россия тратится на курдов и Сирию, если ей этого очень хочется, а мы туда не вложим больше ни одного цента. Республиканцы отказывались объяснять, что происходит и спокойно отшучивались: «Это же Трамп, что вы хотите». В этот день пошутил и глава МИД Франции Ле Дриан, заявив на телевидении, что говорить о Сирии надо с Москвой, а не с Дамаском, чем в один мир опустил Асада до уровня российских марионеток, сидящих в Донецке и Луганске.

Эмпирик Трамп таки обменял Сирию, но не на Украину, а на Россию, на которой хочет сконцентрироваться, если останется на второй срок. Так как Россия – большой источник мирового зла, то денег на него понадобится много, поэтому нечего распыляться на Сирию. Если не останется, то на РФ сконцентрируется и воспользуется сэкономленными Трампом деньгами тот, кто займёт его место.


Сергей Климовский / Обозреватель
Поделитесь.





Новости партнеров