вторник, 3 августа 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Максим Михайленко: Деградация России сквозь призму ареста Савченко В России отсутствует нация. В первую очередь русская – а дальше уже начинается проблематика империи в современном мире как таковой

Забавно, что российские реакции на лишение иммунитета и задержание Надежды Савченко настолько неадекватны, что вынуждают опять и опять делать вывод – цивилизационно отстав в развитии от Украины, не говоря уже о дальнем Западе, российский социум, и его «говорящие головы» все также далеки от понимания украинских общественно-политических процессов. Из распространенных реакций – «это интрига», «на Савченко ставят американцы», «страх прогнившего режима» – все это вызывает у украинцев либо смех, либо зевоту. А все дело в том, что в России отсутствует нация. В первую очередь русская – а дальше уже начинается проблематика империи в современном мире как таковой.

Иными словами, у т.н. «россиян» напрочь отсутствует ощущение национальных интересов, весомости национального консенсуса вокруг набора ценностей, центральной роли, которую играет в национальном государстве (они до сих пор считают, что речь о чем-то этническом) буржуазный парламентаризм, смысл открытости политического процесса и священный статус свободы слова. Даже от модной когда-то путинской «диктатуры закона» осталась одна диктатура, да и та сравнительно малоэффективная, компрадорская и коррумпированная. А правопорядка нет.

Россияне, такое впечатление, мыслят себя как криво стоящая деревенька наполовину ассимилированных меря вокруг усадьбы обрусевшего барина-немца, на оброк добрый барин отпускает – и ладно. Причем я пишу это практически безо всякой иронии – заметно, как далеко разошелся язык, описывающий политическую динамику.

Любопытно, что перед Первой мировой социум в России, как минимум городской – имел совсем другую природу, качество и вектор развития. Думаю, что в первом десятилетии ХХ века успех европейски стилизированного и Европой же вдохновлённого проекта создания более или менее стандартной буржуазно-демократической русской нации был сорван сначала социальной болезнью шовинизма («один народ», «Константинополь наш» и прочими деструктивными мемами) и мракобесного клерикального антисемитизма. А затем похоронен большевизмом, отбросив ситуацию одновременно назад и вбок, на дорогу тоталитарной утопии с реанимацией крепостного права, а при Сталине – и шовинист-черносотенного элемента.

Между смертью Сталина и арестом Ходорковского СССР/Россия как-то социально эволюционировала, хоть и медленно, на совсем другом человеческом материале. Но с середины 2000-х теперь уже РФ, отравленная ядовитым коктейлем из нефти и рессентимента, опять быстро пошла назад – все к тому же клерикальному охранительству в максимально сгущенной форме и крепостному праву в несколько облегченной форме (а с 2012-14 бывшая РСФСР просто поскакала вниз по лестнице). Поэтому сегодня у нас практически не осталось общего языка.


Максим Михайленко / Facebook
Поделитесь.





Новости партнеров