понедельник, 20 сентября 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Выйти вон: Чем грозит России изгнание из Совета Европы Генсек Совета Европы Торбьерн Ягланд заявил, что пора подумать о выходе России из этой международной организации

10 апреля 2014 г. и 28 января 2015 г. ПАСЕ лишила членов делегации РФ права голоса из-за аннексии Крыма. С тех пор Москва периодически угрожала Европе выходом из организации и лишением Совета Европы своего взноса. Теперь ситуация изменилась. Теперь уже генсек Совета Европы Торбьерн Ягланд в интервью Politico  заявил, что пора подумать о выходе России из этой международной организации, куда та вступила в 1996 году, пишет Владислав Гирман для Деловой столицы.

Аргументы Ягланда: Москва до сих пор не решила вопрос с аннексией Крыма, т. е. не вернула его законному владельцу, Украине; а также не допускает на полуостров комиссара СЕ по правам человека. Потому, по его мнению, россиянам все же не место в Совете Европы, а следовательно, и в других органах, которые входят в его состав: Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), Комитете министров и т. д.

Генсек раскритиковал указ Путина от 15 декабря 2015 г., который дал Конституционному суду РФ возможность признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь ЕСПЧ, если эти решения якобы противоречат российской Конституции. Ягланд, заметим, явно обеспокоен отношением отдельных стран к Страсбургскому суду и к защите прав человека в целом. О чем прямо и сказал. И вдобавок отдельно упомянул Турцию, где после несостоявшейся попытки госпереворота Реджеп Эрдоган вовсю балуется репрессиями и арестами.

Акцент Ягланд сделал, как видим, именно на защите прав человека, за что «отвечает» ЕСПЧ. И пояснил, чем выход РФ грозит для ее граждан: «Если России придется уйти, то 140 млн человек будут лишены возможности обратиться в высший суд Европы, что очень важно для российских граждан». «Мы должны подумать о следующем: не будет ли для Европы лучше, безопаснее, если Россия будет сама по себе, не являясь частью судебной системы Европы?», – также отметил Ягланд.

Прежде чем детальнее остановиться на вопросе прав человека, следует сперва уточнить особенности процедуры выхода страны из состава СЕ. Чтобы было понимание на случай, если инициатива получит одобрение.

Процедура выхода

Особой мороки на самом деле нет. Согласно статье 7 Устава СЕ, если страна-член Совета Европы решила уйти, то ей достаточно известить Генеральный Секретариат. И если это сделать в течение первых девяти месяцев финансового года, то членство будет утрачено уже со следующего года. Если заявление будет подано в последние три месяца, то официальный выход будет отложен до конца следующего финансового года.

Эта статья в данной ситуации не очень подходит. Разве что РФ решит выполнить свои обещания и уйдет добровольно. Если нет – не беда, потому как статья 8 Устава гласит: «Право на представительство любого Члена Совета Европы, грубо нарушающего положения статьи 3, может быть приостановлено, и Комитет министров может предложить ему выйти из состава Совета на условиях, предусмотренных в статье 7. Если такой Член Совета Европы не выполняет это предложение, то Комитет министров может принять решение о том, что Член, о котором идет речь, перестает состоять в Совете с даты, которую определяет сам Комитет». Права голоса Россию уже лишили. Так что теперь дело за Комитетом министров, и тут нужно обратить внимание на то, что этот орган сам и определяет дату. Так что Москву из СЕ могут выставить очень оперативно, если будет на то политическая воля.

Вопрос ребром ставился и раньше. Например, глава ЕСПЧ Гвидо Раймонди в январе прошлого года задавался вопросом, а почему, собственно, России оставаться в этой организации, если национальная судебная система противоречит Европейской конвенции по правам человека. «Вы не можете оставаться в системе, если отрицаете обязательность решения ЕСПЧ», — комментировал он вышеупомянутый указ Путина.

Отметим, что Россия уже была на волосок от исключения в начале тысячелетия. Поводом для приостановления права голоса делегации РФ в период с 2000 по 2001 гг. стала вторая чеченская война. А до россиян «закрывали рот» также грекам спустя два года после установления диктатуры «черных полковников» в 1967 году. Вернули Афинам право голоса в 1974-м. А через шесть лет «обезголосили» Турцию после военного переворота. Вернули в 1984 г.

России тоже вернут право голоса, если она будет паинькой и откажется от агрессии в Украине. И если, конечно же, ее не изгонят из СЕ. Тогда процесс возвращения затянется надолго.

Что будет с россиянами без ЕСПЧ

Автоматически денонсируется та самая Конвенция о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует гражданам соблюдение их ключевых прав: права на жизнь, свободу, образование, вступление в брак, личную неприкосновенность, справедливый суд; защищает от рабства, принудительного труда, пыток. В принципе российский основной закон, пусть только на бумаге, но большую часть этих прав гарантирует. Если чего-то нет в конституции (рабство), то есть отдельные законы.

Однако все же пары пунктов не хватает. Во-первых, РФ получит возможность публично отпинать право на жизнь – отказаться от моратория на смертную казнь. Во-вторых, Москва сможет наплевать на рекомендации СЕ касательно отмены конституционного запрета заключенным голосовать на выборах.

Также россиянам можно будет забыть о поиске справедливости в ЕСПЧ. Притом что в первый год аннексии Крыма в суд из 70 тыс. исков 9 тыс. поступили от граждан РФ. И российское правительство, даже имея за плечами щит Конституционного суда и указа Путина, все же пыталось чего-то добиться в европейских судах. Например, 13 июля этого года Минюст обжаловал решение ЕСПЧ, которое обязало Москву выплатить более 3 млн евро пострадавшим при захвате школы в Беслане. Тогда погибли 334 человека, включая 186 детей. Иск был подан 409 россиянами, поскольку власти не провели эффективного расследования. В случае выхода из СЕ тот же Минюст, скорее всего, даже не будет отправлять адвокатов в Страсбург, а решение в пользу истцов останется бесполезной бумажкой.

Помимо игнорирования решений ЕСПЧ, Кремль также сможет даже ради приличия не обращать внимания на выводы Венецианской комиссии, которая, напомним, анализирует конституционные нормы и дает рекомендации, как привести эти нормы в соответствие c демократическими стандартами. Потому мракобесие в российской законодательной системе лишь усилится.

Зачем России ненавистный Совет Европы

Так что, с одной стороны, потеря членства в Совете Европы будет на руку Путину: россиян не будут пускать в ЕСПЧ, нотации никто читать не будет, делай что хочешь.

А с другой – СЕ, а особенно ПАСЕ, очень важны для Москвы. Просто так что ли россияне трясли кошельком перед Европой, утверждая, что, мол, РФ платит самые большие взносы в Совет Европы? Только враки это все. Например, в 2014 г. Москва заплатила 32,281 млн евро, а больше внесли Франция (38 млн евро), Германия (35,098 млн евро) и Италия (35,094 млн). И несколько меньше внесли британцы – 31,806 млн евро. А в июле Кремль решил, вероятно, припугнуть – сократил на треть свой взнос.

В том же месяце поступила еще одна инициатива от России, которая заставляет усомниться в том, что ей СЕ не нужен. В частности, МИД РФ предложил внести изменения в регламент ПАСЕ, которые позволили бы запретить лишение полномочий депутатов всем, кроме их избирателей. Это попытка обезопасить себя, а также сателлитов.

Ярчайшим из последних на сегодняшний день, к слову, является де-юре президент ПАСЕ Педро Аграмунт. И любопытно, что заявление Ягланда появилось незадолго до запланированного рассмотрения отставки испанца. Ради него ПАСЕ 27 июня даже внесла изменения в регламент, чтобы импичмент президента стал возможен. Да, россияне подставили Аграмунта, но, учитывая его слабохарактерность, в статусе президента или хотя бы депутата он мог бы пригодится. Им легко управлять. Но дамоклов меч 8-й статьи Устава занесен теперь не только над Аграмунтом, которого РФ, вполне вероятно, хотела бы сберечь, но и над самой Россией. Ведь даже в случае ожидаемого поражения при голосовании в октябре сама по себе отставка открывает широкие возможности для политических игр. ПАСЕ для Москвы сегодня – площадка больше для интриг, для спокойного доступа к телу европейских политиков, которым можно постараться нашептать «правильные» вещи. А Ягланд хочет Москву этой площадки лишить, в то время как Кремль прилагает немало усилий, чтобы сохранить влияние на Европу.



Поделитесь.





Новости партнеров