понедельник, 17 января 2022 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Третий Рим как Третий Рейх: О чем говорит кремлевский ультиматум Вашингтону Сюжет сатирического романа «Он снова здесь», повествующий о возвращении Гитлера в современную Германию, полностью реализовался в Кремле

В роли реинкарнации Гитлера выступил Путин и, в отличие от романа и снятого по нему одноименного фильма, это совершенно не смешно.

Впрочем, по сравнению с романом, в российских реалиях есть и немалые отличия. Гитлер не перенесся в Кремль в своем прежнем виде, прямо из разгромленного Берлина, а воплотился в теле подполковника КГБ, вознесенного за ничтожность и исполнительность на самый верх российской власти. Причем, воплотился не в одиночку, а вместе со своим окружением: один за другим рядом с Путиным всплыли Геббельс, Гиммлер, Риббентроп, Штрейхер, все в российских телах, с новыми именами, но при этом вполне узнаваемые. Некоторые даже внешне похожи на себя прежних, так, Золотов – несомненный Кальтенбруннер, а из-под личины Шойгу проступает Геринг.

Увы, эта командная реинкарнация прошла не лучшим образом, отчего все злодеи изрядно обмельчали. Их душевная ущербность стала куда заметнее, чем в прошлый раз, но все они, несомненно, наши старые знакомцы, выбравшиеся из могил и получившие второй шанс в России. Воскресни они в Германии – мы увидели бы комедию в духе «Он снова здесь», поскольку немцев отучили от нацистских экспериментов. Но Россия – совсем другое дело, Гитлеру-Путину и его команде еще есть где развернуться.

Призрак Сталина одобрительно кивает с того света бывшим союзникам. Досадная размолвка, некогда случившаяся между братскими режимами, выросшими из общего корня, давно забыта, и вождь всех народов тоже рассчитывает на новое воплощение в национал-социалистическом нео-СССР, вобравшем в себя главные достижения двух людоедских империй. И мертвый Ленин тоже прищелкивает от нетерпения челюстью, лежа в стеклянном гробу в Мавзолее. Он тоже мечтает о воскрешении к Новой Мировой Революции, и видит на это отличные шансы, поскольку Запад слаб, ничтожен, и за 300% прибыли продаст Третьему Риму/Рейху ту самую веревку, которой путинские молодцы его и удавят.

Словом, для воскресшего Гитлера все сошлось удивительно удачно. На дворе – снова декабрь 1937, в ближайших планах – аншлюс Беларуси и капитуляция Украины, преданной всеми во имя мира в Европе, запуганной, деморализованной и неспособной сопротивляться. Так, во всяком случае, это планируют в Кремле.

Договор о всеобщем и вечном Русском мире

Разумеется, Путин, как и его предыдущее воплощение, ведет борьбу под лозунгами «за мир во всем мире», и «за всеобщее благо». Стремление к этим ценностям – родовая черта всякого национал-социализма, и ради них Кремль готов, если понадобится, развязать даже Третью Мировую войну. Пока же Соединенным Штатам как единственной стране, с которой Третий Рим, наследующий Третьему Рейху, считает не зазорным для себя вести переговоры (есть, конечно, еще и Китай, но тот выжидает, наблюдая за развитием событий), направлен ультиматум – проект договора, опубликованный в открытых источниках, суть которого сводится к следующему:

Великая Германия Россия и великий германский российский народ нуждаются в правильно организованном жизненном пространстве. Великой России (далее Россия/СССР) нужны Судеты и Данцигский коридор все территории бывшего Советского Союза, и гарантией их возврата должен стать отказ США от защиты их суверенитета в какой бы то ни было форме – в том числе и путем размещения на этих территориях своих вооружений, а также приема их, под видом суверенных государств, которыми они в глазах Россия/СССР не являются, в разного рода оборонительные союзы.

В тексте ультиматума присутствует также временная отметка, в виде требования к США «не размещать дополнительных военных и вооружения за пределами стран, в которых они были на май 1997 года (до присоединения к альянсу стран Восточной Европы) – кроме исключительных случаев с согласия России и членов НАТО». Такое требование явно носит односторонний характер: в 1997 году Крым и Донбасс еще не были оккупированы Россией, и действовал Будапештский меморандум – точнее, еще не выяснилось, что он не стоит бумаги, на которой напечатан.

Впрочем, Кремль уже вполне открыто не признает суверенитета бывших советских республик, о чем недвусмысленно и заявляет в своем ультиматуме. В рамках его логики в мире есть только три стороны переговоров: США, Россия/СССР и Китай. Прочие «суверенные государства» обладают ограниченной субъектностью и должны быть отнесены к американской либо российской/советской сферам влияния, в пределах которых США и Россия/СССР вольны поступать с ними по собственному усмотрению. Сфера же влияния Китая должна быть обозначена и закреплена в рамках отдельных договоров, заключенных с каждым из участников российско-американского договора.

В случае, если США примут кремлевский ультиматум, Великая Германия Россия/СССР обязуется не нарушать мир, по меньшей мере, до того момента, когда она вновь ощутит нужду в расширении сферы своего влияния. В случае же отказа США согласиться на условия ультиматума в месячный срок, Россия/СССР атакует Украину. А при попытке США и подконтрольного им НАТО защитить Украину Россия/СССР начнет глобальную войну с применением ядерного оружия.

Хотя проект договора, размещенный на сайте МИД РФ, и отличается от приведенного выше текста, эти отличия носят характер чисто процедурный. Они должны увести в тень суть российского ультиматума, облегчив США, а следом за ними и остальному Западу, капитуляцию перед Москвой и сделав ее менее унизительной для них. В Москве полагают, что этот жест должен быть расценен как дружественный. Вот, собственно, и все российские предложения.

Что происходит внутри России

Как обычно, там соперничают телевизор и холодильник, причем первый уже окончательно проиграл второму. Россию накрыла депопуляция, усугубляемая рекордной смертностью от ковида: российские вакцины, похоже, никуда не годятся, а жители РФ обоснованно опасаются прививаться ими.

Но экономическая катастрофа еще не означает, что российское население, десятилетиями милитаризируемое и натравливаемое на соседей России кремлевской пропагандой, с восторгом встретившее оккупацию Крыма и поддержавшее, в массе своей, войну на Донбассе, стало хоть сколь-нибудь миролюбивее. Напротив, катастрофа в экономике, преподносимая пропагандой как следствие происков внешних врагов, способна скорее усилить милитаристские и реваншистские настроения россиян. Собственно говоря, это мы и наблюдаем сегодня.

Нарастание милитаристских настроений в российском обществе выглядит естественным следствием пропаганды, которая уже прямо, открытым текстом, готовит население к скорой и неизбежной войне. На фоне этого безумия, накрывшего всю Россию, и несравнимого даже с восторгами от «крымнаша», распиаренный пикет «против войны с Украиной», на который вышло целых 6 (шесть, Карл!) человек на всю Россию, выглядит до крайности неубедительным. Примерно столько же противников оккупации Чехословакии нашлось на весь СССР в 1968 году.

Что же до появившихся в западных СМИ статей о том, что, россияне, якобы, перестали воспринимать антиамериканскую пропаганду Путина, то они подозрительно напоминают российский вброс, сделанный для внедрения в западное сознание версии о «плохом Путине» и «хорошем русском народе», который вынудит Кремль отказаться от агрессивных планов. Понятно, что в этом случае стоит подумать о том, чтобы не обострять ситуацию, не рисковать вступить в большую войну, а выиграть время, уступив, хотя бы частично, ультиматуму Москвы и одновременно усилив пропагандистскую работу в России, с тем, чтобы в обозримом будущем добиться если не свержения, то, по меньшей мере, смягчения режима.

Но это ложная и, в силу своей ложности, крайне вредная точка зрения. Российский народ в абсолютном большинстве морально готов к войне и жаждет ее, поскольку накачан ненавистью и уверен, что война будет короткой и победоносной: Украина капитулирует уже через несколько часов, максимум – несколько дней, Запад не окажет ей эффективной помощи, за ней последуют балтийские республики, и Россия возродится в границах СССР, по меньшей мере, на западном направлении.

Излечение россиян от нацизма, империализма и милитаризма, которые им почти век прививали еще в Советском Союзе, а затем и в РФ, требует серьезных и длительных усилий. Сначала население России должно понести ощутимые жертвы и лишения, столкнувшись с крахом мифа о «легкой прогулке по Украине». Затем – пройти длительный период денацификации под присмотром оккупационных властей: все, в точности, так, как это было с побежденной гитлеровской Германией. Иного способа вернуть россиян к адекватному восприятию, сделав их, хотя бы отчасти, социально приемлемыми, не существует вовсе.

Что скрывается за ультиматумом Москвы

По сути, российский ультиматум Вашингтону – порождение бессилия и краха. Только безысходность, в которой нарастающая экономическая катастрофа переплелась с угрозой потери управления, могла заставить Кремль пойти на этот шаг. При этом главную опасность для себя Путин и его окружение видят не во внезапной твердости Запада, которую считают, во-первых, маловероятной, а во-вторых, оставляющей возможность сделать шаг назад «во имя мира», а в потере управления хрупкой коалицией соперничающих ведомств, которую являет собой Россия, так и не ставшая полноценным государством. Потеря же управления чревата непредсказуемым развитием событий: от смещения Путина в ходе дворцового переворота и прихода к власти более умеренной, или, напротив, более агрессивной команды, до начала военного конфликта вследствие эксцесса на одном из низовых уровней. В Кремле, безусловно, не хотят войны, рассчитывая сломить Запад лишь ее угрозой. Но градус военной истерии в России столь высок, что, война может начаться даже вопреки желанию Кремля, раскручиваясь затем от локальной к глобальной.

Тем не менее, прикинув риски и свои шансы на выживание при менее радикальных сценариях, Кремль прибег к угрозе глобальной ядерной войной, как к единственному средству не допустить обрушения всей системы российского управления. В случае удачи в Москве рассчитывают получить 3-5 лет отсрочки, вялотекущий конфликт в оккупированной Украине, который позволит сбрасывать туда слишком беспокойный человеческий материал, и дополнительное обоснование еще одного срока Путина. А также ухудшение позиций Запада на переговорах с Китаем, из чего в Москве планируют извлечь выгоды как с восточной, так и с западной стороны.

Реакция Запада

К сожалению, на Западе еще не осознают в полной мере точность повторения ситуации 1937-38 годов: с Путиным в роли микроГитлера, и Россией в роли отнюдь не микро, а вполне себе полноразмерного Третьего Рейха, компенсирующего техническую отсталость и слабость власти большими размерами, энергетической и ресурсной зависимостью от него Запада и наличием ЯО. Кроме того, российский ультиматум и сопровождавшая его кампания запугивания, направленная, в первую очередь, против стран «старого НАТО», выявили внутренние проблемы Альянса, аналогичные, в целом, европейским проблемам 1937-39 годов: разобщенность, несмотря на наличие формального оборонительного союза, неготовность воевать, прежде всего, моральную, и порождаемое этой неготовностью стремление недооценивать опасность, исходящую от агрессора. Не потому, что опасность переоценена, а потому, что ее хочется преуменьшить, оправдав этим собственную бездеятельность. В целом, постепенное осознание ситуации все-таки происходит, но очень медленно. Как следствие, «Старая Европа» имеет высокие шансы повторить провал 85-летней давности, суть которого Черчилль выразил в известной фразе, обращенной к Чемберлену: «You were given the choiсe between war and dishonor. You chose dishonor and you will have war».

Здесь также уместно заметить, что, если Великобритания в итоге воспользовалась отсрочкой для перевооружения, все-таки выбрала войну и сражалась против Гитлера с 1939 по 1945 год — дольше, чем любая другая страна, то остальная Европа легко смирилась с поражением и оккупацией, и даже извлекла из них выгоды, сотрудничая с Третьим рейхом далеко не по одному лишь принуждению.

Тем не менее, несмотря на разобщенность НАТО, в отдельных европейских странах нарастает возмущение кремлевским ультиматумом. Не последнюю роль сыграло и то, что Москва продемонстрировала этим странам свое пренебрежение, разговаривая с США как с их сеньором, чтобы не сказать – владельцем.

Так, министр обороны Литвы Арвидас Анушаускас уже заявил, что Литва готова поставить в Украину летальное оружие. Это заявление прозвучало на совместной пресс-конференции с новым министром обороны Германии Кристин Ламбрехт – впрочем, Германия и Нидерланды еще не сняли вето на поставку снайперских винтовок, наложенное по инициативе Ангелы Меркель. Есть, однако, надежда на то, что инициатива Литвы не окажется единственной среди стран Балтии и бывшего СЭВ.

Новые заявления об оказании военной помощи Украине, правда, не на самом высоком уровне, пришли также из администрации Байдена. Washington Рost, со ссылкой на представителей администрации, сообщила, что Белый дом изучает вопрос о поддержке партизанской войны в той части Украины, которая подвергнется российской оккупации, включая поставки партизанам ПЗРК, по афганскому сценарию, что, в конечном итоге, привело к уходу из Афганистана советских оккупантов.

Хотя такая перспектива безжалостна к Украине, она должна стать угрозой и для России. Кроме того, перспектива «украинского Афганистана» в непосредственной близости от их границ должна побудить к решительным действиям и колеблющихся союзников США по НАТО.

Основная цель администрации Байдена, – пишет Washington Рost, поставить Россию перед угрозой больших издержек в случае вторжения, но без прямого участия американских войск. Представители Белого дома считают, что угроза прямого военного вмешательства США была бы ошибкой, поскольку Байден не желает рисковать тотальной войной из-за Украины. Тактика серой зоны, на его взгляд, предпочтительнее. Разумеется, помимо поддержки повстанцев на оккупированных территориях остаются в силе и планы санкций, уже обещанных Путину.

Вместе с тем, по словам чиновников, цитируемых Washington Рost, Байден допускает выполнение части требований Путина по возвращению к Минским протоколам 2014-15 годов, «что, вероятно, будет означать квазиавтономию для русскоязычных сепаратистов в восточном Донбассе». По сути, это повлекло бы за собой боснизацию Украины, что выглядит для нас крайне печально. С другой стороны, угроза партизанской войны в сочетании с реальной подготовкой к ней способна удержать Путина от нападения с использованием сухопутных войск. Это, впрочем, не исключает иных форм ведения войны – к примеру, ракетных и воздушных ударов по важным объектам на украинской территории.

Впрочем, Россия пока действует в рамках основного «плана А», продолжая угрожать НАТО и всему миру глобальной войной. Последнее по времени заявление об этом сделал руководитель делегации РФ на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями Константин Гаврилов, которого цитируют РИА Новости. Он заявил, что Россия «даст военный ответ НАТО», если Альянс «продолжит наступать на болевые точки страны».

Общие итоги ситуации подводить рано: до истечения срока ультиматума еще почти месяц, к тому же этот срок может и продлеваться Москвой под разными предлогами. К чему в итоге все придет, не в последнюю очередь зависит и от позиции Украины.

Очевидно, что нам необходимо предпринять максимум усилий на дипломатическом фронте для получения максимального объема военной помощи, а затем озаботиться постановкой полученного на боевое дежурство, а не его складированием. Но информационная война в нашей ситуации также имеет огромное значение. Нам необходимо гораздо энергичнее, чем сегодня, продвигать восприятие в мире Путина как политической реинкарнации Гитлера, а современной России – как нового издания Третьего Рейха.


Сергей Ильченко / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров