среда, 24 февраля 2021 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Фантомные боли России: Зачем Путин разрушил «русский мир» Больше всего к уничтожению доктрины «русского мира» причастен один-единственный человек. Его зовут Владимир Владимирович Путин

На этой неделе пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков позволил себе удариться в философию. Рассказывая о телефонном разговоре между экс-президентом России, а ныне заместителем главы российского Совбеза Дмитрием Медведевым с главой политсовета Украинской партии ОПЗЖ Виктором Медведчуком, во время которого последний, естественно, жаловался на санкции, Песков вдруг заговорил о «русском мире». Который лет десять назад был одной из любимых тем для разговора Владимира Путина.

В частности, Песков заявил, что Украина является «частью русского мира». «Культурные связи, исторические связи, общие корни (Украины и России – ред.) отрицать было бы большой глупостью», – сказал он. Явно намекая при этом, что именно такую «глупость» делают сегодня украинцы. Для тех, кто этого намека не понял, Песков заявил более прямолинейно: в Украине существует «линия на отрицание этой общности». «Но нам это не нравится», – так же откровенно отметил Песков.

При этом отвечая на вопрос о том, что Россия планирует сделать для защиты этого самого «мира» от украинской «линии на отрицание», пресс-секретарь Путина отметил, что Москва собирается действовать с помощью «мягкой силы». Ну а дальше были байки о том, что Россия никогда не пользуется способами, которые противоречат международному праву.

Эти тезисы были сформулированы и изложены таким скучным и официальным голосом, что невольно напомнили о «строительстве коммунизма как общее дело пролетариев всего Советского Союза». У аудитории могло даже возникнуть подозрение, что и сам Песков не очень верит в то, что война с Грузией, аннексия Крыма, война на Донбассе и яростные политические конфликты, которыми со всех сторон окружены Россия вместе с «братской Беларусью» – это и действительно есть результат использования «мягкой силы» во благо «русского мира». Которого, следует отметить, в настоящее время практически не осталось – сколько бы денег не перечислил из российского бюджета Владимир Путин в одноименный фонд, который продолжает получать финансирование несмотря на экономические проблемы России.

Можно по-разному определять происхождение термина «русский мир». Собственно, его идеологи пытаются приплести киевских князей, историки говорят о триаде «православие – самодержавие — народность» графа Уварова, политологи – о синкретической идеологии, разработанной Дугиным в самом начале 90-х годов, религиоведы – о причудливых доктринах «Третьего Рима», выращенных в недрах Московского патриархата.

Но с какой бы точки зрения не взяться за дело, следует признать, что больше всего к уничтожению этой доктрины причастен один-единственный человек. Его зовут Владимир Владимирович Путин.

Потому что хочется нам того или нет, но 20 или даже 15 лет назад доктрина «русского мира» была вполне живой и рабочей. Москва же была центром геополитического притяжения для многих постсоветских республик. Для постсоветских артистов и художников карьера в Москве была синонимом успеха. Россия была финансово привлекательной для провинциальных олигархов, бизнесменов и гастарбайтеров всех мастей.

И только отказ от доктрины мягкой силы, откровенная военная агрессия против Грузии и Украины, нехитрая геополитическая игра с молдавским Приднестровьем, угрожающая риторика и концентрация войск в Калининградской области, которые угрожают западнославянским государствам – все это вместе вылечило соседей России от любых иллюзий относительно «русского мира». При этом политические и военные авантюры ударили не только по политическим преференциям, но и по религиозным, культурным, а также языковым факторам близости к России. Потому что кого из мало-мальски вменяемых украинских политиков, художников или интеллектуалов может привлекать Москва в ее нынешнем виде?

Доктрина «мягкой силы» и военная агрессия – вещи абсолютно несовместимые. А в современной России, которая держится исключительно на штыках вдоль границ, и на дубинках ОМОНа внутри, разговоры о «мягкой геополитической силе» выглядят, прямо говоря, утопично.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров