вторник, 24 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Коронавирус уже в армии: Чему должна научить первая в ВСУ смерть от COVID-19 На четвертой неделе коронавирусного карантина от COVID-19 умер первый представитель Вооруженных сил Украины

Как известно, 11 марта Кабинет министров Украины принял решение о введении карантина и запрете на проведение всех массовых мероприятий. Что же касается армии, то 17 марта, через неделю после введения карантина в стране, Министерство обороны Украины обнародовало рекомендации относительно первоочередных мер по предупреждению и распространению вирусной инфекции, которые получило от Командования Медицинских сил ВСУ. Мы о них писали.

Однако, несмотря на это, по состоянию на 4 апреля среди военнослужащих ВСУ уже было три человека с подтвержденным диагнозом COVID-19, а 7 апреля стало известно, что четвертый инфицированный коронавирусом человек умер.

Как сообщили в пресс-службе Генерального штаба, умершая – сотрудница одной из воинских частей ВСУ из Ивано-Франковской области, которая еще с 20 марта находилась на амбулаторном лечении с диагнозом ОРЗ. 27 марта ее состояние ухудшилось, она была госпитализирована в ЦРБ города Надворная, а 30 марта переведена в реанимационное отделение. Однако спасти женщину не смогли – 6 апреля в 6 утра она умерла. При этом диагноз COVID-19 был подтвержден лишь вечером того же дня.

Чуть больше информации про этот случай прозвучало на ежедневном брифинге в Ивано-Франковской областной государственной администрации.

«Такой случай имел место в Делятине. Это не военнослужащая, а вольнонаемная работница. Сейчас мы проводим консультации с командованием части на предмет соблюдения ими карантинных требований», – сообщила 7 апреля на брифинге заместитель председателя Ивано-Франковской ОГА Мария Савка, отвечая на вопросы журналистов.

Делятин – это поселок городского типа Надворнянского района Ивано-Франковской области с населением немногим больше 8 тысяч человек. Официально в Делятине находится две воинских части: в/ч А1807 (136-й Центр хранения ракет и боеприпасов) и в/ч А3715 (108-й отдельный горно-штурмовой батальон в составе 10-й отдельной горно-штурмовой бригады).

В то же время источники Depo.ua в Надворной сообщают, что выше упомянутая сотрудница ВСУ вообще работала в Надворнянском районном военном комиссариате, что немного отличается от официальной информации, где четко фигурирует воинская часть.

Однако, где именно работала женщина, которая умерла, – пока точно неизвестно. Как и количество людей, с которыми она могла контактировать. Если это действительно военкомат, то он с 11 марта должен был быть закрыт на карантин, тогда как женщина попала на амбулаторное лечение 20 марта.

Если это все же одна из воинских частей, то дела обстоят значительно хуже, ведь их на карантин никто не закрывал по понятным причинам. На примере военных вузов мы показывали – какова ситуация внутри военных режимных объектов.

В других воинских частях она, увы, не лучше. Например, в 301-м зенитно-ракетном полку (г. Никополь), несмотря на карантин, занимаются строевой подготовкой.

В то же время Командование Медицинских сил ВСУ отчитывается, что эпидемиологическая обстановка в Вооруженных силах Украины не является критической и призывает соблюдать правила карантина и личной гигиены.

Вместе с тем, в ТС ВСУ отмечают, что анализ заболеваний среди военнослужащих и гражданского населения свидетельствует о том, что чаще всего инфекция распространяется во время эпизодических встреч. Сколько таких эпизодических встреч имела упомянутая работница ВСУ, надеемся, уже устанавливают компетентные органы.

Учитывая то, что женщина больше двух недель жила с коронавирусом, имея официальный диагноз ОРЗ (острое респираторное заболевание – этот диагноз ставят, когда заболевание могло быть вызвано невирусными факторами, а, например, переохлаждением), а не ОРВИ (острая респираторная вирусная инфекция – этот диагноз ставят, когда подтверждено вирусное происхождение заболевания), то логично будет предположить, что она не была изолирована. Поэтому в группе риска теперь находятся и врачи, и пациенты Городской больницы в Делятине (где она лечилась с 20 по 27 марта), а также Центральной районной больницы города Надворная (лечилась с 27 марта по 6 апреля), с которыми она непосредственно или опосредованно контактировала.

Кроме этого, еще до того, как попасть в больницу, женщина, даже не будучи военнослужащей, могла контактировать с военнослужащими в силу своих должностных обязанностей. Ее должность пока также не разглашается. Хорошо, если она по работе имела минимум контактов с людьми. А если она была, например, делопроизводителем или уборщицей – сколько бумаг, сколько дверных ручек уже заболевшая коронавирусом женщина касалась за день?

Конечно, это только один случай. Первый. Поэтому паниковать не стоит. Однако, сделать выводы, провести соответствующие карантинные мероприятия по месту ситуации – необходимо.

Также, возможно, стоит скорректировать противоэпидемиологические мероприятия в ВСУ с учетом этого опыта. Ведь эпидемия смертельной болезни в Вооруженных силах – это, без преувеличения – угроза национальной безопасности.


Руслан Рудомский / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров