понедельник, 28 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Идеальная пандемия: Как коронавирус помог Китаю в войне за мировое господство Мировая экономика рушится, китайская – уже восстанавливается. Если в итоге окажется, что Китай потерял меньшую долю ВВП, чем мир в целом, это будет означать, что Поднебесная победила в мировой войне, даже не начав ее

Можно предположить, что нынешний «идеальный шторм», когда коллапс экономики из-за эпидемии COVID-19 совпал с обвалом нефтяного и газового рынков, для человечества стал заменой большой войне.

В том смысле, что экономические и политические противоречия в мире настолько усилились, в отношениях между странами и даже континентами уже настолько «искрило», что это было готово вылиться в новую большую войну. Вспомните, сколько раз за пару минувших лет она почти начиналась. США против Ирана, Иран против Саудовской Аравии, США против Китая, Восточно-Китайское море, Россия против своего постсоветского окружения, Европа против нелегальных мигрантов, Африка все против всех, сторонники Греты Тунберг против мировой экономики…

Без войны, но с кучей проблем

Глобальный кризис — одновременно экономический и социальный, — который мы сейчас переживаем, снимает многие из этих противоречий. Обвал мирового производства вернул детство Грете — она снова может идти в школу. Ирану сейчас вообще не до чего, там собственное руководство не успевают хоронить. США вдруг обнаружили, что стали третьими в мире по числу заболевших, а демократы в Конгрессе не пропустили пакет стимулирования экономики США в размере около $2 трлн из-за ситуации с коронавирусом. Демпартия отказались голосовать за новый законопроект, который выделил бы деньги для поддержки американцев и американских предприятий, потому что инициатива исходит от Дональда Трампа.

Теперь все думают, что делать с шестью миллионами безработных, уже обратившихся в США за пособием. «Видимо, ВВП США сократится на 10%, но даже это оптимистический прогноз», — пишет главный экономист ING Джеймс Найтли. А Goldman Sachs ждет обвала ВВП в апреле — июне на 24% в годовом выражении, это несопоставимо даже с рекордным I кварталом 1958 г., когда было минус 10%.

Наконец, глава Федерального резервного банка Сент-Луиса Джордж Буллард пишет: «ВВП США может обвалиться на 50% во II квартале 2020 г., а безработица — вырасти до 30%».

В общем, Америка может «закуклиться» в себе: там всегда в периоды кризисов активизируются изоляционисты, и сегодня их позиции становятся очень сильны.

У других стран дела не лучше. Европа, еще недавно кичившаяся своей постиндустриальностью и шестым технологическим укладом, всего за два месяца потеряла кормившую ее сферу услуг и готовится попрощаться с промышленностью. Латинская Америка и Юго-Восточная Азия вдруг поняли, что США и ЕС у них в ближайшее время ничего покупать не будут — и тоже погрустнели.

Но пока мир продолжает сваливаться в кризисную воронку, Китай из нее уже практически вышел и готов: скупать подешевевшие активы, помогать финансово слабым государствам, увеличивая свое глобальное влияние, использовать все выгоды от снижения цены на нефть/газ, создавать новые союзы и альянсы на своих условиях.

Cам Китай, конечно, пострадал очень сильно. На днях вышла статистика по обвалу китайской экономики: промышленно производство минус 13,5% за два первых месяца, сюда же — падение около 25% инвестиций и оборота торговли. Про ВВП пока говорить сложно, гуляют прогнозы от 15%-го обвала до 30%-го.

Однако в данном случае не важно, насколько упадет экономика Китая. Важно, насколько упадут по итогам года экономики США и Европы. А дальше — простое уравнение. Если экономические потери «первого мира» окажутся больше, чем Китая, это будет означать, что Пекин победил в мировой войне, даже не начав ее. Восстановление мировой экономики пойдет с достаточно низких позиций, но при этом сравнительный стартовый уровень Китая будет выше. Такая вот «фора» в будущей мировой экономической гонке.

Китайское руководство в ситуации кризиса вообще демонстрирует полное отсутствие сентиментальности и крайнюю практичность. Например, в разгар кризиса на своей территории Китай скупил резко подешевевшие акции своих IT-гигантов на западных биржах.

Готовность к покорности

Китай может теперь попытаться победить весь развитый мир не только экономически, но и навязав свою модель общественного устройства, отношений между властью и народом.

Еще в прошлом году мы задавались вопросом, почему в обществе имеют такой успех популисты. Теперь вопрос — почему сейчас, в наши дни, люди в развитых странах так легко соглашаются на режимы чрезвычайной ситуации и элементов полицейского государства. Только ли это страх перед эпидемией коронавируса?

Еще в 2016 г. Роберто Фоа и Яша Монк (из университетов Мельбурна и Гарварда) провели исследование о том, что в Первом мире падает популярность демократии и растет запрос на авторитаризм (пока в мягкой форме — меритократии). Даже в Германии (где, казалось, за 70 лет из немцев выжгли даже мысли об авторитаризме) 22% населения считали, что стране нужна одна сильная партия, выражающая волю народа. Напомним, это 2016 г.

Во Франции 40% населения заявляли, что стране неплохо бы оказаться в руках авторитарного правительства, свободного от демократических ограничений, а 65% французов готовы передать проведение реформ экспертам, которые никуда не избирались. В США 46% говорили, что никогда не верили в демократию или утратили доверие к ней. Более того, число скептиков по поводу демократии растет в США даже среди молодежи.

В 2019 г. Фоа и Монк сделали новое исследование на эту тему. Скептицизм в отношении демократии только усилился: в целом с 48 до 58% — причем это наблюдение было основано на выборке из 77 демократических стран. За одним исключением: были страны, где доверие к демократии росло, но это — малые страны, такие как Швейцария, Люксембург или Исландия.

Причин всему этому — множество. Это и прекратившийся рост доходов у 80% населения Первого мира, и огромная проблема с мигрантами, и сворачивание социалки и т. п. И вот тут как раз Китай предлагает свою — альтернативную — модель общественного и государственного устройства. Которая особо демократии как раз и не предусматривает.

Точнее, еще не предлагает, но уже готов предложить. Достаточно посмотреть, что получил Китай за три последних месяца, пока боролся с эпидемией. Во-первых, эффективно подготовился к войне нового поколения — биологической. Провели учения и показали миру мастер-класс и малоэффективность такой войны против Китая. Далее: провели перепись населения. Быстро и эффективно. Ужесточили цифровую диктатуру: контроль соцсетей и всех коммуникаций. Создали систему быстрого вычисления всех соцсвязей нужного индивидуума: кто с ним контактирует, где был, с кем общался.

Отработано создание массовых тепловизорных систем с автоматическим вычислением заданных аномалий. Произведен апгрейд алгоритмов работы видеокамер с распознаванием лиц ввиду ношения людьми масок, сейчас походка человека также учитывается в распознавании личности. Отработана система электронного концлагеря.

Выявили всех нелегалов и многих выдворили из страны. В мягком режиме выставили многих иностранцев: они и сами стремились эвакуироваться. Остальные были идентифицированы и взяты под контроль.

Отработали механизм массового и резкого блокирования всей страны. Показали всему миру, на что способен Китай: посадить на полный карантин 1,5 млрд человек, надеть на всех маски — это мощно. Попутно всю страну приучили следить за гигиеной.

Показали всему миру, насколько он зависим от Китая. Заморозили производственные цепочки по всему миру, спровоцировав мировой кризис. Заодно прекратились протесты в Гонконге, и влияние китайского правительства там выросло.

Очень хотелось бы, чтобы сейчас, в условиях эпидемии и после нее, на руинах мировой экономики, люди не соблазнились китайской политической и экономической моделью. А такая угроза существует.


Денис Лавникевич / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров