четверг, 24 сентября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Развенчания «Призрака»: Когда в «ЛНР» сбросят памятник Мозговому Похоже, «глава ЛНР» получил от Лубянки отмашку на старт стремительной дегероизации Мозгового. И тут как раз подоспел соответствующий «судебный» процесс о нем как о банальном убийце и мародере

Всю уходящую неделю многих любителей «русского мира» буквально рвало на части в соцсетях от приступа «зрады». Дело в том, что «суд ЛНР» дал 14 лет тюрьмы не абы кому, а боевику Костину по кличке «Батя». Этот персонаж — один из создателей на Луганщине в 2014 году бандформирования «Призрак», которым, как известно, до своей ликвидации в мае 2015-го верховодил чуть ли самый известный луганский «полевой командир» и «герой Новороссии» Мозговой. Кстати, в честь последнего вот уже почти четыре года столбычит в оккупированном Алчевске бронзовый памятник возле тамошнего центрального ДК металлургов, и больше такой чести в ОРЛО даже приблизительно никто не удостоен.

Впрочем, с тюрьмой для Костина и его выбитыми «на подвале» зубами еще полбеды, наиболее знаковым стало то, за что, собственно, «Батю» так жестко прищучили. Как ни странно, но обвинение «прокуратуры ЛНР» касалось не вымышленных «зверств правосеков» или каких-то прочих «укроДРГ», а одного реального преступления, совершенного родными «ополченцами» из «Призрака» под личным руководством Мозгового и «Бати» в начале мая 2014 года в уже захваченных к тому времени районах Луганщины. Тогда предприниматель из Антрацита Олег Бурыхин пытался вывезти свою семью в Россию к родственникам, но «призраки» перегородили КамАЗом дорогу и по приказу своих главарей открыли огонь на поражение. В итоге сам Бурыхин и его жена Ирина погибли на месте, а их 10-тилетняя дочь Лиза, получив тяжелое ранение в голову, чудом выжила.

Причиной же таких действий, как исходит из «приговора суда ЛНР», был элементарный бандитизм: «После того, как личный состав отъехал на КамАЗе, Костин А. В. по предварительному сговору с Мозговым А. Б., действуя умышленно, противоправно руководствуясь корыстным мотивом, похитили из автомобиля, на котором передвигался Бурыхин О. А., денежные средства, принадлежащие потерпевшему, в сумме не менее 300 тыс. грн, что является особо крупным размером». То есть если бы «всенародный герой» Мозговой был до сих пор живой, ему впаяли бы столько же, как и подельнику Костину или, возможно, даже больше — так сказать, «за организацию преступления». А так «прокуратура ЛНР» лишь указала, что «в отношении Мозгового А. Б. отказано в возбуждении уголовного дела в связи со смертью».

Старт дегероизации Мозгового

Нельзя сказать, что нынешний главарь российской оккупационной администрации в Луганске Пасечник, являющийся прямым ставленником российской ФСБ, когда-либо неровно дышал к Мозговому. Более того, он в свою бытность при предшественнике Плотницком «главой МГБ ЛНР» даже считался куратором ликвидации целой плеяды зарвавшихся «полевых командиров» типа Беднова, Дремова и того же Мозгового. Однако алчевский памятник последнему до сих пор стоит, как ни в чем не бывало, а в школах «республики» ему продолжают петь дифирамбы аки «народному герою дяде Леше».

Теперь же Пасечник, видимо, сумел получить от Лубянки окончательную отмашку на старт стремительной дегероизации Мозгового, и тут как раз подоспел соответствующий «судебный» процесс о нем как о банальном убийце и мародере. Ну а финишем данного развенчания культа «Призрака» вполне может стать торжественный демонтаж в оккупированном Алчевске бронзового Мозгового, тем более что установлен он был в мае 2016-го самовольно и без «разрешения властей ЛНР». О чем изначально заикнулся было тогдашний главарь оккупационной администрации в ОРЛО Плотницкий, но побоялся лишний раз злить особо «ватную» местную публику. Зато Пасечник этот «мозговой» порог, судя по всему, уже преодолел.

Правда, остается несколько нюансов. Во-первых, процесс дегероизации коснется не только и не столько одного Мозгового, это фактически отразится на всех без исключения боевиках первой волны. Ведь среди них очень трудно найти такого, у кого руки хотя бы не по локоть в крови, тем более что страшный случай с семьей Бурыхиных был отнюдь не исключением, а, скорее, типичным правилом поведения во время «русской весны»-2014. Ну и, во-вторых, НЗФ «Призрак» до сих пор существует, и боевики этой «бригады» — даже на «передке», о чем, среди прочего, свидетельствовали данные о 200-х и 300-х после ответки ВСУ 18 февраля на попытку 2-го армейского корпуса ВС РФ прорвать линию фронта в районе Золотого. Так что окончательная деморализация нынешних «призраков», которые и так выступают «пушечным мясом», явно не за горами.

ФСБ-рабовладение по-донецки

Тем временем в оккупированных районах Донетчины на минувшей неделе под эгидой той же Лубянки стартовал процесс иного характера. А именно: на местных крупных предприятиях, отжатых де-юре южноосетинской, а де-факто близкой к отдельным генералам ФСБ корпорацией «Внешторгсервис», рабочим дали на подпись «положение о коммерческой тайне и конфиденциальных данных». В частности, каждому подписанту такого «документа» теперь запрещается разглашать данные о полученной зарплате или существующим по ней задолженностям даже членам семьи.

Также запрет касается разглашения информации, связанной с обеспечением безопасности завода и его сотрудников. «Как я понимаю, если вас заставляют работать в аварийных условиях, то вы не имеете право вообще об этом рассказывать. Если вас, не дай Бог, травмируют или еще что-то — вы не имеете права рассказывать? Что за бред они тут придумали. Все, что касается моей личной безопасности — это моя личная безопасность, почему я не могу об этом говорить?», — возмутился в комментарии «Донецким новостям» один из рабочих расположенного в оккупированной Макеевке Ясиновского коксохимзавода.

А его коллега вообще подвел черту под нынешним положением дел в ОРДЛО: «Подписывая этот документ, ты становишься рабом. А ты и так раб. А теперь тебя делают бессловесным рабом. Ничего не сказать, ты должен молчать. Такое впечатление, что людям не просто рот затыкают, а делают бессловесной скотиной».


Олег Полищук / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров