среда, 25 ноября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Газовый «Тризуб»: Станет ли Украина гигантом в энергетике К оптимистичным программам наращивания газодобычи в Украине есть по крайней мере два вопроса

НАК «Нафтогаз Украины» представила стратегию «Тризуб». Патриотически названная программа предусматривает наращивание добычи газа в Украине в ближайшие 10 лет. Предусмотрено увеличение объемов по трем ключевым направлениям – сверхглубокое бурение (на Шебелинском месторождении), добыча газа из плотных пород (Святогорское месторождение), а также добыча на шельфе Черного моря (печально известный участок «Дельфин», где конкурс в свое время выиграла компания Trident Black Sea Ильи Пономарева, а затем результаты конкурса фактически аннулировали).

По большому счету, представленная программа является прямой наследницей успешно провалившейся программы с «технократическим» названием «20/20» – правительственной концепции 2016 года, когда «Укргаздобыча» приняла план увеличения собственной добычи до 20 млрд кубометров до конца 2020 года.

Единственная существенная разница – тогда планировали увеличить добычу на существующих месторождениях (не совсем понятно, каким образом, скорее всего – просто с помощью новых скважин на разведанных полях), а теперь ставка сделана на инновационные технологии. Опыта использования которых у украинских компаний на сегодня нет.

Наученный горьким опытом, руководитель интегрированного газового бизнеса «Нафтогаза» Андрей Фаворов, который сейчас исполняет обязанности руководителя «Укргаздобычи», не стал утруждать публику конкретными цифрами относительно газа, который компания планирует добывать благодаря реализации «Тризуба». Или, например, хотя бы ориентировочной себестоимости добытого газа, что позволило бы хоть в первом приближении оценить и реалистичность, и целесообразность реализации программы.

Злые языки вообще намекают на то, что вся история с «Тризубом» имеет довольно мало общего с добычей газа. И в реальности связана скорее с сохранением Фаворова в своем кресле, чем с каким-то манипуляциями со спрятанными в украинских недрах углеводородами.

Поскольку после «инспекционной поездки» премьера Гончарука на объекты «Укргаздобычи», которая состоялась 13 февраля, в воздухе явно запахло кадровыми перестановками.

И фактический глава «Укргаздобыча» Фаворов, который может похвастать разве что значительным падением добычи после потраченных «на развитие собственной добычи $3 млрд, а также конфликтом с исполнительным директором «Нафтогаза» Юрием Витренко, у которого сейчас «медовый месяц» с действующей властью, является первым кандидатом «на выход». Очевидно, уловив этот тренд, он все-таки решил побороться за свое будущее. Как, кстати, и глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, который в последние месяцы стал удивительно тщательно прислушиваться к пожеланиям действующей власти, брать «на поруки» убыточные ТЭЦ и вообще вести себя с гораздо меньшей степенью независимости и самоуважения, чем это было во времена премьерства Гройсмана.

При том, что характерно, ни в одном из трех предложенных направлений газодобычи – и у «Укргаздобычи», и у остальных украинских компаний собственного опыта практически нет. То есть технологии добычи придется «откатывать» с нуля – что, обычно, даже для именитых транснациональных корпораций является делом крайне убыточным.

Вишенкой на торте в этой ситуации также является, например, тот факт, что участок «Дельфин» находится в считанных километрах от зон, незаконно контролируемых Россией (которая на самом деле захватила месторождения «Одесское» и «Безымянное»). Ту зону патрулируют российские военные. То есть месторождение находится в не слишком комфортной зоне с точки зрения безопасности.

Кроме того, на заметную часть «Дельфина» (около 40% месторождений) претендует сам «Нафтогаз». То есть юридический статус этого месторождения является также спорным. Что практически автоматически исключает приход на него крупных западных корпораций. Наконец, ситуацию исчерпывающе характеризует тот факт, что перед началом предыдущего конкурса на разработку «Дельфина» единая компания со значительным опытом работ на море, «дочь» азербайджанской государственной энергокомпании Socar Caspian Drilling International, свою заявку на участие в тендере отозвала.

И сейчас, когда, например, норвежские компании консервируют свои шельфовые проекты – до момента роста цены на газ, представить себе рентабельность разведки «Дельфина» (который в предыдущий раз исследовали в 60-70 годах прошлого века), бурения пробных скважин, развертывания платформ и т.д. выходит как-то крайне сложно.

Наконец, складывается впечатление, что никто ничего добывать и не собирается. А все движение вокруг программ добычи – это кабинетные игры людей, которые хотят сохранить свои должности.

А что касается реальных источников диверсификации поставок газа в Украину – то, например, строительство терминала для приема сжиженного газа, или же трубопроводные проекты для получения газа из имеющихся терминалов, могут быть решением не таким эффектным, зато дешевле и практичнее, чем принятие очередной «стратегии» на 10 (20, 30) лет. Отвечать за результаты провала которой уже придется кому-то другому. Тем более, что обещанные США инвестиции в «газовую безопасность Восточной Европы», скорее всего, будут выделяться именно на удобные для США терминалы, а не на утопические проекты украинских чиновников, которые начинают их без единой цифры в руках.


Тарас Паньо / Depo.ua
Поделитесь.





Новости партнеров