суббота, 24 октября 2020 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Странное партнерство: Зачем Макрон ставит подножку Украине на пути в ЕС Во Франции предложили вычленить из программы «Восточное партнерство» евроинтеграционные перспективы для Украины и еще пяти стран

В марте Европейская комиссия должна представить доклад о будущем инициативы «Восточное партнерство», утвержденной Евросоюзом на заседании в Праге почти 11 лет назад. Программа направлена на углубление сотрудничества с шестью постсоветскими странами: Украиной, Азербайджаном, Арменией, Беларусью, Грузией, Молдовой. «Восточное партнерство» стоит на четырех китах: демократизация системы управления; экономическая интеграция в ЕС, включая создание зон свободной торговли; энергобезопасность, а также визовая либерализация и борьба с незаконной миграцией. Для Украины, в частности, в контексте евроинтеграционных устремлений «Восточное партнерство» было одним из элементов этой самой интеграции в ЕС. Что, собственно, и предусмотрено в программе: «Восточное партнерство» — соглашение с ЕС об ассоциации (как один из ключевых пунктов) — интеграция в социально-экономическое и политическое пространство блока.

С течением времени отношение к «Восточному пространству» со стороны стран-участниц постепенно менялось — в сторону мнения, что пора бы уже двигаться дальше. Как выразился украинский посол в Польше Андрей Дещица «на полях» форума «Европа-Украина» в Ряшеве, Украина переросла данную инициативу. Резон в словах Дещицы на самом деле есть: ассоциация с ЕС — галочка; безвизовый режим — галочка; ЗСТ — галочка. Все условные технические пункты выполнены. Есть вопрос к базовым, безусловно. Прежде всего к совершенствованию системы управления. Определенные успехи есть и в этом направлении. Впрочем, как и пока непреодолимые трудности.

С другой стороны, нельзя сказать, что все действующие страны — члены ЕС идеальны во всех отношениях — избавились от коррупции, чрезмерного бюрократизма и т. д. Потому Еврокомиссия — после соответствующих серьезных консультаций — вполне могла бы представить новую концепцию «Восточного партнерства». Пусть это будет ВП 2.0 или нечто новое. Пусть попыткой отсрочить евроинтеграцию, но все же с признаками некоего прогресса.

Так не пойдет

Только вот на пути этой вероятности оказалась Франция, которую, между прочим, Группа государств против коррупции Совета Европы (GRECO) в своем докладе за 9 января призвала усерднее бороться с коррупцией в правоохранительных органах и исполнительной власти. И которую из года в год сотрясают массовые акции протеста против той или иной правительственной инициативы.

Несмотря на воз и малую тележку внутренних проблем, Париж, как выяснили журналисты «Радио Свобода», изучив два документа к ЕК, стремится пересмотреть «Восточное пространство». Причем пересмотр, если Брюссель даст добро, будет не на руку Украине и остальным пяти странам-участницам.

В поданном в октябре прошлого года документе Франция, в частности, отвергает евроинтеграционную составляющую ВП, которое якобы базируется сугубо на экономическом и политическом сотрудничестве, укреплении партнеров в сфере верховенства, борьбы с коррупцией (см. доклад GRECO) и модернизации экономики. И давайте, мол, не будем давать ложную надежду участникам программы: «Наш дух ответственности должен коллективно защищать нас от стимулирования иллюзий или двусмысленностей среди наших партнеров относительно цели партнерства». Благородно.

Январский документ же, по сути, предлагает дополнить программу — актуализировать ее борьбой с изменением климата в рамках «Зеленого соглашения» ЕС. И мало того, в Париже хотели бы 50% европейской помощи Украине, Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии, Молдове направлять именно в «зеленый сектор». Правда, как рассказал «Радио Свобода» европейский дипломат, сумма будет невелика. А вот требования к участникам ВП, думается, — очень даже серьезными и требующими уймы времени и внутренних ресурсов.

По стопам Ширака и Саркози

Ничего сенсационного в предложениях Парижа нет, если немного оглянуться назад — на 2004 г. и 2009 г., когда в Евросоюзе активно обсуждалось расширение блока. Предшественники Эмманюэля Макрона — покойный ныне Жак Ширак и ожидающий суда за коррупцию Николя Саркози — не испытывали энтузиазма относительно «Восточного партнерства», ратуя за расширение в Средиземноморском регионе Европы. Немудрено, что вместе с Варшавой и Швецией программу «подхватила» Германия.

Через некоторое время Берлин осознал необходимость нового переформатирования содружества, только в некотором роде в обратном направлении. Правительство Ангелы Меркель оказалось в числе архитекторов «двухскоростной Европы» — условного разделения блока на клуб «випов» и «проблемных». Аргументация простая: не все страны-члены, в особенности новички, поспевают за условным западноевропейским локомотивом, а потому должны подождать на остановке следующего состава, который будет идти медленнее и с определенными процедурными ограничениями в рамках блока, дабы было время провести необходимые реформы, «подогнать» экономику и социальную сферу под общеевропейский норматив.

В принципе сама по себе концепция разумна. Но к такому разделению, конечно, есть вопросы. И первый: кому посчастливится оказаться в числе победителей, а кому — лузеров. Запишут ли в первый лагерь, например, Польшу или страны Балтии, демонстрирующие больше успехов в экономике, нежели Италия или Испания?

Конкретных ответов пока нет. Есть движение в этом направлении, запущенное в первую очередь Берлином, но также нашедшее поддержку у ряда бывших еврочиновников и опять-таки Саркози. По мере того как политическая звезда Меркель клонится к закату, в статусе адепта «двухскоростной Европы» закрепился уже Макрон. Расширению политического влияния которого на Евросоюз способствует и уже практически завершенный процесс развода Великобритании с ЕС.

Обнародованные журналистами предложения французской стороны относительно «Восточного партнерства» в полной мере соответствуют как проекту Меркель-Макрона, так и личным амбициям лидера Пятой республики, который упорно пытается перекрыть внутренние проблемы достижениями на внешней арене и утвердиться в роли главного политического лидера Евросоюза.

Своими же идеями о ВП Париж фактически идет на жесткую конфронтацию с Швецией и Польшей, чьи (уже экс-) министры иностранных дел Радослав Сикорский и Карл Бильдт разрабатывали и продвигали данную инициативу. Варшава и без того, мягко говоря, недовольна концепцией «двухсторонней Европы», а потому сколачивает союз с соседями и другими недовольными политикой Берлина-Парижа. Еще один удар по единству ЕС — и Варшава сотоварищи вполне может заняться строительством «союза фрондеров», тем более что Вышеградская группа вполне может стать ему основой. С одной стороны, это вписывается в планы Меркель и Макрона, с другой — предполагается все же, что образуется лагерь аутсайдеров, а не монолитное надгосударственное образование, не испытывающее любви к Брюсселю, Берлину и Парижу.

Угодить России

Не будет лишним отметить, что попытка Франции разбалансировать программу «Восточное партнерство» играет на руку России. И к тому же соответствует избранному Макроном прагматичному курсу на возобновление диалога и экономического сотрудничества с Россией. Не так давно, 15 января, французский президент в комментарии RFI и «Новой газете» вновь заявил, что отношения с Москвой нужно улучшать. Да, есть агрессия РФ в отношении Украины, но, со слов Макрона, Кремль за это уже наказали и нет смысла дожидаться окончания конфликта: «Но если ждать решения всех замороженных конфликтов, чтобы (начать) двигаться вперед, то можно ждать долго».

Это движение, как видим, подразумевает и палки в колеса евроинтеграции шести стран, которые весьма волнуют российское руководство. В Москве изначально «Восточное партнерство» воспринимали и воспринимают инициативу как прямую угрозу ее интересам в регионе. А Макрон демонстрирует явное стремление не злить Москву. Предлагаемое Парижем изменение ВП де-факто нивелирует значение ассоциаций с ЕС. Вопрос в том, как скоро во Франции заговорят о пересмотре самого формата таких ассоциаций.

Кроме того, Макрон подыгрывает России и в вопросах поставок энергоресурсов, поскольку «Восточное партнерство» в принципе должно способствовать консолидации как стран-поставщиков, так и стран-транзитеров ресурсов из РФ. А это в перспективе — новые конкуренты на рынке газа и нефти, ослабление такого инструмента влияния РФ на Европу, как экспорт энергоресурсов.


Владислав Гирман / Деловая столица
Поделитесь.





Новости партнеров